X

Новости

Сегодня
Вчера
13 июля 2018
12 июля 2018
11 июля 2018

Капитан «Чорного флага» Фома. Часть вторая. Пьяная и весёлая авторучка небес

8статей

Вытаскиваем из подземелья новой жизни пермских музыкантов, начинавших в девяностые, и рассказываем, как им живётся в стране, в которую они по случайности попали после того, как выжили.

Год назад лидер панк-группы «Чорный флаг» беседовал со мной в сквере и внушал спокойствие рассказами о мерном покачивании блестящей волны Индийского океана — с начала двухтысячных билет на самолёт в разные страны стал его любимым текстом. Однако этой зимой он заменил волны на «собачий пермский холод, пуховик и водку». И что странно, в доме с видом на другой дом, в городе с бесчеловечным климатом ему пишется много и хорошо. Вот уже и новую программу записал, и состав обновил, и серьги вставил, — в оба уха.

«Я как приехал в Пермь, меня прёт, — довольно потягиваясь, говорит Фома. — Иногда пишу по несколько песен в неделю. Наверное, время пришло. Могу ночью встать и нацарапать что-нибудь в темноте, или утром позавтракать и написать».

Пожив за границей на Западе и на Востоке, он осознал, что здесь все хорошо.

«В поезде постельное белье, проводница чай разносит, — рассказывает он. — В Европе повсеместное лицемерие, малодушие. У нас практически с любым человеком можно сесть, выпить и поговорить. Россия как будто между молотом и наковальней, по-восточному душевная и по-западному оцифрованная. Я понял, что хочу домой. Как из ружья вылетел, вернулся в Пермь, сидел дома и пил пиво. Окунулся в душевность людей, в русский язык».

Через паузу добавляет, что написал песен на несколько альбомов.

Фото: Алексей Константинов

Когда Фома говорит о музыке, он немного усмехается, но в то же время для него всё это очень серьёзно. Как будто есть какая-то область понимания, куда он никого не допускает, но выдаёт оттуда вдохновение. В Индии научился, наверное.

«Меня вдохновляет практически всё. Больше всего люблю, когда песня выходит от начала до конца, и не нужно переправлять текст. Это ты уже свое эго привносишь, свою личность. Если сразу всё написалось, это за тебя какие то высшие силы пишут, а ты только авторучка».

«Балаган, господи прости»

У «Чорного флага» новая программа и обновлённый состав. Важно развеселить людей, философии добавить немножко, энергии — много, и концерт готов. Несмотря на последние исследования социологов, в песнях «Флага» стало меньше мата. Или это Фоме так кажется. Из последних он рекомендует «За что же, господи, прости» и «С сиськами наперевес». Некоторые песни команда не одобряет.

«Например о том, что вот у человека есть член, а человека создали по образу и подобию... значит, изначально член был у...», — смеётся Фома.

Фото: Алексей Константинов

Став донельзя производительным, музыкант разделил поток песен на три — одни треки отправляет в Москву на мастеринг, другие поёт с командой, третьи никогда и никому не покажет. Хотя кто знает, может, через год у Фомы всё изменится и третий текст о нём будет таким богатым, что его запретит Роскомнадзор.

В новом составе «Чорного флага» прекрасный барабанщик Сергей Бушмакин. Во-первых, он рыжий что ли, во-вторых, в его послужном списке с десяток пермских групп. Еще с ними наконец-то девушка — танцовщица Ульяна Медова. Но разве на маленькой сцене в пабе «Соль» растанцуешься? Приходится петь, и у неё это получается. Из неожиданного — в этой пиратской команде теперь есть трубач из музыкального колледжа. Можно представить, что труба вносит в этот тяжёлый сумрачный драйв. Фома говорит, что теперь они — балаган.

Спросила, за что же «Чорный флаг» так любит паб «Соль», там ведь на сцене еле поместишься всемером.

«Хорошо там, атмосфера наигранная, музыкальная, а еще пьяному домой идти близко», — снова шутит Фома.

Недавно «Флаг» играл в ресторане «Кама» для депутатов. Им, конечно, подпевали, но самое приятное другое. Фоме рассказали, что депутаты на рыбалке поют под гитару «Матушку Пермь». Байкеры, например, не могут себе позволить концерт «Чорного флага». Зовут играть за ящик пива.

Фото: Алексей Константинов

«Так надо же вам из этой тесноты ехать на какой-нибудь фестиваль!» — говорю я. «На какой?» Пауза. Смех. Фома говорит, что иногда их зовут на фестивали, но тоже предлагают только ящик пива, а иногда еще и самим заплатить за выступление. Группе, которой скоро тридцать лет.

«Посмотри на наш „Рок-лайн“. Наконец-то до кого то дошло, что надо его закрыть. Приезжает бизнесмен от рок-н-ролла на „Мерседесе“, собирает с музыкантов деньги за сборники, которые никому не нужны. Что там делать? Посмотреть в качестве хэдлайнеров на группу „Кирпичи“?» — возмущается он.

Обои для приглушения матерящихся узбеков

Пока Фома жил в Перми, а не мотался по пустыне, послушал разную музыку. Недоволен. Не бодрит, не заводит, никто ничего нормального не пишет и не делает. Правда, снял пиратскую шляпу перед «Джамахирией» и «Пятым корпусом» — дескать, те еще могут.

«Групп стало очень много, но большинство — откровенная шляпа, — говорит он. — Слушаешь и подсказываешь им, как надо сделать лучше. Музыки нет, одни музыкальные обои, которые не раздражают, не вызывают чувств, а просто прикрывают матерящихся за стеной узбеков, которые готовят лагман».

Фома недоумевает по поводу того, что организаторы концертов просят играть каверы. «Это же секонд-хенд! Я тоже хожу в секонд иногда, но не всё время же».

Фото: Алексей Константинов

Как вдохновить человека на рождение Путина

И тут я говорю: «А если всё так плохо, почему ты говоришь, что у вас всё так хорошо?»

«У нас старые дрожжи» — отвечает Фома. Его снова начали узнавать на улицах, а недавно в больнице на его этаже дежурила медсестра, которая ходила на все концерты «Флага» в молодости.

«У нас есть настоящие хиты, которые людям хочется петь дома под гитару. Они так часто просят аккорды, что я уже собираюсь выпустить сборник. Люди перестают создавать музыку, когда видят, что это никому не нужно. Я вижу, что моя музыка нужна. Когда я в девяностые шел мимо общаги института культуры, мог услышать свои песни сразу из двух окон. А сейчас на каждом концерте появляются новые слушатели», — хвастается Фома.

Тридцать лет назад Фома и не подозревал, что музыка — это на всю жизнь.

«Если бог дал талант, то потом на Страшном суде за это спросят. Почему ты рассказываешь, как выполнил план по производству пива в третьем квартале? Мы тебя не за этим посылали. Тебя посылали за тем, чтобы ты написал песню и вдохновил кого-нибудь на конструирование космического корабля. А вдруг кто-нибудь услышал бы твою песню, влюбился в девушку, и у них родился бы Ленин или Путин...»

Фото: Алексей Константинов

Кстати, Фома заметил, что когда он начинает зарабатывать деньги, творчество заканчивается. Так и живёт.

«Я думаю, что нужно делать то, что любишь, тогда это принесёт людям пользу. Похвала и энергия слушателей — приятнее, чем деньги. Мне пишут письма, признаются в любви или говорят: „ваши песни изменили мою жизнь!“ Я, конечно, спрашиваю, в какую сторону. Всякое бывает».

Недавно Фома нашел картинку в интернете: «Если хотите поднять себе настроение, произнесите злым голосом слово „пузырьки!“»

И подумал: у «Чорного флага» же половина песен такие — смешные тексты злым голосом Фомы.

***

  • Собственно, первая часть, где Фома рассказывает про странные и сложные девяностые.