X

Новости

Вчера
14 июня 2019
13 июня 2019
12 июня 2019
11 июня 2019
Фото: Константин Долгановский

Бескультурье у каждого своё...

Как показали результаты голосования, запущенного на нашем сайте, довольно большая часть читателей «Звезды» согласна с необходимостью отставки министра культуры, но не все из них подписали петицию Александра Калиха, в которой содержится требование об отставке Гладнева. Есть и такие, кто подписался под заголовком «Отправить в отставку министра культуры Пермского края И. А. Гладнева», но не разделяет позицию автора в содержательной части петиции.

Я тоже подписался под заголовком, прочитав петицию по диагонали. Да — эмоционально, жёстко. Но не всё там перечисленное надо ставить в «заслугу» именно Игорю Гладневу.

Не думаю, что стоит демонизировать фигуру нашего министра культуры. Это всего лишь именно тот человек, который более других соответствует роли, отведённой хозяину кресла министра культуры края. Через него общероссийские тренды транслируются на сегмент, который находится в зоне его ответственности. В первую очередь это касается почившего международного форума «Пилорама» и «вывернутого мехом внутрь» музея «Пермь-36». Они заставляли людей вольно думать и извлекать уроки из плохой истории. А вольнодумство и неудобная история с нежелательными аналогиями сейчас не в почёте. Большинство других проектов, уничтоженных руками Гладнева, — это уже следствие нынешних финансовых реалий и его личных приоритетов. Личности в нашей стране значат всё, а приоритеты эти личности определяют, руководствуясь своими вкусами, которые, в свою очередь, зависят от уровня интеллектуального развития и чувства прекрасного.

Ну, нравится нашему министру народная, исконно уральская культура. Имеет право. Нравится ему приезжать в посёлки, где он, нарядный, торжественный, под аплодисменты и восторженные взгляды сельчан перерезает ленточку на входе в новенький сельский клуб. Нравится ему, когда вокруг народные гуляния и немудрёные забавы.

«Сегодня особенно важно помнить и претворять в жизнь наказ наших предков: беречь землю, защищать народ и хранить веру... Я сердечно благодарю всех, кто... каждодневным трудом в школах и библиотеках, музыкальных классах и студиях даёт уроки гуманизма и достоинства», — говорит Игорь Гладнев работникам культуры. Гуманизм, достоинство, патриотизм. Судя по планам Минкульта, последнее в явном приоритете. Градус патриотизма и достоинства замерить трудно, поэтому главным показателем эффективности работы Минкульта принято считать количество посещений зрителями культурных мероприятий. Оно, кстати, неуклонно растёт уже не первое десятилетие, несмотря на почти неизменное количество «посадочных мест», как выражается министр.

А «Текстура» или какое-нибудь «Пространство режиссуры» министру культуры непонятны: скучно, патриотизм не воспитывают. Зачем они? Что они? «Белые ночи», «Красные человечки», «Айконмэн» и прочее наследие одиозного Гельмана — под корень, потому что этот «гастролёр», по мнению нынешней администрации, запудрил всем мозги исключительно для того, чтобы наворовать денег.

Наверное, всё это к лучшему. Мы наконец-то научимся обходиться без бюджетных денег при организации культурных событий по своему вкусу. Это возможно. Примеры есть.

В общем, наш министр культуры — человек искренний и даже смелый, потому что не боится выйти в народ, стукнуть себя кулаком в грудь и сказать: «Да, это я приказал». Правда, обидчивый. У всех свои особенности. Отчасти из-за этой индивидуальной черты министра не видать нам и Оперному театру реконструкции, пока там Курентзис, а «Театру-Театру» — новой сцены, пока там Мильграм с Пичкалёвым. Но кто у нас без недостатков?

Петицию против Гладнева я всё же подписал. Почему? А потому что у нас с министром вкусы не совпадают. О них, конечно, не спорят. Но это когда каждый оплачивает свои пристрастия из своего кармана, а не из общего котла. А ещё иногда бывает стыдно. Например, было стыдно за «Белые ночи — 2014». Было неловко за «Пермский калейдоскоп». При Гельмане и Мильграме я с гордостью читал завистливые посты жителей других регионов и даже стран. А сейчас... Да, такой вот у нас теперь министр, такая вот культура.

Своим более компетентным мнением на этот счёт поделились ещё несколько неравнодушных пермяков, которым мы задали три вопроса:

  1. Согласны ли вы с тем, что человек не на своём месте? Да или нет?
  2. Что именно смутило в петиции Калиха?
  3. Имеют ли смысл подобные петиции? Почему?

Юлия Балабанова, музыкант

1. Да, к деятельности министра Гладнева у меня есть много вопросов. Во-первых, у меня очень личное отношение к истории с музеем «Пермь-36» и с форумом «Пилорама». Полагаю, что Игорь Гладнев сыграл не последнюю роль в том, что мы лишились этого значительного элемента общественной и культурной жизни Пермского края. Во-вторых, в аналогах, которыми Минкульт Гладнева стремится заменить отменённые им фестивали, есть одна большая проблема, и её не решить деньгами — это проблема вкуса. Я вспоминаю «Белые ночи» «разлива 14-го года» — как бы это дорого нам ни стоило, выглядело это дёшево. Что уж говорить про «Пермский калейдоскоп»! Есть определённый эстетический потолок у человека, и никакие высокие рассуждения о единстве прикамских народов, о потенциале глубинки тут не помогут. И деньги не помогут, даже если бы они и были.

2. От подписания петиции меня удержало болезненное чувство нашей тотальной разобщённости, которая подобными жестами только усиливается. Мы привыкли мазать широкими мазками, апеллируя к каким-то предельным ценностям, маркировать «своих» и «чужих», чтоб уж никаких сомнений не осталось. И утрачиваем чувствительность к оттенкам, к сложности, а также готовность с этой сложностью разбираться. Всё-таки деятельность Минкульта, как бы одиозно себя ни вёл его глава, — это нечто посложнее метания коровяка. С ней связано много по-настоящему хороших и профессиональных людей. И для продуктивного диалога нужно сохранять в себе то, что противоположная сторона, может быть, демонстрирует в меньшей степени: чувство вкуса, чувство собственного достоинства и уважения к собеседнику. На поле «метания» нам всё равно не выиграть, да и чего будет стоить такая победа!

3. Репутационные риски для своего «героя» подобные петиции, конечно, несут. Не факт, что это действительно послужит его отставке, может быть и обратная реакция. Но мне в последнее время хочется подписывать лишь петиции, в которых предлагается что-то ценное сохранить или значимое создать. В этом смысле на сайт краудфандинга, где собирались деньги на фестиваль «После Пилорамы» и на портрет Василия Каменского на Парковом, я заходила с бОльшим эмоциональным подъёмом, чем на сайт Change.org. Мне гораздо проще отдать свои деньги за что-то хорошее, чем поставить свою подпись против чего-то плохого.

Надежда Агишева, член Общественного совета

1. Действующий состав Минкульта, в том числе Игорь Гладнев, отказались от минимального привлечения экспертизы. И в этом основная ошибка. Стиль и риторика, которые вызывает столько критики, демонстрируют отсутствие какой-либо связи с основными тезисами федеральной политики в сфере культуры. Вторая проблема — полный отказ от общественного участия. Взаимодействие с Общественным Советом происходит в неконструктивном режиме, информация просто скрывается. Не знаю, как обстоят дела в других ведомствах и является ли такая позиция новой политикой в сфере всей системы госуправления регионом. В конце концов, дело председателя правительства ставить задачи. Если у правительства края нет цели получить новый публичный кризис — то министра надо менять.

2. Хорошо понимаю причины, по которым Александр Михайлович написал петицию. Поэтому и подписала её. Министерство стало опорой тех, кто оправдывает массовые политические репрессии. Это слишком очевидно и совершенно отвратительно. Поэтому, не соглашаясь со стилем и отдельными формулировками обращения, я лично сочла важным подписать её.

3. Подобные петиции имеют смысл, так как позволяют получить общественный ответ в публичном пространстве. Нам всем как-то легче жить, понимая, что больше тысячи человек солидарны с нами.

Евгений Сапиро, политик, экономист, писатель

1. Нет. Он человек команды, и главные его промахи (особенно с «Пермь-36») — продукт команды во главе с губернатором. Второе. Какой смысл жаловаться начальнику станции на стрелочника, выполняющего приказы этого начальника?

2. Гладнев как министр тянет на троечку. Даже с минусом. Но не во всех бедах его вина: это и политика вышестоящего руководства, и резкое уменьшение финансирования. В таких условиях включается формула: «хороший человек — это не профессия».

3. Коллективные жалобы я не люблю и подписываю их крайне редко.

Елена Филимоновых, журналист, сценарист

1-2. Страшно далека я от культуры Пермского края и от ее министерства. И в битве за смену главы ведомства участвовать мне не хотелось. От петиции Александра Михайловича Калиха у меня было впечатление плохо проведённого расследования: он призывает снять чиновника с поста за действия, которые тот не совершал. Мне с трудом верится, что вопрос о переформатировании музея «Пермь-36» принимался на уровне краевого Минкульта, а дорогие фестивали — при теперешнем экономическом положении в стране — город потерял исключительно по злой воле Гладнева. И когда я видела, как мои чудесные друзья, исполненные гуманистическими идеалами, вдохновленные петицией, с удовольствием глумятся над человеком в соцсетях, мне еще больше не хотелось быть к этому причастной. По сути, они творили собственную репрессивную машинку и с радостным улюлюканьем переезжали на ней человека пополам. Не в моих правилах участвовать в информационных войнах.

Да, Гладнев — человек системы. Но я уверена, что любой системный маразм может переломить человеческая харизма. Гладнев — актёр, он отлично знает театр изнутри. И когда при нём возникает скандальная ситуация с Кудымкарской драмой или когда Курентзиса обязывают сдавать в Минкульт тематические планы, у меня возникает большой вопрос о профпригодности нынешнего руководителя ведомства.

3. Есть ли смысл в петициях? Из года в год я подписываюсь в защиту канадских бельков, но их продолжают убивать.
Предположим, Басаргин снимет Гладнева. Но где гарантия, что на место нашего «комсомольца» не пришлют челябинского «нашиста»? Станет ли лучше? У нас у всех перед глазами пример Мединского, которого уже называют министром бескультурья. Будем честны, Гладневу до него далеко.

P. S. Пока газета версталась, я петицию всё-таки подписала. Да простит меня Игорь Алексеевич, но когда у тебя в союзниках безграмотные писатели с мракобесными взглядами, пожалуйста, покинь пост, где от тебя зависят судьбы. Короля делает свита.

***