X

Новости

Вчера
2 дня назад
11 октября 2019
10 октября 2019
09 октября 2019
Фото: Pexels

Как я откосил от армии: истории пермяков

С 1 апреля по 15 июля 2,3 тысячи молодых людей из Пермского края призовут на военную службу. Для некоторых из них это время — настоящая борьба за возможность не отдавать долг Родине. Мы поговорили с несколькими пермяками, которые уже откосили от армии, о том, как им удалось это сделать и почему они не хотят служить.

Михаил, 25 лет

В школе я занимался в военно-спортивном объединении и показывал неплохие результаты. Тогда к службе я относился положительно, даже не возникало мысли не идти в армию. Потом поступил в вуз, часть друзей уже успели отслужить. Вернувшись, все они говорили, что это пустая трата времени. В 2016 году я получил диплом, начал своё дело, у меня появилась любимая девушка, и желание служить окончательно пропало. Стал думать о путях отхода и вспомнил, что у меня есть спортивная травма — межпозвоночная грыжа. Проблем от неё никаких не было, поэтому под статью о негодности при всём моем желании я не попадал. Стал думать дальше, сходил к знакомому неврологу. Она меня поддержала в том, что в армии делать нечего, и подсказала, каких симптомов не хватает, чтобы откосить. Так как неврологические заболевания сложно диагностировать по каким-то внешним признакам, симулирование определённых симптомов — постоянная боль, защемления, ухудшение при физических нагрузках при наличии грыжи на снимке может сработать.

Для подстраховки я обращался в Комитет солдатских матерей, меня там проконсультировали и сказали, что «ни в какую армию мы тебя не пустим». Также мой коллега, бывший военный, имел связи в врачебной коллегии, и готов был помочь в решении моей проблемы в случае, если я не справлюсь самостоятельно. Я был в военкомате 4-5 раз. Сначала мне сказали, что, если руки и ноги не отнимаются, значит, я годен. Я написал заявление на имя комиссара Пермского районного военкомата о том, что оспариваю решение комиссии и требую дополнительное обследование. Как показала практика, главное — напористость. Я начал собирать дополнительные справки, делал снимки в движении. Пока проходил обследования и ждал приёма у нейрохирурга и травматолога, кончалось время призыва. На весь процесс я потратил ровно год, но уверен, что он был намного плодотворнее, чем год, который я бы провёл в армии. Военный билет категории «В» пополнил коллекцию бесполезных бумажек. Я с самого начала готов был идти до конца, для меня это было дело принципа — доказать, что если я чего-то не хочу — этого не будет. Девушка всячески поддерживала и была на моей стороне. Родители сначала были настроены скептически ко всем моим махинациям, но потом вошли в положение и порадовались получению военного билета вместе со мной.

Юрий, 24 года

В апреле 2017 года я уже знал, что меня исключат. Год назад я закончил военную кафедру в институте, и, если бы сдал сессию, меня бы не призвали. И второе образование не слетело бы. Но всё пошло так, что меня отчислили. Я долго ходил и ломался, смотрел видео Камикадзе Ди, а он постоянно рекламировал компанию, которая помогает призывникам законно откосить от армии. Я подумал, что надо попробовать. В армию я идти не хотел, даже не рассматривал такой вариант. Думал, может заграницу уехать, или скрываться от военкомата, или дать кому-нибудь взятку. Я подписал договор с этой компанией. Я тогда зарабатывал около 20 тысяч в месяц и взял рассрочку. Компания продаёт пакеты юридических и медицинских услуг, мой стоил 39 тысяч. Мне надо было заплатить три раза по 13 тысяч. На следующий день после подписания договора мне «ВКонтакте» написали врач и менеджер. Врач отправила мне анкету, я её заполнил, написал обо всём, что у меня когда-либо болело. Призыв начинался 1 мая, я стал вяло ходить на обследования.

Я не торопился, думал, что всё схвачено, у меня кривая спина — значит, потянет. Каждую неделю мне звонил менеджер, спрашивал, как у меня дела, связывал меня с врачом и юристом. Они мне рассказали, что в военкомате есть планы по заболеваниям. То есть, если у тебя есть какая-то болезнь, а они уже выполнили план по этой болезни, надо искать другое заболевание. Мне сразу сказали, что надо косить по гипертонии, потому что у меня нет никаких заболеваний. Меня научили симулировать высокое давление. Я пришёл к кардиологу в частную клинику, мне назначили суточное мониторирование. В тот день я не спал, пил кофе с кока-колой, энергетики и коньяк. Единственное, чего я не пробовал — это пить таблетки для повышения давления. Побоялся. Прибор измеряет давление каждые 15 минут. В этот момент надо напрячь булки, задержать дыхание и вдавить ногами в пол. Тогда прибор покажет высокое давление. Врач в клинике просекла, что я симулировал, но ей было всё равно. Она написала, что у меня гипертония второй степени, но в военкомате на медкомиссии сказали, что это фигня и надо ложиться в стационар. Слава богу, там не было свободных мест, и я просто ездил туда по утрам. Надо было наблюдаться 7-10 дней, а не спать всё это время было тяжело. Диагноз мне не подтвердили, хоть и написали, что давление высокое.

Также я делал гастроскопию, ФГС, УЗИ щитовидной железы, желудка, печени, почек, мочевого пузыря. Всего на анализы потратил ещё около 20 тысяч. УЗИ мочевого пузыря показало, что у меня кальцинаты в простате, мне сразу же посоветовали сделать УЗИ простаты. Это не очень приятная процедура, но я готов был это пережить, чтобы не пойти в армию. Всё подтвердилось, у меня действительно были кальцинаты в простате и простатит, а это непризывное заболевание. Ещё я успел сходить к хирургу, который сказал, что у меня варикоз. Это тоже непризывное заболевание. В военкомате я прошёл 2-3 медкомиссии. Всё было обычно, куча людей. Я старался выгибать спину — типа посмотрите, какой я горбатый. На всё жаловался, но врачам было похер. Я сказал, что у меня варикоз, гипертония, простатит и кальцинаты в простате. В военкомате меня послали к сосудистому хирургу. Врач из компании посоветовала мне перед приёмом нацепить резинку, которая будет сдавливать ногу весь день, чтобы показать, что у меня отёк стопы. Я так и сделал, а резинку снял перед входом в кабинет. Врач сказал, что мне надо делать операцию. И, пока я её не сделаю, меня в армию никто не призовёт. Всё, гуляй, Вася.

В последний день призыва я принёс все эти справки. Никаких призывников уже не было. Там был председатель медкомиссии и пара врачей. Они, естественно, сопротивлялись. Все поголовно мне начали рассказывать, что их мужья и сыновья и не с таким служили, и ничего страшного. Юрист мне написал бумагу, мол, у меня такие заболевания, прошу поставить категорию «В» — годен в запасе. Я им говорю, включите тогда эту бумагу в дело и напишите, что вы не согласны. Председатель медкомиссии наотрез отказалась это делать. Я стал настаивать на том, чтобы она вызвала военного комиссара. Она говорила, что он болеет и не может подойти к телефону. У меня так адреналин поднялся, я бегаю по кабинетам, пытаюсь что-то доказать, думаю, сейчас меня отправят, уже всё — через два дня в армию. Для меня это было как конец света. Спорю с ними, я даже заставил её открыть постановление, в котором написаны непризывные заболевания, и мы их нашли в законе. Она просто берёт, закрывает эту книжку и говорит «ну и что!» Начала мне угрожать, что вызовет полицию и меня привлекут как уклониста. Я стал записывать всё на телефон в кармане. И, когда она уже достаточно наговорила, я ей говорю, что всё записал. Она офигела, начала возмущаться и куда-то убежала.

Её не было минут 20. Врачихи сидели и молчали. Потом она вернулась и сказала, что я неправильно её понял и никто полицию вызывать не собирался. Сказала, что всегда на стороне призывников. Они меня ещё в какой-то стационар по простате хотели послать. Я расслабился и осел на стуле, мне стало настолько легко. Она открыла моё дело и сказала, что сейчас призыв уже кончился, мол приходи на следующий. В итоге я пришёл в октябре снова проходить медкомиссию. Председатель медкомиссии взяла моё дело и вместе пошла со мной по всем врачам. Подходит к окулисту, кладёт на стол моё дело и говорит — это «вэшечка». И так со всеми. Меня отправили домой и сказали, что моя статья пойдёт на согласование в областной комиссариат на Докучаева. Прошло ещё пара месяцев, и мне пришёл военник. В итоге статья по варикозу. Он у меня действительно есть и с тех пор стал чуть-чуть побольше. Сейчас вспоминаю об этом с весельем, но когда я был там, мне было очень страшно.

Алексей, 27 лет

Это был 2011 год, мне было 19. Я уже был на призывном пункте, где проходят врачей. Они там просто смотрят, есть ли в твоей карте какие-нибудь хронические заболевания. То есть в этот момент уже поздно жаловаться. Я прошёл всех врачей, всё было хорошо. Говорили «будешь служить». Последним был психиатр. Я особо ни на что уже не надеялся и действовал по наитию. У него были специфические наводящие вопросы, и я отвечал на них нестандартно. Врач был очень серьёзный и не понимал сарказм. Он спросил, были ли у меня сумасшедшие родственники. Я говорю: не знаю, не проверял. Задумался. Он дальше спрашивает: что вы думаете о самоубийстве? Я ему ответил, что не пробовал, не знаю. И тут он говорит «идите-ка напишите тест». Там уже всё уже совсем очевидно было, я понял, как надо отвечать и противоречил всем заданиям. Например, там было задание нарисовать слона в прямоугольнике — я нарисовал как у Пикассо. После этого меня отправили на обследование на Банную гору.

Я три недели лежал в стационаре и периодически проходил какие-нибудь тесты, общался с психологом, и ещё мне обследовали мозг. В моей палате было ещё три призывника, а остальные лечились. Все пациенты были на препаратах, у некоторых был бред и галлюцинации, но буйных среди них не было. Большую часть времени я читал и спал. Делать было особо нечего, на улице лето, жара. Каждый день часа на 2-3 нас отпускали погулять. Не понимаю, зачем надо было лежать там три недели, если за всё это время у меня было не больше пяти обследований. Мне кажется, они просто берут измором — выдержишь ты это или нет. Врачи мне ничего не говорили, и свой диагноз я узнал через несколько месяцев, когда надо было нести справку в военкомат. Там было написано, что у меня «расстройство личности „Б“ умеренно выраженное с неустойчивой компенсацией». Я был очень доволен, потому что уже готов был год заниматься какой-то непонятной ерундой, а тут раз — и меня на свободу отпустили. Я получил военный билет, а расстройство личности мне жить никак не мешает, по крайней мере, я этого не чувствую. Когда я ходил получать справку от психиатра, там просто написали, что я не стою на учёте. О расстройстве личности знают только в военкомате. Я так понял, что при этом отклонении лечение не нужно.

Иван, 26 лет

Всё началось после окончания университета и при первом поступлении в магистратуру, это было в 2015 году. Тогда я начал работать в «Прогнозе», но из-за финансовых трудностей в семье решил, что побуду в магистратуре один семестр и заберу документы. Когда поступал в магистратуру, в очередной раз пришёл в военкомат, прошёл медкомиссию и получил отсрочку. Сказали, что давление высокое и надо бы показаться врачу. Мой отец в своё время тоже откосил от армии по давлению. Я решил, что и мне надо попробовать. Родственники особо не знали об этом, а те, кто знал — поддерживали. У всех было одно мнение — год терять никто не хочет. За год можно много всего сделать. При этом важно откосить от армии до поступления в вуз. Ведь если служить сразу после школы, потом не захочется учиться, а захочется работать. А работать будет негде, потому что высшего образования нет. С тех пор, как меня впервые отправили на обследование по давлению, я не переживал, что откосить не получится. Тогда это позволял сделать мой вес — 112 килограмм, и тот факт, что я никак не лечил свою гипертонию. У меня был «план б» — откосить по плоскостопию. Но я его отмёл, потому что слышал, что теперь и с плоскостопием берут.

Из военкомата меня отправили на обследование в девятую медсанчасть. Там на меня надели монитор, который замеряет давление, и сказали ходить с ним сутки, а утром снова идти в больницу. В тот день я курил кальян, пил алкоголь и кофе как не в себя. Естественно, приборы зафиксировали высокое давление, мне назначили лечение. Через полгода я должен был вновь прийти в «девятку» и снова надеть монитор. К лечению я даже не приступал. Через полгода меня положили в дневной стационар и дали освобождение от работы. Режим был примерно такой: к 8 утра приходил в больницу, меня проверяли и спрашивали, как дела. После четырёх таких дней на меня снова надели монитор. Это была пятница, и мы с друзьями, дабы закрепить или даже улучшить предыдущий результат, решили поднять моё давление. Сильно что-то выдумывать не пришлось — «марка» обеспечила нам весёлые приключения на всю ночь. Когда врачи смотрели диаграмму, очень удивились, что в три часа ночи мое давление скакнуло до 180. Таким образом в эпикризе мне однозначно написали «гипертензия». Через полгода у меня на руках был военный билет. Я сбросил вес до 96, каждый день принимаю таблетки от давления. Так что оно сейчас в норме.

***

Читайте также: почему пермских призывников не пускают на альтернативную службу.

Материал Ивана Козлова о том, почему молодые люди выбирают АГС и как проходит их служба.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь