X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
19 ноября 2017
17 ноября 2017
16 ноября 2017

2015 год. Эпопея с музеем «Пермь-36»

5статей

Взгляд на самые значимые события 2015 года

Фото: Константин Долгановский

2015 год для АНО «Пермь-36» начался с того, что Общественная коллегия по жалобам на прессу признала, что журналисты телеканала НТВ, которые сделали сюжет об АНО, нарушили основополагающие принципы журналистики — принцип беспристрастности и принцип правды.

Программа была показана в июне 2014 года. Журналисты телеканала обвиняли музей «Пермь-36» и его сотрудников в переписывании истории и прославлении бандеровцев и фашистов, называли пермский Музей политических репрессий «пятой колонной».

Вскоре после этого —26 января — за урегулирование конфликта вокруг музея взялся сам заместитель главы администрации губернатора Пермского края Кирилл Маркевич. Однако его усилия (или демонстрация усилий) были напрасными. Уже в начале марта Пермская некоммерческая организация «Музей политических репрессий» объявила о ликвидации. Сотрудники учреждения объяснили свой поступок невозможностью продолжать уставную деятельность, так как комплекс музея краевые власти передали год назад в госучреждение с одноимённым названием. При этом договориться с руководством региона у общественников не получилось. Ранее решить проблему АНО пытались общественники и близкие к администрации президента люди. Например, председатель совета развития гражданского общества и правам человека при президенте РФ Михаил Федотов, бывший уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, президент Фонда защиты гласности, председатель правления АНО «Пермь-36» Алексей Симонов, а также уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина.

Новоиспечённый директор Мемориального комплекса политических репрессий Наталья Семакова уверенно заявила, что закрытие АНО «Пермь-36» не повлечёт никаких серьёзных последствий.

На следующий день, как прозвучало заявление Семаковой, портал «Медуза» со ссылкой на члена правления международного общества «Мемориал» Александра Калиха сообщил, что после полного перехода под контроль государства музей начнёт рассказывать не о политзаключённых, а о работниках ГУЛАГа. Первая после реорганизации выставка в музее «Пермь-36» будет посвящена средствам охраны и техническим способам содержания заключённых. Посетителям расскажут о том, какие технологии применялись, чтобы «оградить великий народ от „пятой колонны“ и разных нацистов с Украины».

С ностальгией о прошлом музея и с возмущением по поводу его настоящего на своей странице в соцсети высказалась депутат Заксобрания Пермского края Елена Гилязова:

Только признание ошибки — залог того, что она не будет повторяться. Сегодня (5 марта), в день смерти Сталина, коммунисты с соответствующими лозунгами собрались у здания ЗС, Музей политических репрессий превращается в музей, посвящённый нелёгкому труду вохровцев... Значит ли это, что мы как край не хотим проститься со своей лагерной специализацией? Значит ли это, что вместо проекта «Пермь — культурная столица» у нас проект «Пермь — лагерная столица»?

Несмотря ни на что, 13 марта уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина отметила, что снова появились перспективы в урегулировании ситуации с Музеем истории политических репрессий, а 17 марта в АНО «Пермь-36», находящуюся в процессе самоликвидации, поступили официальные уведомления о проведении новых проверок. Прокуратура Мотовилихинского района начала проверку соблюдения законодательства «в сфере сохранности архивных фондов бывших репрессивных органов музейного комплекса АНО „Пермь-36“». Ещё одну проверку в АНО «Пермь-36» собиралось провести Управление Министерства юстиции РФ по Пермскому краю. Предмет проверки — нарушение п. 7 ст. 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях», в котором речь идёт об организациях, выполняющих функции «иностранного агента».

19 марта Татьяна Марголина вновь выразила уверенность в том, что музей политических репрессий «Пермь-36» будет работать в полном объёме. По её словам, музей обязательно будет воссоздан, поскольку на федеральном уровне ведётся последовательная политика по увековечиванию памяти жертв политических репрессий.

Заседание совета по развитию музея «Пермь-36», запланированное на 20 марта, было отменено. На совете собирались принять участие уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин и председатель совета по развитию гражданского общества при президенте РФ Михаил Федотов. Кроме того, был отменён визит в музей «Пермь-36» полномочного представителя президента в ПФО Михаила Бабича, который в это время находился в Перми.

27 марта в Москве, Санкт-Петербурге, Ставрополе и Новосибирске прошли одиночные пикеты в поддержку Музея политических репрессий «Пермь-36».

4 апреля новое руководство ГАУК «Мемориальный комплекс политических репрессий» отказало группе немецких и пермских волонтёров в проведении традиционной бесплатной экскурсии на территории «Пермь-36». Через четыре дня замдиректора ГАУК Ирина Дурнева отказала директору Татьяне Курсиной в допуске к архиву, заявив, что утром в Кучино побывал майор Пивоваров из ОЭБиПК Чусовского отдела полиции. Он якобы опечатал дверь комнаты и запретил доступ к документам. Затем Дурнева показала Татьяне Курсиной повестку без печати, по которой ей требовалось в тот же день явиться к майору.

21 апреля Минюст вручило руководству некоммерческой организации «Пермь-36» акт внеплановой проверки на наличие признаков иностранного агента. Руководителей АНО планируется привлечь к административной ответственности, так как они не включили себя в реестр самостоятельно и не предоставили бухгалтерские документы (которые, надо сказать, арестовала полиция).

В середине мая ГАУК «Мемориальный комплекс политических репрессий» потребовало с АНО «Пермь-36» 1,5 млн рублей за несвоевременный возврат имущества.

26 июня краевое управление Минюста сообщило о привлечении руководителя АНО «Пермь-36» Татьяны Курсиной к штрафу в две тысячи рублей, а саму организацию — к административной ответственности. Татьяне Курсиной вменялось, что во время внеплановой проверки Минюстом она не смогла представить все запрашиваемые документы. В руководстве АНО объяснили это тем, что не было доступа к архиву, общественников не допускали к нему под различными предлогами.

22 июля некоммерческую организацию «Пермь-36» оштрафовали на 300 тыс., а директора Татьяну Курсину — на 100 тыс. рублей. Организация отказалась добровольно вступить в реестр «иностранных агентов».

24 августа арбитражный суд Пермского края отказал Мемориальному комплексу политических репрессий в выплате 1,5 млн рублей штрафа от АНО «Пермь-36».

В начале сентября опубликован протокол рабочего совещания с участием Анатолия Маховикова, Кирилла Маркевича, Татьяны Марголиной и Татьяны Курсиной. Стороны договорились: 1) обсудить с Виктором Шмыровым условия его участия в проекте; 2) подготовить предложение о возможной кандидатуре директора-администратора; 3) предоставить АНО возможность компенсировать долг перед краевым минкультом имуществом музея; а также 4) принять за основу концепцию развития музея, которую для совета подготовят представители АНО «Пермь-36».

***