X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
15 декабря 2018
14 декабря 2018

На руинах центра: окрестности улицы Ленина

133статьи

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

Фото: Иван Козлов

На улице за последнюю пару дней сильно похолодало, поэтому журналист Козлов наотрез отказался ехать в отдалённые районы и вообще отходить от редакции больше, чем на несколько кварталов. Видимо, как и в прошлом году, нас ждёт «зимняя» серия прогулок, и в ближайшие месяцы они будут посвящены городскому центру. И вот первая из них.

Наша сегодняшняя цель — два квартала между Петропавловской, Ленина, сквером Оперного театра и ЦУМом. Совершенно не важно, где именно начинать эту прогулку — у меня вот она началась во дворе дома на Компросе, 22, с такого вот интригующего трафарета. Видимо, это отсылка к рабочей демонстрации на площади Хеймаркет в Чикаго, случившейся в 1886 году, во время которой полицейские застрелили несколько десятков митингующих. Интересно, кто в Перми делает такие политически грамотные надписи.

Фото: Иван Козлов

Одно из самых интересных зданий на этом маршруте — доходный дом Кувшинского на перекрёстке Петропавловской и Газеты Звезда. Дом был построен во второй половине ХIХ века по проекту архитектора Турчевича. В 1897 году его купил Владимир Кувшинский — почетный дворянин, управляющий машиностроительного и литейного завода, член Пермского научно-промышленного музея, Пермского общества велосипедистов и общества спасения на водах, издатель газеты «Пермский край» и вообще, судя по всему, любопытная личность. После революции дом отобрали у его владельцев и сделали там общежитие Рабфака, а сегодня он принадлежит пермской Медакадемии. И выглядит при этом вот так:

Фото: Иван Козлов

Хотя «выглядит» — это сильно сказано, конечно. Непонятно, когда его собираются реставрировать и сколько он ещё так простоит. Но некоторое представление о настоящем внешнем виде дома можно получить и сейчас — для этого достаточно зайти во двор.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

В глубине квартала, за домом, ещё интереснее (и печальнее). Это постройка, про которую мне ничего не удалось узнать — на картах она обозначена как «хозяйственный корпус». При этом видно, что руина явно историческая и построенная, возможно, примерно в то же время, что и дом Кувшинского. Сейчас в ней живут бездомные.

Фото: Иван Козлов

А вообще-то вся территория ПГМУ (она занимает половину квартала от Петропавловской до Ленина) довольно интересна. Хотя посторонних тут не очень любят. Увидев меня, представитель службы безопасности напрягся, потому что я фотографировал один из старых корпусов.

Фото: Иван Козлов

Вот он, этот корпус. Тоже, кстати, выглядит очень достойно (если сделать скидку на ветхость), но архитектурным памятником не является (а жаль).

Фото: Иван Козлов

Мне об этом как раз представитель службы безопасности сообщил — на редкость интеллигентный человек оказался. Он же посоветовал фотографировать главный корпус ПГМА: во-первых, это архитектурный памятник (Александровская мужская гимназия, построенная в 1851 году), а во-вторых, за его состояние не так неловко, как за корпус с предыдущей фотографии. Тут я согласен:

Фото: Иван Козлов

А ещё в этом здании в своё время учился писатель Михаил Осоргин, и в честь него установлена одна из мемориальных досок:

Фото: Иван Козлов

Это часть фасада, которая выходит на улицу Сибирскую. Если пройти дальше по направлению к Ленина, то сначала встретится Департамент земельных отношений. Можно попробовать заглянуть в холл, если охранник пустит: там на стене есть крутая мозаика с красноармейцем. А ещё дальше будет арка, ведущая в Музей пермских древностей.

Фото: Иван Козлов

В этом дворе есть ещё одна арка — никогда раньше туда не заглядывал, потому что был уверен, что во внутренний дворик городской администрации просто так не пускают. Оказалось, пускают. И там есть вот такие олдскульные таблички:

Фото: Иван Козлов

И нарисованный кем-то двуглавый орёл:

Фото: Иван Козлов

В общем, такой вот двор (зачем им столько кондиционеров, боже мой)

Фото: Иван Козлов

А вот красноречивая картинка о том, каким замечательным дополнением к исторической архитектуре могут послужить сайдинг-панели. Особенно смешно, что эта защита от посторонних глаз абсолютно не функциональна, раз во внутренний двор может без проблем зайти кто угодно. Я, например.

Фото: Иван Козлов

Вот, собственно, местная администрация (изначально — Казённая палата, построенная по проекту архитектора Свиязева в 1820 году):

Фото: Иван Козлов

Только сейчас обратил внимание, что пермский герб на администрации исполнен из металла, с довольно смешным медведем-терминатором. Я в своё время собирал в одном материале все подобные металлические штуки, но про эту не знал. Хоть она и маленькая, но всё-таки.

Фото: Иван Козлов

Дальше по Ленина — сплошной ряд исторических особняков. Вот тут на переднем плане усадьба купчихи Киселёвой, а третий слева — доходный дом Каменского. Но фасады этих домов большинство пермяков и так видит регулярно, поэтому гораздо интереснее заглянуть в арки и внутренние дворы.

Фото: Иван Козлов

Романтика подворотен вот:

Фото: Иван Козлов

Внутри этих дворов есть ещё арки, переходы и много исторических хозяйственных построек с характерными элементами. Смотрите, например, какая дверь (это за домом Каменского):

Фото: Иван Козлов

Плохо только, что многие из них разрушаются или вообще руинированы, как вот тут:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

В общем, тут реально чувствуется мощь кирпичной архитектуры позапрошлого века. На ночь эти арки закрываются, а вот в течение светового дня сюда вполне можно попасть.

Фото: Иван Козлов

Ещё одна арка ведёт с улицы Ленина во двор института культуры. С этой стороны здание «Кулька» выглядит гораздо фактурнее, чем с фасада.

Фото: Иван Козлов

В этом полукруглом пристрое находится институтская столовая. Она работает до трёх (после трёх закрывается и она, и вход во двор). Я попал сюда в третьем часу и зашёл внутрь погреться. Классная столовая, кисель 8 рублей, компот 10, остальные цены тоже не высокие. Но самое трогательное — это стоящие на столах карточки с мыслями великих людей, написанными от руки. На каждом столе карточки разные и мысли тоже разные. Вот тут — изречение Бальзака о том, что искусство должно дарить что-то новое и чувственное.

Фото: Иван Козлов

В общем, я думаю, это самое культурное место во всём институте культуры.

Фото: Иван Козлов

В том же дворе, чуть дальше столовой, расположена автостоянка. Вот как выглядит с фасада та постройка, часть которой мы видели в самом начале за домом Кувшинского. Здесь ещё отчётливее видно, что это старое и благородное здание. Впрочем, при таком отношении оно скоро тоже превратится в руины.

Фото: Иван Козлов

А вот «дежурная» фотография Института культуры (изначально это Духовное училище, построенное в 1885 году по проекту архитектора Карвовского). Со двора всё же интереснее, да?

Фото: Иван Козлов

На этом же перекрёстке стоит Спанч Боб, которого когда-то делал Саша Жунёв, а затем, в память о нём — Алексей Илькаев. Оригинального жунёвского Спанч Боба всё время закрашивали, а мемориальный ничего, держится пока.

Фото: Иван Козлов

Дальше по улице — огромный пустырь с автостоянкой и вот этой перекладиной, которая отсылает к ещё одной недавней акции Илькаева. Вам ведь тоже всегда казалось, что это на самом деле виселица?

Фото: Иван Козлов

Рядом с пустырём — аляповатое здание ресторана «Живаго», закрывшегося в начале прошлого года. Ресторан закрылся, а здание осталось, и нам придётся с этим жить.

Фото: Иван Козлов

Зато с его крыльца открывается неплохой вид на улицу Ленина:

Фото: Иван Козлов

Неподалёку, на Компросе 24, когда-то было ещё одно культовое, а ныне закрывшееся заведение — круглосуточный бар «Максим», один из самых старых пермских баров, в котором до последнего можно было курить, а отзывы на него в интернете варьировались от восторженных до уничижительных или недоумённых (№ 1 в моём личном топе этих отзывов: «название шота „говно на траве“ ошеломляет»). Потом на месте «Максима» открылся Классный Колбасный, потом магазин конфет, а сейчас помещение пустует.

Фото: Иван Козлов

Мне нравится вывеска, оставшаяся от конфетного магазина. Очень уж красиво получилось: «Из Перми с любовью», а внутри ничего.