X

Новости

Вчера
2 дня назад
12 июня 2019
11 июня 2019
Фото: Тимур Абасов

Вероятность или очевидность «пермской школы» в современном искусстве?

12 февраля в Музее советского наива открылась совместная с петербургской галереей ЛЮДА выставка «Вероятность». Накануне её открытия обозреватель и фотокорреспондент «Звезды» наблюдали за процессом создания экспозиционного пространства. А о том, как родился этот проект, рассказал им один из кураторов выставки — художник Пётр Белый.

«Вас нет в списке — только художники», — сообщает охранник при входе в здание, но пропускает. Мы поднимаемся на шестой этаж, входим в музей и знакомимся с главными героями «Вероятности».

В списке художников, участвующих в выставке, четверо: Сергей Денисов, Дмитрий Жуков, Ася Маракулина и Илья Гришаев. Все они родились в Перми, но жизнь каждого так или иначе связана с Санкт-Петербургом. И сама выставка, по замыслу её кураторов Петра Белого и Елизаветы Матвеевой, «двухсерийная»: с 12 февраля до 14 марта она работает в Перми, а с 27 марта откроется в Санкт-Петербурге — в частной галерее ЛЮДА.

В Музее наива полным ходом идёт монтаж новой выставки. В одном из экспозиционных помещений на полу лежат лайтбоксы со скрученными мотками проводов. В другом — настраивают проекционное оборудование для инсталляции.

В соседнем павильоне на полу вдоль стены развёрнут длинный бумажный «свиток» с парой росчерков тушью. Рисунок словно только что выполнен искусным каллиграфом. Рядом — композиция из дерева, оно посажено в эмалированный таз с грунтом.

Фото: Тимур Абасов

Ветви дерева украшает гнездо из кусков разнокалиберных и разноцветных электропроводов. Автор арт-объекта Дмитрий Жуков шутит, что это опустевшее гнездо электронной птицы.

Фото: Тимур Абасов

Дмитрий Жуков:

— Мне приятно делать выставку в этой компании. С Сергеем Денисовым я знаком уже 30 лет. В юности мы вместе учились, вместе ездили в экспедиции в Архангельск и Вологду, где изучали орнаменты кружев и фольклор. Между наивным искусством и народным много сходства. Народное искусство анонимно по автору. А для меня зритель в определённой мере аноним. Я не надеюсь быть понятым каждым, кто придёт сюда. Мне хочется на этой выставке создать такую среду, которая была бы созвучна моему нынешнему восприятию себя, Перми, нашего времени. Хочется создать некую «машину», которая будет переносить зрителей в область нестандартных состояний сознания, напомнит о пермских древностях и людях, которых называли чудью. А что можно от такого народа ожидать? Каких-нибудь чудес...

Напротив входа в музей на стремянке стоит молодой человек в наушниках, прямо на наших глазах он рисует углем на огромной белой стене. Это Илья Гришаев. Среди его работ немало граффити, и за созданием одного из его произведений нам довелось понаблюдать.

Фото: Тимур Абасов

В музее сильно пахнет краской. Или лаком? «Какой прекрасный запах!» — слышится за спиной. К нам подходит куратор выставки, художник, создатель петербургской галереи ЛЮДА Пётр Белый. И мы просим его рассказать о рождении проекта «Вероятность».

Фото: Александр Хомутов

Пётр Белый:

— В названии «Вероятность» есть вопрос, о котором я давно размышляю: существует ли Пермская школа в современном искусстве? Кроме своих персональных выставок, я делаю довольно много кураторских проектов. С работами Денисова, Жукова, Гришаева и Маракулиной я познакомился на каких-то вернисажах и отметил некую общность между ними. Позже выяснилось, что все они родом из Перми. И тогда я подумал, что было бы интересно «репатриировать» художников в родной им город для проверки моей идеи. А идея в том, чтобы уловить Пермскую школу в современном искусстве. Работам всех участников этой выставки свойственна лиричность, прозрачность, переливчатость, серебристость. Некое родство между ними налицо. Сейчас я это вижу. Причём взаимодействие у них и смысловое, и межпоколенческое. Потому что художники относятся к двум разным поколениям, но объединены общей линией. Совместно с Музеем советского наива мы решили обозначить в рамках проекта «Вероятность» эту «пермскую линию». И вы как зритель, и я как куратор... Мы попытаемся увидеть в их работах общие черты, выявить феномен современной Пермской школы художников. Так что это аналитический проект.

Изначально любое течение в искусстве — это некая условная договорённость. Часто художественное течение возникает не только из общности пластической, но и географической. Если мы вспомним импрессионистов, то целостность этих художников в искусстве сегодня очевидна. Но во Франции конца XIX века мало кто мог отчётливо её распознать. Или, скажем, направление арте повера (привет тем, кто следит за этим текстом, — прим. ред.). В искусстве Италии оно зарождалось постепенно: поначалу его «зёрна» можно было различить лишь в работах отдельных художников. Лишь спустя какое-то время арте повера стало набирать силу, начало развиваться, получили формулировку его главные признаки.

То же самое происходит и сейчас. Поскольку за моей спиной много кураторских проектов, у меня есть некий «нюх», или интуиция. Как хотите! То, что увидят посетители выставки, — неброские, но последовательные и вдумчивые работы. Это не традиционная пейзажная живопись. Художники используют новейшие медиа, лайтбоксы и другие технологии. Мне кажется, медийные различия сегодня по большому счёту стёрты. Что это — рисунок, живопись, инсталляция? — неважно. Как правило, большинство современных художников свободно общаются с разными медиа, используя их по мере необходимости в своих работах. Одновременно нужно заметить, что все участники выставки рисуют, что характерно. Они сумели сберечь в себе традиционные умения. И в этом проекте авторы имеют право и географически, и пластически считаться Пермской художественной школой.

Фото: Тимур Абасов

— Каждое пространство имеет свой формат: высота потолков, размеры стен, освещение. Для современного искусства важно быть site-specific, то есть быть сделанным специально для этого места, быть встроенным в пространство. Это уникальная история. Когда выставка переедет в Петербург, она будет звучать иначе. Можно сказать, что это будет вторая серия того же кино с теми же героями.