X

Загадочный пермский избиратель

12статей

Репортажи с «круглых столов», где журналисты и эксперты обсуждают важные проблемы города и региона.

Пять месяцев остаётся до «больших выборов». 18 сентября будем голосовать за кандидатов в депутаты Государственной думы, Законодательного Собрания края и Пермской городской думы. На заседании Пермского экспертного клуба попытались ответить на вопросы: какие ожидания связывают избиратели с выборной кампанией, как сегодня распределяются политические симпатии и как они могут измениться в будущем?

Начало было традиционным: политолог Виталий Ковин представил подготовленную сотрудниками научного центра презентацию, где отразилось, как местная пресса реагировала на политическую повестку последнего месяца. Основные позиции:

  • количество информационных (не путать с агитационными) статей, рассказывающих о выборной кампании, — 104 (за предыдущий период — 74, увеличение налицо);
  • основные темы — праймериз «Единой России», выдвижение кандидатов или заявление об амбициях, посещение региона федеральными политиками.
Фото: Тимур Абасов

Первый заявленный на заседании вопрос для обсуждения: «Что с позициями „Единой России“?». Александр Нода, директор агентства социологических исследований «СВОИ», представил проведённое социологами его агентства исследование. Это был поквартирный опрос. В Перми на вопросы ответило более шести тысяч человек. Всего по Пермскому краю — более 15 тысяч человек. Главный вывод — на данный момент рейтинг партии даже выше, чем пять лет назад. Опрошенные не видят альтернативы.

Безусловно, яркого, сильного и харизматичного лидера среди оппозиционных партий пока нет, — считает Александр Нода. — Сейчас они, конечно, накрутят что-то за счёт рекламы и популизма, но чего-то прорывного, что можно противопоставить «Единой России», нет. Происходящие сейчас коррупционные скандалы, посадки и прочее, в принципе, работают на рейтинг «Единой России». Мы делаем замеры рейтингов политических партий и в других субъектах РФ, и я могу сказать, что чем беднее регион, тем рейтинг «Единой России» выше. В политические обещания и слоганы уже не верят. Люди ожидают каких-то конкретных действий в решении текущих краткосрочных дел. Отличие нашего региона в том, что у нас много затруднившихся с ответом. Это всё выплёскивается в то, что прогнозировать, куда они примкнут, сложно.

Фото: Тимур Абасов

Также особенностью сегодняшней предвыборной ситуации стало то, что поменялась сущность проблем. Раньше это были дороги и благоустройство. Зарплата, рост цен и тарифов стояли в конце первой десятки. Сейчас это жизненно важные вопросы. В некоторых социальных группах они уже на первом месте, и данная тенденция вполне может продолжиться.

Фото: Тимур Абасов

Людмила Ознобишина, директор Центра избирательных технологий:

Произошла переоценка социологической проблематики. То, что у нас раньше выходило на первый план, — здравоохранение, качество оказания жилищно-коммунальных услуг, благоустройство, жилищные проблемы, — всё ушло в «подвалы» перечня проблем. В пятёрку вышли бедность, рост цен и тарифов. Хотя и дороги остаются в пятёрке. Если сравнить с 2011 и 2014 годами, то можно сказать, что дорожная проблематика по динамике стоит на первом месте. Это +12 %. Лидер падения — это, конечно, благоустройство. Какие ещё особенности я для себя отмечаю? Это озлобленность и негатив, но природа его не политическая, а социальная. Пока её плохо связывают с политической реальностью. Люди стали более закрытыми, особенно в Перми, и очень сложно сейчас будет агитаторам, особенно от «Единой России». И адекватного ответа на кризис идеологии у «Единой России», мне кажется, пока нет.

Избиратель пока не может связать внешнюю и внутреннюю политику российских властей: то есть Крым и вмешательство в сирийский конфликт — это для многих хорошо, но снижение уровня жизни, по мнению населения, с этим не связано.

Фото: Тимур Абасов

Александр Минкевич, эксперт по региональному законодательству:

Ничего загадочного здесь нет. Для большинства народонаселения России характерна одна черта — приспосабливаемость: что бы ни происходило, мы приспособимся к этим условиям. Очень хорошо, что в Москве так живут, потому что каждый в провинции думает про себя: вот выберусь туда — и заживу. Это для него как американская мечта. Большинство населения находится в таком коматозном состоянии. Плюс воздействие СМИ, плюс все чётко поняли: этот (В. В. Путин. — Прим. ред.) шутить не будет — сразу войска и по зубам. Эта линия убивает внутреннее желание что-то сделать, вызывает чувство подавленности, и в рамках такого психологического поведения всё это спокойно укладывается в понимание, что мы тихонько сползаем туда, откуда пытались выплыть в начале 90-х. Такое ощущение, что немногие понимают, что упустили шанс. Он упущен, и теперь только какое-то чудо сможет резко поменять ситуацию. В этом контексте мы и движемся. Поэтому понятны рейтинги, ведущие и направляющие силы. Понятно, что и Медведев не очень смотрится. Рекомендую почитать его речь на социальном форуме в Питере. Надо иметь терпение, чтобы читать весь тот бред, что там излагается.

Фото: Тимур Абасов

Обратили внимание эксперты и на меняющиеся политические предпочтения разных возрастных групп.

Алексей Копысов, политолог:

На мой взгляд, интересный мы наблюдаем парадокс. По данным социологов, партией самых-самых ветеранов становится не КПРФ, а «Справедливая Россия». Поддержка КПРФ молодеет от 60 к 50-летним.. Ещё сильнее молодеет и электорат «Единой России», причём настолько, насколько это противоречит тому общему убеждению, что эта поддержка результат «госпропаганды». Я вижу, по сравнению с четырёхлетней давностью, популярность «Единой России» у той аудитории, которая не смотрит «Первый канал». Грубо говоря, добавилась аудитория телеканалов «без политики» — СТС и ТНТ. Если ТНТ в своё время утверждали, что их аудитория — это молодые сознательные мужчины в возрасте между 20 до 45 лет, то эти же самые люди становятся сегодня убеждёнными сторонниками «Единой России» вместе со своими 18-летними детьми. Я не буду это подробно объяснять, но четыре года назад КПРФ и «Единая Россия» боролись в основном за пенсионеров, а все остальные старались что-то «отжать» с разных сторон. ЛДПР и Яблоко, на мой взгляд, сегодня самые спящие партии. Их электорат не уверен, что вообще пойдёт на выборы. Но если эти партии сумеют его мобилизовать, то можно прогнозировать рост.

Виталий Ковин, член коалиции «За прямые выборы» Фото: Тимур Абасов

Виталий Ковин, координатор пермского представительства Ассоциации «Голос», политолог:

Выросло и так называемое путинское поколение. Эти люди сейчас пойдут голосовать в первый раз, тем более что в Перми уже пять лет не было серьёзных выборов. Путинское поколение никого, кроме Путина, из серьёзных политиков не знает.

Фото: Тимур Абасов

Игорь Аверкиев, председатель Пермской гражданской палаты:

У нас в стране вообще уникальная ситуация, потому что именно старая правящая партия и старый режим — самые романтические на самом деле. «Единая Россия», Путин, Крым — это апофеоз политической романтики, поэтому естественно, что молодёжь на это реагирует. В начале XX века политический героизм был у левых партий, а сегодня — у правящей партии. Это уникальная ситуация — вся молодёжь там. На фронт ведь не с либералами пойдёшь, а с «Единой Россией». В нашей стране политический статус важен ещё и с точки зрения трудоустройства и всего прочего. Лояльность равна хорошим рабочим местам либо в государстве, либо в транснациональных корпорациях. На этих выборах появился интересный феномен. И он будет работать. Мне кажется, что на предстоящих выборах у КПРФ появится новая часть избирателей — образованные женщины. Они просто обалдели от смены бренда. Сердце слева — и обмирают просто все. Красные лучше, чем голубые, — тоже креатив.

Фото: Тимур Абасов

Александр Скиперских, профессор Пермского филиала «Высшей школы экономики» (кафедра гуманитарных дисциплин):

Мне кажется, власть сделала всё, чтобы молодёжь забрать себе. Власть специально продуцирует структуры, вовлекая туда молодёжь, таких людей, как футбольные фанаты, байкеры. Даже волонтёрское движение уже связано с провластными структурами. Посмотрите, сколько мёртвых структур породила власть, но они в то же время работают на то, чтобы было ощущение сопричастности к политическим играм — молодёжные парламенты, молодёжные правительства. Один мой бывший студент сейчас возглавляет при Матвиенко палату молодых законодателей РФ. По сути дела, это мёртвая структура. Сегодня они комментируют рост акцизов на бензин, завтра — коррупцию, послезавтра — проблему медицинских препаратов. Это постоянное умножение каких-то сущностей, а отдачи никакой. Просто причастность к спектаклю. Здесь власть опередила внесистемные партии и структуры в борьбе за молодёжь.

Фото: Тимур Абасов

В общем и целом, эксперты сошлись во мнении, что пока жители Пермского края не живут ожиданием выборов, не пытаются вникнуть и разобраться в идеологических тонкостях, понять процессы, происходящие в общественно-политической жизни страны и региона.