X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 октября 2018
19 октября 2018

Разрушение всего святого, сатанинские знаки, пермские дебилы и прочие грехи Мильграма

114статей

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Фото: Иван Козлов

Круглый стол сторонников главы Минкульта Игоря Гладнева и противников худрука Театра-Театра Бориса Мильграма, который должен был состояться в библиотеке имени Горького, привлёк внимание большого количества журналистов, неравнодушных граждан и актёров театра, оказавшегося в центре скандала. Зал библиотеки быстро заполнился до отказа. Журналисты приготовили диктофоны и блокноты. Операторы направили камеры на вход. Всё было готово к началу, кроме одного, — не было участников круглого стола.

За несколько минут до торжественного открытия заседания стало известно, что оно перенесено в библиотеку им. Кузьмина, что на Сибирской, 11. Более того, оно уже началось. Недоумение собравшейся публики сменилось возмущением и решимостью. Было решено не сдаваться и дружно топать в другую библиотеку. И не зря. На самое интересное успеть удалось.

Фото: Иван Козлов

Вначале, когда подошли лидеры каравана, в библиотеку можно было пройти свободно. Но потом, когда подтянулась основная масса народа, охраной, выставленной у дверей, была предпринята попытка искусственного отбора по принципу: «Против Мильграма — заходи, за Мильграма — местов нет». Этот кордон всё-таки удалось преодолеть всем.

Фото: Иван Козлов

Вела заседание, оно же пресс-конференция, оно же совещание (участники называли событие по-разному), Лариса Белецкая, директор Пермского краевого колледжа искусств и культуры. На вопрос о том, почему в «Кузьминку» не позвали журналистов, она ответила, что позвали всех, кого сумели. При этом участники круглого стола несколько раз пытались выяснить у запоздавших журналистов, откуда те узнали, где всё будет происходить.

Как сообщил источник «Звезды» в администрации, директор «Кузьминки» Маргарита Урих ещё с утра распорядилась приготовить актовый зал библиотеки якобы для встречи с писателями. На 20 человек.

Итак, на «встрече с писателями» отсутствовали Игорь Гладнев и его зам. Зато его сторонников собралось предостаточно. «Нас всех связывают дружеские, творческие и профессиональные связи», — сказала Белецкая. Выступающие, как и ожидалось, гневно осуждали Бориса Мильграма и выражали горячую поддержку Игорю Гладневу.

Фото: Тимур Абасов
Фото: Тимур Абасов

Георгий Сметанин, директор Пермского художественного училища, считает, что красные кресты — это сатанинские знаки, директор театра должен соответствовать государственной политике, а Россия — женского рода и не может лежать ни под кем.

Фото: Тимур Абасов

— Мне 71-й год, я видел многое... Но нигде, никогда не пропагандировалась вот эта мерзость, эта грязь, издёвочность. Когда я прохожу по родному городу и вижу — великий Чехов, снять бы перед ним шляпу... Кресты какие-то красные там. Что это? Сатанинские знаки? Кто-то со мной будет спорить? Со мной спорить не надо. У меня высшее художественное образование.

Вот мой коллега [показывая на Равиля Исмагилова] всегда эмоционально кричит. Я стараюсь спокойно говорить, поэтому, если мы вернемся к узкому вопросу — каким должен быть руководитель театра, учебного заведения, ещё чего-то... клуба — он обязательно должен быть человеком, который соответствует той политике, которую сегодня занимает наше государство. А государство наше хочет подняться с колен. Россия — женского рода. Она не может лежать ни под кем. Это великая страна...

За таких (талантливых) детей надо биться. И биться надо за тех подростков, из которых хотят сделать дебилов. Чтобы сделать из подростка пермского дебила, надо затратить огромные средства. И, как правило, эти огромные средства можно было брать только в бюджете. Вот закрылась эта дверка, и пошёл плач так называемого юродивого за копеечку. Не помню эту оперу...

— Борис Годунов.

— Да, наверное. Так вот, там-то истинный плач был, а здесь плач хитрый такой. Наверное, желчно говорю. Спасибо. Больше не буду.

Игорь Оболонков, пенсионер, не хочет рифмовать слово «Европа», считает, что Мильграм разрушил всё святое, что у нас есть, и полагает, что на затраченные на Театр-Театр деньги можно доехать до Лас-Вегаса.

— Восемь лет назад было провозглашено, что в 2016 году Пермь станет культурной столицей Европы. Мы сейчас с вами сидим в том 2016 году в той Европе, не буду рифмовать...

Я бы хотел заострить внимание на том, что Сергей Юрский недавно в одном интервью сказал, что самым дичайшим образом можно испортить драматическое искусство России, припустив туда мюзиклы. Он назвал эти мюзиклы ни много ни мало «Крокодилерами» современного искусства.

В основе драматического искусства всегда было слово. Это слово воспитывало, подвигало людей к какому-то сопереживанию и т. д. Это слово работает на ухо, на головной мозг и т. д. Мюзиклы построены на простых восприятиях человека — тут голова отсутствует. Тут работает глаз. Там думать не надо.

Когда в 2004 году Мильграм пришёл в драматический театр, причём в академический, Ордена трудового красного знамени, который развивался много десятилетий под руководством Ивана Бобылёва, на моих глазах... Для меня дико было наблюдать, как это всё рушится. Причём это рушилось за огромные государственные деньги...

Когда за огромные деньги рушится всё святое, что у нас тут есть... Из 20 постановок, которые были за эти десять лет поставлены, посмотрите, что осталось в репертуаре. Если посчитать, сколько денег было потрачено впустую, то на это можно не одну художественную школу, не одну художественную выставку, в общем, можно хоть до Лас-Вегаса доехать, хоть до куда...

Борис Мильграм получил то, что заслужил. И потом, хоть и говорят, что финансами там Пичкалёв занимается, но я видел, что все финансовые документы, балансы подписаны Мильграмом. То есть есть руководитель театра Мильграм, который занимается финансово-хозяйственной деятельностью, есть главный бухгалтер. А Пичкалёв — он у Мильграма с Гурфинкелем работает на договоре, так скажем.

Тут случилась небольшая неловкость — Оболонков не знал, что Анатолий Пичкалёв в зале и слушает его. Впрочем директор Театра-Театра не обиделся и даже подсказал:

«Я у Мильграма с Гурфинкелем на побегушках, чего уж там...».

Фото: Тимур Абасов
Фото: Тимур Абасов

Алексей Чепкасов, председатель пермской общественной организации поддержки семей погибших военнослужащих «Черный тюльпан», долго входил в тему. Он рассказал про то, где он родился и служил, про патриотизм, про американское законодательство, памятник воинам, погибшим в локальных конфликтах, малые театральные площадки, историю Перми... Наконец его попросили уже переходить как-то ближе к теме Мильграма.

Фото: Тимур Абасов

— Мильграм, насколько я понимаю, из Одессы у нас родом? Так вот. Подойдём к главному. Я, конечно, спектакли смотрел. Прекрасный спектакль «Алые паруса». Всё нормально.

Я считаю, что если за Мильграма так заступаются, говорят, что именно он — лицо русской (с ударением) культуры или российской — я не согласен. Мильграм не может являться представителем всей русской (с ударением) культуры или российской.

— Это шовинизм! (крики из зала)

— Да, может быть. У меня в паспорте написано, что я русский.

Понятно только то, что паспорт у Чепкасова не менялся со времен СССР.

Шигабутдинов Ирик Вакильевич, 1-й заместитель Председателя Правления Пермской краевой организации Общероссийской общественной организации «Российский союз ветеранов Афганистана», имеет только один, но всё сметающий аргумент в пользу Гладнева, а Мильграма винит в неусидчивости и в том, что в его театре не проводятся военно-тактические мероприятия.

Фото: Тимур Абасов

— 8 лет назад, перед 20-й годовщиной вывода войск из Афганистана, в администрации губернатора было большое собрание. Собрались все специалисты и большие службы по подготовке юбилея. Все просидели по полтора часа, и только один господин Мильграм отсидел 10 минут и со скучающим видом, понимая, что креатива здесь не вытащишь, что всё будет традиционно, с гимном России (у нас есть свои традиции) ушёл, и больше мы его не видели. Конечно, если тема скучна, если нет креатива, он отвергает её сразу, потому что в репертуаре театра нет ни одного военного тактического мероприятия. Мы сейчас говорим о патриотизме. Я не видел там ни одного спектакля о войне. О последних горячих конфликтах...

— А «Обещание рассвета» о чем? (крик из зала)

— Ни одного военно-патриотического фестиваля. Я сейчас за Игоря Гладнева скажу и скажу ему «держись», потому что когда он был назначен губернатором Басаргиным, у нас в Пермском крае образовался фестиваль «Автомат и гитара», который стал всероссийским, а в этом году он станет международным... И я приглашаю вас посмотреть на это патриотическое шоу, которого я совершенно не вижу в театре. Спасибо, мне надо ехать на патриотический фестиваль в Самару. (аплодисменты за столом)

Страсти накалялись, актёры театра пытались вступить в диалог со спикерами, чтобы выложить свои контраргументы.

Фото: Иван Козлов

Виктора Кузьминова, директора городского концертного объединения, в возникшей перепалке спросили, почему за этим столом нет ни одного представителя театра.

«А вы нас приглашали на возложение цветов вчера?», — парировал Кузьминов, очевидно подразумевая гражданскую акцию в поддержку Мильграма, к участию в которой через соцсети призывались все.

Евгений Злобин, председатель пермского регионального отделения партии «Великое Отечество», опустошён спектаклем «8 женщин» и также считает, что пагубное воздействие Театра-Театра распространяется на всю нашу страну.

Фото: Иван Козлов

— Я считаю, что само снятие (увольнение Б. Мильграма) носит позитивный оттенок. Я был на спектакле «8 женщин». Я вышел оттуда и у меня было опустошение, потому что я ожидал там увидеть какой-то мюзикл французский, юмор там и так далее, а на самом деле, там была пропаганда алчности, разрушения семьи, какой-то сплошной разврат, да ещё и мат на сцене. Я 20 лет в театр не ходил, но я был в шоке. До чего довели за наши бюджетные деньги. Какая может быть семья, какая может быть страна, какое будущее, если мы на таких нравственных ценностях ничего не воспитаем. Мы только разрушим страну и получим вторую Украину, благодаря вашим таким стараниям. Потому что молодёжь на Украине потеряла края, нравственные ценности, они забыли, что такое история и что семь миллионов украинцев погибли во время войны.

Это мероприятие в поддержку министра. Вы (актёрам) пришли не в поддержку. Вам здесь делать нечего. Вы идите отсюда и делайте другое мероприятие.

Пока Злобин жалел Украину и криком прогонял журналистов, Анатолий Пичкалёв подошёл к Ларисе Белецкой и шёпотом, чтобы не мешать выступающему, попросил предоставить слово двум людям из противоположного лагеря.

«Не дам, — ответила ведущая, — потому что здесь общественные организации и союзы профессиональных деятелей. Они пришли заранее и записались сегодня».

Кто-то вызвал полицию. Один из представителей УВД подошёл и склонился к уху Белецкой, чтобы шёпотом спросить, кто есть кто и чего хочет.

«Мы проводили пресс-конференцию, а они ворвались. Это представители театра. Их никто не приглашал. Мы никого не выгоняем. Мы хотели высказать своё мнение интеллигентно, открыто, честно. И ворвалась компания, которая устроила здесь хулиганство», — пожаловалась Лариса Белецкая.

Фото: Тимур Абасов

Вскоре после этого отведённое на круглый стол время закончилось, и всем было предложено разойтись. В ходе выступления Алексея Чепкасова Пётр Куличкин, ответственный секретарь Пермской городской организации Союза композиторов России, выкрикнул, что знает, кто в Пермском крае может быть лицом русской культуры. Журналисту «Звезды» удалось взять у него короткое интервью.

— Вы сказали, что знаете, кто может представлять русскую культуру в Перми. Просто назовите этого человека.

— Да, знаю, но кратко сказать этого не могу.

— Почему? Просто назовите фамилию и имя.

— Дело в том, что русскую культуру может представлять тот, кто живёт в России и может представлять культуру в принципе. А Борис Мильграм представлять культуру не может, потому что он к культуре отношения не имеет.

— Давайте оставим Мильграма. Вы ответите на мой вопрос?

— Почитайте учебник...

Потеряв интерес к беседе, журналист выключил диктофон.

Тем временем народ постепенно покидал зал. Основные силы полиции ждали людей на улице.

Фото: Тимур Абасов

Несколько машин, видеокамера, рации, автоматы — это всё было. Собаки не было.

Фото: Тимур Абасов

Люди не спешили расходиться, продолжая горячо спорить, разбившись на группы. Полицейские сновали между кучками людей, не находя причин для иных действий. Постепенно опустела и улица. В ходе описанных выше событий никто физически не пострадал.