X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
26 сентября 2020
25 сентября 2020
24 сентября 2020
23 сентября 2020
Фото: MMT Stock

«Нагрузка сильно увеличилась». Права учителя во время дистанционки

С введением режима самоизоляции в России для образовательных учреждений наступило необычное время: школы перешли на дистанционное обучение. Родители и учителя сразу же столкнулись со множеством проблем, и не только технического, но и правового характера. Чем работа с учениками в школе отличается от работы с ними же, но дома? Кто-то может использовать видеосвязь, а кто-то нет, влияет ли это на оплату труда? Как оценивать домашние задания в новых условиях?

В конце апреля в онлайн-гостиной защиты общественных интересов встретились преподаватели и родители школьников, чтобы обсудить проблемы, возникшие при переходе на дистант. На их вопросы отвечали сопредседатель независимого профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий и юрист профсоюза Юрий Варламов.

Какие нормативные акты регулируют работу учителей во время дистанта?

Всеволод Луховицкий, сопредседатель независимого профсоюза «Учитель»:

— Сейчас защита трудовых прав работников основана не столько на юридических нормах, сколько на активности самих работников. Ситуация с пандемией с точки зрения нормативных актов — полнейшая путаница (у нас даже заявления Пескова используются, как источники права). Главная идея заключается в том, что работнику не надо искать, в каком нормативном акте что сказано, а надо для начала понять, чего он хочет. После этого наступает второй этап — поиск единомышленников. На третьем этапе необходимо изучить, какие на этот счёт есть нормативные акты, и дальше эти нормативные акты использовать, а если их нет — учителя должны коллективно собраться и настаивать на том, что им нужно для дистанционной работы.

Юрий Варламов, юрист, сотрудничающий с профсоюзом «Учитель», эксперт Центра социально-трудовых прав:

— Та юридическая ситуация, в которой мы сейчас находимся, характеризуется неопределённостью, поэтому, к сожалению, в большинстве случаев мы не можем дать какие-то конкретные внятные ответы на вопросы. Именно поэтому чаще всего учителям приходится добиваться соблюдения своих прав и возможностей через коллективные переговоры. Сейчас формально мы с вами живём в ситуации нерабочих дней. Нерабочие дни — это новое понятие, которого никогда не было в трудовом кодексе до карантина. Понять его содержание мы можем только из каких-то смежных актов и документов, которые выпускались то Министерством труда и соцзащиты, то происходили из каких-то комментариев должностных и даже не очень официальных лиц.

Бывают случаи, когда учителей пытаются отправить в отпуск либо в обязательном порядке, что, безусловно, незаконно, либо просят взять отпуск за свой счёт, аргументируя это тем, что работать сейчас всё равно нельзя. Если это произошло, пишите в трудовую инспекцию и в прокуратуру. Практика говорит о том, что это работает, потому что это грубое нарушение трудового кодекса.

Юрий Варламов Фото: vk.com/yuravar

Учителей принуждают пописывать допсоглашения о переходе на дистанционное обучение. Что в них должно быть?

Юрий Варламов:

— На региональные власти легла задача изменить режим работы образовательных учреждений. Как это было сделано: в большинстве субъектов школы и вузы были переведены на дистанционку. При этом вариантов несколько: в одних случаях преподаватели и обучающиеся отправлялись по домам, в других случаях преподаватели должны были по-прежнему приезжать на место работы.

Директора находятся в очень сложной ситуации. Нормативные акты меняются буквально каждый день. С одной стороны, всех нужно отправлять на дистанционную работу, с другой — а что если они ничего не будут делать, как их контролировать, как проследить, что они провели все занятия? Учителей принуждают подписывать допсоглашения — так директор пытается себя обезопасить от любых придирок со стороны контролирующих органов.

С допсоглашениями у преподавателей возникают большие сложности. В них часто бывают зафиксированы дополнительные трудовые обязанности: например, что учитель должен каждый день присылать администрации школы отчёт о проделанной работе. Также часто в таких актах не зафиксированы дополнительные выплаты, которые должны быть в отношении дистанционных работников. У нас в УК есть отдельная глава, которая касается именно дистанционной работы, в ней говорится о том, что на работодателе лежит обязанность по выплате работнику компенсации за использование личного оборудования. Конечно, такие компенсации периодически встречаются в школьных соглашениях, но очень редко. Вместе с тем совершенно понятно, почему они там должны появляться: у работника амортизируется техника, увеличиваются расходы на электричество и интернет.

Отдельный вопрос — это возрастание интенсивности работы. Мы провели опрос среди учителей, и 80 % из них ответили, что нагрузка увеличилась, а больше половины — что сильно увеличилась. Перевод учебного курса на дистанционные рельсы требует больших затрат. Круглосуточная работа за компьютером переносится тяжело и должна оплачиваться в большем размере. Администрация образовательных учреждений относится к таким допсоглашениям, как к односторонним. Известны случаи, когда работодатели пишут приказы о том, что работники обязаны писать заявления о переходе на дистанционную работу или обязаны заключить допсоглашения в определённые сроки. Вместе с тем, любые изменения в условиях труда — действия двусторонние, и такие ситуации являются нарушением.

Одни учителя проводят онлайн-уроки с помощью ZOOM, а некоторые просто отправляют задания или ссылки на чьи-то другие уроки. Как в таких случаях должна начисляться зарплата?

Всеволод Луховицкий:

— Зарплата должна быть такая же, как и в обычное время. Один учитель диктует лекцию, а другой устраивает дискуссию — это вопрос методики. Есть такой очень хороший учитель истории — Леонид Кацва. Он сейчас в «Фейсбуке» ведет кампанию против онлайн-обучения, говоря, что это фикция. И он принципиально посылает своим ученикам только задания, страницы из учебников и презентации. С другой стороны, если вы в вашей школе считаете, что нагрузка на тех учителей, которые ведут уроки в ZOOM, больше, то это как раз вопрос о дополнительных соглашениях, в которых надо прописывать ситуацию. Ни в одном нормативном документе не сказано, что такое дистанционное образование. Если я послал детям задания и потом собрал их, никто не может сказать, что это не дистанционное образование. Самое простое, что можно сделать — это устроить собрание, договориться между собой, что, например, работы в ZOOM оцениваются в полторы обычной ставки. После этого вы приходите к вашему директору и требуете прописать это в допсоглашении.

Всеволод Луховицкий Фото: pedagog-prof.org

Когда учителям давали подписывать эти соглашения, никто и представить себе не мог, что нагрузка вырастет в два раза. Что делать с этим?

Всеволод Луховицкий:

— Фиксировать это невозможно, можно только требовать от директора: либо доплачивать за интенсивность работы, либо менять расписание и делать меньшее количество уроков. И то, и другое директор имеет право сделать. Это вопрос коллективных переговоров. Согласно результатам нашего опроса, учителя считают справедливым сделать надбавку от 20 % до 25 %. Примерно на столько они оценивают свою переработку.

Необходим честный диалог между всеми участниками образовательного процесса. Либо можно вести речь о замене уроков на иные формы взаимодействия. Попробуйте сначала поговорить со своими коллегами, вам скажут «спасибо» и дети, и родители. Надо постараться договориться в школе максимально разумно. В некоторых школах так и сделали: там каждый учитель определяет для себя, сколько дистанционных уроков, хороших и красивых, он проведёт. И дети понимают, что это урок подготовленный и на него интересно прийти. И кстати, там разрешают прийти на него детям и из других классов.

Если мы сейчас не начнём осваивать цифровые инструменты, то мы не сможем вернуться в нормальную жизнь. Какие изменения ждут школу после снятия карантина?

Всеволод Луховицкий:

— Дидактика цифровой школы — это большая и долгая работа. И я боюсь, что к нашему нынешнему моменту это не относится. Разрабатывать новую методику надо много лет, а сейчас нам надо думать, как пережить этот период, чтобы вернуться потом к обычному режиму. Я убеждён, что дистанционные технологии могут быть не более чем вспомогательным инструментом. И мои ученики, они исключительно стонут: «Когда же мы наконец придём в школу?» И говорят, что очень плохо — дома сидеть.

Должны ли наработанные учителями материалы выкалываться в общий доступ? Как быть с интеллектуальной собственностью?

Всеволод Луховицкий:

— Я давний противник идеи авторского права. Это вещь довольно спекулятивная. Автор получает свой гонорар в момент первого издания. На мой взгляд, на этом моменте вопрос надо закрывать. Все знания должны становиться достоянием человечества. Надо спокойнее относиться к тому, что кто-то может воспользоваться результатами интеллектуального труда. Да, я трачу какое-то время на создание текста, учебника, презентации, но я не думаю, что студенты моих следующих курсов или участники семинаров будут за это платить (кроме, возможно, учебников). Единственное, что будет честно сослаться на меня, если они будут использовать мои наработки в своих работах. Я не вижу, что теряю что-то, это даже хорошо: не зря работал.

Когда мы говорим о наших авторских методиках, никто этого от меня, как работника, не требует. Мы не работаем на результат, мы работаем на ставку. Строго говоря, никто меня не заставляет создавать новый учебный курс. Это моё личное желание, и мне платят за выход, поскольку я такой же наёмный работник, а не творец-фрилансер и несвободный художник.

В некоторые школы из Министерства образования пришёл документ, запрещающий выставлять двойки тем, кто не сдаёт контрольные точки. Законно ли это?

Всеволод Луховицкий:

— Не может ведомство принять такой официальный документ, скорее всего, это выглядит как методическое письмо или рекомендация. Всё, что касается промежуточной аттестации — это прерогатива школы. Вы имеете право решать, какие оценки и за что выставлять. Я думаю, такой приказ может быть связан с тем, что там понимают, что сейчас смотреть на качество образования никак нельзя, они этим говорят о том, что надо относиться к дистанционному образованию, как ко времени, которое пройдёт, и надо будет как-то навёрстывать.

***

Ранее мы писали о том, как прошёл первый день дистанционного обучения у школьников.

Работа, увольнения и зарплаты в период самоизоляции. Взгляд юриста.

Готовы ли пермские школы перейти на дистанционное обучение?

Памятка для родителей о том, какие сайты помогут в учебе из дома.

Открыто на карантин. Какие сайты помогут в учебе из дома — личный опыт.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь
Стань Звездой
Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.