X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
17 апреля 2019
Фото: Кадр из фильма «Я худею»

Одиссей из нашего двора. Почти голливудская история артиста Михаила Орлова

Вся страна узнала его по второстепенной роли в хитовой комедии «Я худею». Колоритнейшая фактура позволяет ему играть в сериалах и фильмах простых мужичков — алкашей, бомжей, таксистов. Но до этого в театре он играл самых непростых персонажей в истории литературы, вроде Гамлета и Одиссея. Почти оставив пермские подмостки, актёр Михаил Орлов теперь покоряет большое кино и в Перми бывает урывками. В один из его приездов нам удалось встретиться и поговорить о работе в кино и театре. Но в итоге разговор получился о случайностях и трудностях в жизни артиста, и о том, как Михаилу Орлову с ними помогали справляться работа, семья и велосипед.

Право на show must go on

Разговаривали мы декабрьским вечером в кафе возле Театра-Театра, перед спектаклем «Географ глобус пропил», где Орлов играет одного из бичей, встретившихся школьникам на сплаве. Эта роль — одна из немногих, что остались за артистом в Перми. Беседу я, естественно, начинаю с вопросов о том, как он попал в кино. На них актёр отвечает просто и лаконично, слегка усмехаясь над тем, что получилось это во многом случайно.

Своим дебютом в кино Михаил Орлов называет художественно-документальный фильм Варвары Кальпиди «В поисках Заратуштры» 2005 года, но путь на большие экраны он, как и несколько пермских актёров до него, начал благодаря «Реальным пацанам».

Сначала был эпизод в первом сезоне. Спустя несколько лет и сезонов он снова появился в «Реальных пацанах» в роли постоянного второстепенного героя — бомжа. Очень колоритного, надо заметить, бомжа. После «Реальных пацанов» Орлов стал появляться в других сериалах, которые снимала для ТНТ студия Good Story Media, основанная бывшими членами команды КВН «Парма». Сначала были мало замеченные многосерийные «Бедные люди», снятые режиссёром «Пацанов» Жанной Кадниковой. По её приглашению в одной из серий пермский артист сыграл очень неожиданную роль сбежавшего из дурдома, страдающего амнезией психопата-убийцы по кличке Призрак.

Затем были эпизоды в сериале «Ольга» (роль: «бугор» могильщиков) и недавно закончившейся «Улице» (роль: таксист). Но, как ни странно, судьбоносными для Михаила Орлова стали пробы в сериал, которые он не прошёл. Призрак из «Бедных людей» запомнился кастинг-директору сериала «Физрук», и она попросила Орлова записать самопробы на одну из ролей. Самопробы — это когда артист записывает видео с какой-то сценкой, фрагментом текста и отсылает режиссёру или кастинг-директору. Но с «Физруком» ничего не вышло. Зато благодаря именно самопробе Михаил Орлов и получил роль в фильме «Я худею». Эта комедия о похудении и принятии себя девушки Ани, сыгранной Александрой Бортич, вышла в прокат 8 марта 2018 года и стала кассовым хитом, заработав более 650 миллионов рублей, превысив свой бюджет в восемь раз.

Михаил Орлов в фильме «Я худею» Фото: Кадр из фильма

«Как мне рассказывал режиссёр „Я худею“ Лёша Нужный, — говорит о попадании в кассовую комедию сам Орлов, — он просматривал видео и увидел вот эту пробу, которую я отсылал на „Физрука“. Он сказал — вот его мне привезите. И меня привезли».

Привезли пермского артиста для роли сельского комбайнёра-самогонщика Семёна, который ухаживает за мамой Ани. И как всегда у Орлова получился очень колоритный герой из народа — добрый, обаятельный и с очень необычными увлечениями. Во-первых, Семён отлично выжигает на досках, а во-вторых, этот сельский комбайнёр обожает группу Queen. Поэтому в качестве подарка преподносит своей даме сердца кухонную доску с выжженным портретом Фреди Меркьюри. Возможно, роль комбайнёра была бы ещё ярче, но «звёздную» сцену, где Орлов по-простому, по-деревенски поёт Show must go on пришлось вырезать из-за авторских прав. Ведь даже за такую перепевку этой песни пришлось бы выложить миллион рублей.

Кадр из фильма «Я худею»

В официальном «Инстаграме» фильма подробно описана история попадания пермского артиста в «Я худею». Пробы Орлова для «Физрука» увидел сценарист сериала и со-автор сценария «Я худею» Константин Майер, он и показал их режиссёру Алексею Нужному. Артисту отправили отрывок из сценария фильма, он снова записал самопробы и отправил обратно.

«На маленькой провинциальной кухне сидел обычный мужик из глубинки и рубил свою простую правду: „Если не гнать, то на что жить“? — пишут об этой пробе сами создатели фильма. — Мы сразу вызвали Михаила в Москву, привезли его на Мосфильм и просто влюбились в его простоту, деликатность, неуверенность, растерянность. В роли деревенского добряка он был гораздо точнее, чем все московские артисты, которых мы пробовали».

В конце этого поста авторы выразили уверенность, что после «Я худею» дела у Орлова пойдут в гору, и для следующего фильма специально для него купят права на Smack My Bitch Up. И сейчас Михаил Орлов действительно снова снимается у Алексея Нужного, правда не в фильме, а в сериале «Толя-робот». Орлов там снова играет «простого мужичка» дядю Пашу. Это сосед главного героя Толи (его играет Александр Паль) — инвалида с ампутированными руками и ногами, который оказывается более сильным, жизнелюбивым и оптимистичным, чем окружающие его люди. О своём новом персонаже пермский артист не сильно распространялся, сказав лишь, что у этого героя будет сюжетная линия, связанная с семьёй.

Вообще с людьми, работавшими над «Я худею» у Михаила Орлова сложились тёплые отношения. Он даже снялся в вайне «Помочь?» (осторожно, в видео присутствует ненормативная лексика) у артиста и блогера Евгения Кулика, сыгравшего в «Я худею» главную мужскую роль.

Ещё благодаря «Я худею» Орлов снялся в клипе Димы Билана и певицы Polina «Пьяная любовь». Его туда позвала знакомая по работе над фильмом. Причём до съёмок артисту не сказали, чей это будет клип. Это снова была эпизодическая роль «мужичка», на этот раз баяниста на свадьбе. В клипе он произносит, а вернее, кричит всего одно слово: «Рысь!», улепётывая от привезённого братьями Запашными тигра.

Тому, что в кино приходиться играть в основном «обычных мужичков», артист не удивляется и даже запросто, полушутя говорит, что это может быть из-за того, что он отпустил бороду. А вообще он сам не стесняется никаких ролей, ведь, по его словам, в них тоже можно найти что сыграть, потому что «бичики ведь тоже люди». А вот с разницей между съёмками в кино и игрой на сцене театра Михаилу Орлову пришлось справляться, потому что театральный опыт был сильнее:

«Поначалу мне постоянно говорили, чтобы я театр немножко „прибирал“, — рассказывает артист. — В театре надо быть ярче и эмоциональнее, а в кино оказывается, что ты чуть-чуть эмоцию дашь, у тебя глаза выпучились, и тебе говорят: „Не пучь глаза!“ Конечно, первое время мучился, был недоволен, что вроде как можно было сыграть так или так. Но потихоньку начал включаться, понимать, в чём разница. А разница в распределении внимания. Актёрская работа — это 85 % правильного распределения своего внимания».

Впрочем, в Москве пермский артист играет не только в кино. Известный театральный режиссёр Марат Гацалов который ставил в Театре-Театре спектакль «Пьяные», где Михаил Орлов играет одну из ролей, позвал его в свой новый спектакль «Утопия» в Театре Наций, который в этом сезоне номинирован на «Золотую маску». В этом спектакле по пьесе Михаила Дурненкова актёры играют лёжа на планшете сцены, но их видно так, словно они находятся в вертикальном положении. У Орлова там роль потрепанного жизнью алкаша Лёхи, владельца забытой и прогоревшей пивной «Утопия», которая гремела в 90-е, а сейчас его хочет восстановить из ностальгических чувств бизнесмен Кирилл (Андрей Соколов). В комплекте у Лёхи бывшая жена и сын наркоман. Вот как описывает эту работа актёра критик Марина Шимандина в рецензии журнала «Театр»:

«Михаил Орлов из пермского Театра-Театра безошибочно точно попадает в типаж подъездного забулдыги, суетливого и косноязычного, безобидного и безответного, поставившего на себе крест и не способного на протест. Маленького человека нового времени, такого маленького, что ни его жизни, ни его смерти никто не замечает».

В общем, на экране и даже в театре колоритный Михаил Орлов со своей седой бородой сейчас отвечает за образ человека из народа, и именно так его видят режиссёры. Но ранее в своей театральной карьере он сыграл такие роли, о которых мечтает любой артист.

Гамлет покидает Итаку

Если описанная выше история Михаила Орлова похожа на сюжет многих голливудских фильмов о достижении славы и успеха (которые у него в полном объёме, несомненно, ещё впереди), то история о том, как он стал актёром тоже во многом типична для многих людей этой профессии.

«Я в 93-м закончил школу, надо было поступать. Думал „что я хочу? что умею?“ Вот в садике ночью сидеть под гитару орать на весь Рабочий посёлок, — откровенно рассказывает Орлов. — Ну куда ещё с этим? В культуру. Значит, пойду в культуру».

В первый раз он поступал в Пермский институт культуры, но не на актёрское отделение, а на режиссуру театрализованных представлений, тогда как раз набирал курс Владимир Данилин. Орлов «вылетел» сразу же, в первом туре, который, по досадному совпадению, проходил в день его рождения. Сам он не особо расстраивается по этому поводу и честно признаётся, что тогда толком и не знал, куда поступает.

Не потерять впустую целый год будущему артисту помогла мама. О ней Михаил Орлов говорит с особой теплотой: «Моя мама — мой ангел-хранитель. Столько у меня было падений моральных и физических, что фиг знает что было бы со мной, если не мама».

Через знакомых она помогла ему устроиться на работу в драматический театр монтёром. Там семнадцатилетний Михаил Орлов проработал целый год, будучи самым молодым сотрудником театра. По его словам, именно после этого он полюбил театр и уже осознанно поступал на актёрский курс. В тот год курс набирал профессор, кандидат искусствоведения Г. А. Фомин.

«Мне очень повезло с мастером, потому что он был профессором, и у него был научный подход, целая система, технология. Он говорил, что вдохновения не будет каждый день. А технология есть всегда. И по этой технологии разрабатываются все навыки. Основное — это познание себя. Ведь актёрская профессия — это именно познание себя, потому что ты роешься в чужих мозгах, в чужих чувствах. Ну как чужих — персонажа. Они становятся твоими, когда ты начинаешь в них рыться. И этот подход он в нас и зародил. Поэтому я никогда не отказывался ни от одной работы. Любая ролька — это всегда шаг вперед».

Но вот с работой после института возникли проблемы. Вернуться в качестве актёра в драмтеатр Орлов не мог, потому что в фойе малой сцены их курс так весело отгулял свой выпускной, что для молодого артиста он закончился в участке. ТЮЗ по этим же причинам тоже был закрыт.

«Мы учились с 1994 по 1998 год. В стране не пойми что происходило, — признаётся Михаил Орлов. — Мы жили в институте — жили и пили. В окно вылезали и прочее. Жизнь была весёлая, но поведение хромало».

В итоге, опять же не без помощи родни, он, во многом неожиданно для себя самого, стал артистом Театра кукол, где и прослужил шесть с половиной лет, но затем перешёл в театр «У Моста». В тот период оттуда ушла почти вся труппа, и один из оставшихся в театре актёров был другом Орлова. Он-то его и позвал. Для артиста решение о переходе было трудным, он переживал, что предаёт людей, с которыми работал столько лет. Но аргументом стало то, что в «У Моста» больше работы в серьёзном, взрослом репертуаре. И о решении своём Михаил Орлов не пожалел. Он единственный известный мне бывший актёр «У Моста», который работу в этом театре вспоминает с радостью и с удовольствием рассказывает о том времени.

«Я работал в „У Моста“ три с половиной года, и это было очень бурное время. Настолько, что я даже не помню, в каком году и месяце что происходило. Так много всего было».

В «У Моста» он сыграл несколько очень ярких ролей. Фактически Михаил Орлов был одним из первых российских актёров, игравших в пьесах Мартина МакДонаха. Например, он был первым в России исполнителем роли Мартина в «Черепе из Коннемары». «Герой М. Орлова — вне привычной системы нравственных координат. Привычной для нас», — писал об этой роли «Петербургский театральный журнал».

Ещё он сыграл отца Уолша-Уэлша в самой первой российской постановке МакДонаха — уже легендарном «Сиротливом Западе». Орлов не был первым исполнителем этой роли, но зато он играл её в составе, который представлял спектакль на «Золотой маске». Поэтому выходит, что Михаил Орлов был одним из первых пермских драматических актёров, участвовавших в главной театральной премии страны.

Фото: goldenmask.ru
Фото: goldenmask.ru

Также в «У Моста» он сыграл роль значимую, сложную и важную для любого актёра в мире — Гамлета — в спектакле, посвящённом Владимиру Высоцкому. За эту роль в 2007 году Михаил Орлов получил приз за лучшую мужскую роль на краевом фестивале «Волшебная кулиса», а уже в 2008 году он ушёл из «У Моста» в Театр-Театр. Получилось своеобразное возвращение на первое место работы, спустя многие годы.

Там он сыграл много интересных ролей, и со временем начался совершенно уникальный период — режиссёры специально стали приезжать в Пермь, чтобы поработать с Михаилом Орловым и поставить на него спектакль. Одной из таких постановок был «Бунт» по повести Пушкина «Дубровский». Как рассказывал режиссёр Семён Серзин, замысел спектакля возник именно от Орлова, как идея показать героя нашего времени маленьким человеком. Вышло, откровенно говоря, не очень. Впрочем, подробно о проблемах этого спектакля мы писали незадолго после его премьеры. Тут важно отметить, что актёр, на которого всё было застроено, не подвёл и даже совершил небольшой подвиг — сломав руку, он выходил в этом спектакле с гипсом, на котором было написано «Бунт». Хотя именно на «Бунте» он и сломал руку:

«Мы отрепетировали, сделали сдачу спектакля, а он (режиссёр Семен Серзин — прим. ред.) на следующий премьерный день меняет мне задачу: резко, без репетиций, перед спектаклем. Сделать типа самоуничтожение. И я этого самоуничтожения дал. А режиссёр потом сам мне писал „Бунт“ на этом гипсе».

Но самой своей любимой ролью Михаил Орлов называет Одиссея в одноименном спектакле режиссёра Алексея Крикливого, поставленном по поэме Гомера. Это ещё одна героическая роль актёра, казалось бы, абсолютно негероической внешности, но удивительной энергии. Именно в этом сочетании бытового и эпического, транслируемого Орловым, критики и нашли главную особенность этого спектакля.

«Одиссей в исполнении Михаила Орлова — немолодой, щуплый, потрепанный жизнью человек, на долю которого выпало бремя вынужденного геройства. Человек, всем своим существом бунтующий против эпической бравурности, отнимающей у него право на свою историю. Этому Одиссею не идут не только доспехи, но и знаменитая хитрость — в том, как проникает он в родной дом, нет особой ловкости: просто худенькую фигурку в сером плаще, притулившуюся в углу, никто и не заметил. Я — Никто, говорит Одиссей, и это не ловкая выдумка, но искреннее желание слиться с миром, избавиться от навязанной исключительности. Одиссей говорит прозой: слой за слоем снимает он с Троянской войны блеск героических легенд. Его война — грязна, утомительна, скучна и нелепа, а ее герои — такие же игрушечные и никчемные, как деревянный конек, пылящийся в доме постаревшего Менелая: детский аттракцион, а не великая выдумка мудрых стратегов».

Так писала об этом спектакле в «Петербургском театральном журнале» Анна Банасюкевич. В 2016 году «Одиссея» вошла в лонг-лист «Золотой маски». Впрочем, как и «Бунт», зрители этих работ оценить уже не могут — оба спектакля больше не идут в репертуаре.

Михаил Орлов в спектакле «Одиссея» Фото: teatr-teatr.com

Тут бы закончить и без того уже объёмный рассказ почти голливудской истории актёра Михаила Орлова — человека с энергией и взглядом Одиссея и с внешностью дяденьки из мотовилихинского двора. Но ни одна голливудская история не бывает полной без внутреннего конфликта и драмы героя, с последующим разрешением. Есть они и в жизни Михаила Орлова.

Двухколёсный театр

«Год, когда папа остался не у дел, был одним из самых тяжёлых для него. Отец почти не выходил из дома. Сначала, первый месяц, его мучила беспричинная злоба. Казалось, он ненавидел всех и вся. Он неосознанно старался выместить её, выговорить, выорать. Срывался на домашних. „Мой Генерал, я соврал. Ты бы знал, как мне больно“, — будто бы говорил он всем собой. А потом резко наступил период отрешённости и апатии. Его просто перестало интересовать происходящее вокруг. Это было кромешное равнодушие к реальности, в которой больше не было сцены и творчества. Он ушёл в себя, и было видно, что его занимала какая-то сложная внутренняя работа. Мне тогда было лет четырнадцать. И я просто боялась, потому что не понимала, что происходит с папой. Сейчас я понимаю: он занимался поиском новой силы, альтернативного источника энергии, он боролся с рабской привычкой к театру».

Это фрагмент из текста «Служить Театру: эссе о рабстве». В октябре 2017-го года на самиздате «Батенька, да вы трансформер» его опубликовала старшая дочь Михаила Орлова — Анастасия. Это очень личный, болезненный и трогательный текст, который стоит прочитать полностью. Кроме сложного периода в жизни артиста, когда он в силу определённых причин (в тексте указанно, что из-за конфликта с руководством) ушёл из театра и мучился без работы, в эссе описаны сложные отношения отца с театром и отношения дочери с отцом. И те, и другие она открыто называет зависимостью: он не может без театра, и всю жизнь подчиняет ему, она же не может без отца, особенно без его песен: Михаил Орлов сам пишет стихи и поёт их под гитару.

Михаил Орлов в спектакле «Сара Бернар. Фан-клуб» Фото: teatr-teatr.com

Когда я спрашиваю его, согласен ли он с тем, что было написано в том эссе, он отвечает, что плохо помнит тот текст, хотя дочь давала прочитать его после публикации. Но про некоторые вещи, сказанные там, говорит, что в них есть доля правды. Особенно в моментах зависимости от профессии:

«Вот что надо актёрам? Им надо рольку, а на фига? Любому актёру без ролей плохо. Они же идут в эту профессию, чтобы играть. Конечно, это зависимость от работы. А когда работы нет — ну всё, привет. Вообще актёрская профессия зависимая. Она зависимая даже от того, дадут тебе рольку или нет».

Когда были проблемы с работой, Орлов нашел неожиданную отдушину в езде на велосипеде. В день проезжал 11 километров. Он так самообманом устраивал собственный двухколёсный театр — если проехал 11 километров, значит, сегодня работал в театре. Артист в разговоре сам задаётся вопросом, можно ли считать это зависимостью или нет? Но этот вопрос остаётся риторическим.

Сейчас на велосипеде Михаил Орлов ездит мало, поскольку Москву, куда артист перебрался в июне, он знает не так хорошо, как Пермь, где теперь бывает лишь наездами, а с навигатором и вообще гаджетами он не очень дружит. Даже своей электронной почты не имеет, чем каждый раз удивляет тех, кто спрашивает, куда ему прислать сценарий. Правда у актёра есть «Инстаграм» с информацией о ролях, новостями и песнями, но его ведёт не сам Орлов, а его знакомые.

Про все перемены, вроде того же переезда, случившиеся недавно в своей жизни, Михаил Орлов философски замечает, что это не он менял жизнь, а она сама взяла такой крен. И крен этот был не очень хороший: «Так всё сошлось, что здесь у меня был полный привет», — ёмко характеризует артист те проблемы, что сложились у него в работе и в личном, а разрешились с большим трудом. И сейчас Орлов описывает своё состояние так: «Просто одним днём живешь. Лёг спать — хорошо. Проснулся — прекрасно». Удивительно, но эта мрачная фраза из его уст звучит просто, опять же с ухмылочкой, отчего она кажется не пессимистичным выражением, а просто горьковатой народной мудростью. Дескать, живы будем — не помрём.

Кажется, сейчас у Михаила Орлова всё более или менее в порядке — есть роли, и к каждой из них он старается как можно лучше подготовиться. Вообще тщательную подготовку, внимание к авторскому материалу и отсутствие конфликтов с коллегами он считает важнейшими составляющими своей профессии. Потому что работать, когда есть конфликты, он не может, а неготовность однажды сильно подвела — на тех самых пробах на «Физрука».

«У меня из-за проблем жизненных тогда башка была так занята, что я туда просто на арапа приехал, и не ознакомился ни с материалом, ни с видео, с которого читал. Ну и облажался. А потом ведь себя коришь, идёшь и думаешь — может быть это был какой-то шанс в жизни, а ты его просрал. Не потому что ты какой-то тупой, а потому что просто промохал, а не делом занимался. И сейчас, когда даже маленькую рольку дают в какой-нибудь в серии, я читаю сценарий всей серии, чтобы быть в контексте, представлять всё это более широко. Это помогает и тебе самому».

Наш длинный разговор декабрьским вечером с Михаилом Орловым заканчивается. У журналиста иссякли вопросы, а герою надо успеть провести в зал до начала спектакля маму и дочерей. Тут стоит и закончить рассказ почти голливудской истории пермского артиста. Хотя, наверняка, самое интересное в ней ещё впереди. Заканчивая эту статью, я пребываю в замешательстве — тридцать тысяч знаков не передают и сотой доли обаяния, а также удивительного сочетания простоты и глубины её героя, отчего даже не знаю, как тут правильно поставить точку. В качестве эпилога, может быть, подошло бы одно из стихотворений Михаила Орлова, но их просто нет в электронном виде. Он пишет их исключительно на бумаге от руки.

***

Читайте также рецензии на спектакли Театра-Театра, в которых Михаил Орлов играл центральные роли: «Бунт» и «Сара Бернар».

Наши гиды по сериалам с упоминаниями «Бедных людей» и «Улицы».