X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Елена Хорошева
154статьи

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

«***, что творится». Репортаж из посёлка на севере Пермского края, который переживает сильнейший в истории паводок

Более 100 придомовых территорий на севере Прикамья оказались в воде. Подтоплены дома, улицы и дороги. Жители самого отдаленного поселка Гайнского округа говорят, что такого сильного паводка не было никогда. Елена Хорошева съездила в Усть-Чёрную и своими глазами увидела, как наступает стихия и как с её последствиями справляются местные власти... Плохо справляются.

— Около часа ночи вода стала заходить к нам. Муж кричит: «Смотри, сланцы твои поплыли!» Вышла во двор — улица уже в воде. Ну, что делать? Перелезли через забор, выбрались на сушу. Ночь провели в машине, — рассказывает Нина Галиулина. Как и у других женщин, собравшихся на «пятачке» на улице Советская в поселке Усть-Чёрная, в её глазах стоят слёзы.

Нина Галиулина в розовой куртке Фото: Елена Хорошева

К нашим ногам, как в фильмах ужасов, бесшумно подкрадывается тёмно-коричневая вода, захватывая всё и больше и больше суши. Там, где глубоко, она кажется чёрной. В Гайнском округе, северном районе Прикамья, почти все речки такие. Эта зовется Весляной. И растёт она прямо на глазах.

— У вас тут в местной школе организовали пункт временного пребывания. Вам, может, туда стоит пойти? Ночевать в машине — не дело, — советую Нине Галиулиной.

— Не знаю. Нам об этом ничего неизвестно.

— Bы ведь, наверное, голодные? Там вас должны накормить горячим обедом, — продолжаю я.

— Так мы уже с мужем сходили в магазин за хлебом, хлеб поели.

— Нина, сходите в школу, поешьте, — настаивает соседка, в прошлом возглавлявшая администрацию Усть-Черновского сельского поселения [сегодня она упразднена] Галина Волкотруб.

Дом Галины Волкотруб затопило первым. Он самый крайний на улице Советская, ближе других стоит к реке. По словам Галины Ивановны, прибывать вода начала вечером 7 мая. Уже вечером 8 мая её огород стоял в воде. А в ночь на 9 мая Весляна зашла в её дом. Галина Волкотруб до последнего не хотела уходить из дома. Но в четыре часа утра воды, говорит, в доме стало столько же, сколько в Весляне. Она позвонила зятю Руслану, и он на лодке её эвакуировал.

Галина Волкотруб Фото: Елена Хорошева
Фото: Елена Хорошева

— Ни МЧС, ни главы округа [Елизаветы Шалгинских], ни её замов в посёлке не было [нет никого из них на «пятачке» и в момент нашего разговора утром 9 мая, по словам местных жителей, глава приедет к ним только вечером]. А ведь, наверное, местным властям ещё вчера нужно было организовать дежурство! Было же известно, что паводок будет сильный, учёные же предупреждали, — не понимает позицию администрации Гайнского округа Галина Волкотруб.

7 мая Галина Волкотруб заходила к специалисту окружной администрации посоветоваться по поводу соседского забора и тогда узнала, что в Усть-Чёрной при школе организован пункт временного содержания, поэтому ночью и обратилась туда. Нина Галиулина в администрацию не ходила, поэтому ничего не знает.

— Мне на ФАПе (фельдшерско-акушерский пункт) измеряли температуру, после чего разместили в кабинете начальных классов. Сказали, что тут определены спальные места для женщин. Пообещали накормить горячим обедом. Я попросила попить воды. У них бутилированной воды не оказалось. Написала главе, она мне ответила: «С праздником вас! С Днём Победы! Вода будет», — Галина Ивановна показывает переписку.

— Телевизор не вывозите, просто поднимите его наверх. Не будем уже его по воде туда-сюда таскать, — обращается она уже к зятю, который помогает вывозить ей из дома ценные вещи.

Руслан кивает головой и тащит надувную лодку к воде. Я напрашиваюсь с ним. К окнам стоящих в воде домов, мимо которых мы проплываем, сиротливо прижимается рассада помидоров. По воде плывут чурки, доски, куски забора. Всплыл и чей-то старенький автомобиль.

Фото: Елена Хорошева
Фото: Елена Хорошева

— Этот дом точно упадёт. Смотри, как его повело, — показывает Руслан на накренившееся деревянное строение, стоящее по окна в воде.

— Колодец у неё [у Галины Волкотруб] вырвало. Вон плавает, — комментирует Руслан происходящее в тёщином огороде.

Ближе к руслу Весляна становится шумной и быстрой. Лодку то и дело относит в сторону. Руслан борется со стихией веслами. Побеждает.

Кроме Руслана, вещи из подтопленных домов на надувной лодке вывозит ещё один мужчина. Им руководит молодая женщина.

— Нас не затопило. Мы с мужем родственникам помогаем. Их затопило. Заодно вывезли Бурмистрову [пожилую соседку Галины Волкотруб]. Её дом тоже оказался в воде... Так жалко людей.

— Что ж делать-то? Выносить мебель или до вечера подождём? Может, спадет, — в надежде кричит Ирина Воронина.

Она стоит возле калитки своего подтопленного дома. Его стены украшают вырезанные из дерева цветы и другие фигурки. Возле дома стоят искусственные пальмы. Всё это сейчас оказалось в воде.

Фото: Елена Хорошева

— Синоптики говорят, что вода будет расти ещё сегодня и завтра, — кричу ей в ответ.

— Это что же, и спать мы сегодня дома не сможем? Хотя что ж это я? Конечно, не сможем. Вода ведь уже в доме! Всё уже на чурки подняли. Неужели не спадёт? С 1976-года в Усть-Чёрной живу. Никогда такого не было, — рассказывает она.

Фото: Елена Хорошева

Галина Волкотруб возвращается в школу. У калитки её встречает высокая, полная женщина со спущенной до шеи медицинской маской.

— Кто вам разрешал покидать ПВР (пункт временного пребывания)? Нельзя! Теперь вам заново нужно проходить через ФАП. Идите в ФАП, меряйте температуру и только после этого возвращайтесь, — командным тоном отчеканивает она. — А вы кто такая? — теперь она обращается ко мне. — вам нельзя тут ходить.

Фото: Елена Хорошева

Представившись, я уточняю, почему мне не нельзя тут ходить, а также спрашиваю, как зовут её. Своё имя она не называет.

— Я исполняющая обязанности директора школы. А вы нарушаете режим самоизоляции. И сейчас сюда приедет участковый, и вы с ним будете разговаривать, — продолжает стальным голосом разговаривать она, прищуривая наполненные недовольством глаза.

Не проходит и минуты, как из-за поворота появляется полицейский уазик. Из него выходит сотрудник и требует мои документы. Я прошу его в ответ. Мы показываем друг другу наши удостоверения, а я ещё и выписанный редакцией пропуск, после чего он оборачивается к исполняющей обязанности директора школы и говорит, что у меня с документами всё в порядке. Тогда она при мне же достает телефон, звонит кому-то и уже неуверенным голосом говорит: «Её нельзя наказать. Документы в порядке. Что мне делать?»

Фото: Елена Хорошева

— Вот оно, деревенское бескультурье в его полной красе, — ухмыляется Галина Волкотруб. — Вместо того, чтобы людям помогать эвакуироваться, они вон что творят... В школе ведь у них тоже так-то ничего не готово. Вот и устроили перед тобой цирк. Повара даже не знают, на сколько человек еды готовить.

— Потому что это поварам знать не обязательно, Галина Ивановна. Забота поваров — готовкой заниматься, — снова стальным голосом говорит и.о. директора школы.

Время близится к двум часам. Мы идем в ФАП. Он оказывается закрытым. Мимо на велосипеде едет девушка.

— Света, съезди до [фельдшера] Байдиной. Скажи, что Волкотруб её ждет. Меня не пускают в школу — надо температуру мерять. Спасибо, Света.

«И что, я каждый день буду вот так туда-сюда бегать? Что за правила вы установили?» — выговаривает кому-то по телефону подошедшая фельдшер. Она измеряет Галине Ивановне температуру, после чего та возвращается в школу, забирает свои вещи и уходит в затопленный дом.

— Страшно, холодно, но что делать-то? — глаза Галины Волкотруб снова наполняются слезами.

Фото: Елена Хорошева
Фото: Елена Хорошева

Воды между тем становится ещё больше. Жители собираются на мосту через Весляну и обсуждают, что такого паводка в Усть-Чёрной никогда ещё не было. Был, говорят, сильный в 1979 году, но не настолько.

— Так что же, мне съезжать в школу-то или нет? — интересуется у приятельниц пожилая женщина.

— Галина Ивановна сбежала оттуда. Говорят, зайдешь в школу, а выйти уже нельзя будет, — отвечают ей.

— Как это нельзя? Что же это мы там ничком должны будем лежать? Но ведь кто-то за домом должен присматривать. Просто так дом-то нельзя бросить!

— ***, что творится, — слышится уже из другой компании — компании мужчин. Они качают головами, осматривая разлившуюся по посёлку Весляну.

Фото: Елена Хорошева
Фото: Елена Хорошева

Кроме Усть-Чёрной, в воде в Гайнском округе, по данным ЕДСС на вечер 9 мая, оказываются Серебрянка (подтоплены 36 придомовых территорий и 15 жилых домов), Верхняя Старица (подтоплены 3 придомовых территории), Оныл (подтоплены 12 придомовых территорий), Кебраты (подтоплены 34 придомовые территории), Сергеевский (подтоплены 8 придомовых территорий). В Усть-Чёрной, сообщает ведомство, подтоплены 27 придомовых территорий и 10 домов. Также размыты дороги к поселкам Сейва, Керос и Жемчужный. Кроме Весляны, из берегов вышли Кама, Лолог и небольшие лесные речки со смешными названиями — Тодья, Лукшерка, Вес, Поваренка, Копанец, Северный Мый и другие.

***

На ночь с 9 на 10 мая Галина Волкотруб решила не оставаться в школе и провела дома. Говорит, вода поднималась всё время и к утру была выше метра. Прекратила прибывать только днём, тогда же на лодке к ней приплыла глава округа с сотрудниками МЧС. Интересовались, почему покинула пункт временного пребывания. Сообщили, что с сегодняшнего дня во всём Гайнском районе введён режим чрезвычайной ситуации.

***

Читайте также: В Кудымкаре спрямили реку, чтобы справиться с половодьем, но сделали только хуже.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь