X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
19 июля 2019
Фото: Из личного архива Дмитрия Москвина

«Скверная история». Статья политолога Дмитрия Москвина, которую сначала опубликовал, а потом удалил журнал «Эксперт Урал»

«Впервые в жизни я подвергся реальной цензуре: с портала журнала „Эксперт Урал“ удалена моя статья „Скверная история“. Самая взвешенная из всех публикаций, которые я делал по этой теме (возможное строительство храма на месте сквера в Екатеринбурге — прим.ред.)», — написал на своей странице в Facebook политолог Дмитрий Москвин.

Редактор издания мотивировал своё решение тем, что «в таком виде статья не является объективной, мы хотим опубликовать вместе мнение за храм мнение против». Однако, по мнению Москвина, причина снятия статьи — «в истерике чиновников, разразившейся с утра».

«Я просто обозначаю: в Екатеринбурге процветает цензура и она приобрела откровенный характер. Это мерзко», — подводит итог Дмитрий Москвин.

Мы публикуем текст полностью.

***

«Скверная история» приключилась в Екатеринбурге весной этого года.

Третья за это десятилетие попытка приземлить собор святой Екатерины оборачивается колоссальным общественным противостоянием, скандалами, провокациями, фактически войной. Она уже стала символом неспособности элит выходить в поле публичного обсуждения своих инициатив. И фактом нарочитого игнорирования крупным бизнесом и чиновниками альтернативных мнений и ценностей. В пылу интернет-баталий и кулуарных дискуссий (основные местные СМИ, к сожалению, предпочитали не превращаться в площадку для публичного диалога) потерялось главное: кто и что реально хочет, а также — где и как эти желания реализовать.

Внешний вид проектируемого храма Фото: официальная документация проекта

Сюжет с активным противостоянием горожан против попытки построить храм вместо сквера не уникален для России 2010-х годов. Десятки крупных и средних городов, Москва и Санкт-Петербург регулярно сталкиваются с той же проблемой. Людей не убеждает риторика «исторической справедливости», они видят угрозу «клерикализации страны». Не многие готовы жертвовать центральными парками, дворами и историческими кварталами ради эфемерных «национальных скреп». Люди все больше хотят жить в комфортных удобных и чистых городах, где много возможностей для разнообразного времяпрепровождения. Проблема любого храма — он не для всех, а для немногих (по официальной статистике МВД, в Екатеринбурге, как и в целом по России православные храмы даже в главные христианские праздники посещает не более 2 % жителей).

Почему не надо строить храм вместо сквера? Казалось бы, ответы очевидны. Во-первых, в Екатеринбурге скверы и парки — это городская редкость, а не место повседневного досуга. Катастрофически низкий уровень озелененности центра и высокая концентрация вредных примесей в воздухе — от экологической повестки в этом вопросе никуда не деться. Менее 1 кв.м. зеленых насаждений на горожанина в центре не соответствует даже показателю, предписанному городам в лесотундре.

Во-вторых, большой сквер на Октябрьской площади, разбитый за бюджетные деньги к 275-летию города, только-только обрел свой вид, летом в нем появилась тень под красивыми молодыми деревьями, а зимой, как выяснилось, можно проводить рождественскую ярмарку и лепить снеговиков.

В-третьих, имея колоссальное количество недостроев и заброшенных земельных участков, выбор с местом для храма каждый раз падает на общественнозначимое зеленое пространство (или пруд). То, что по закону принадлежит 100 % горожан и приезжих, предлагается превратить в место для 2 % и менее. И наконец, как метко подметил поэт Наум Блик, «господин Козицын, господин Алтушкин, храм на берегу — это не игрушки». Октябрьская площадь сама по себе достопримечательность и точка притяжения горожан — рядом с Ельцин Центром, с панорамным видом на Городской пруд, со сложившейся архитектурной и рекреационной средой. Никогда не стоявший здесь кафедральный собор убивает это место, предлагая сомнительную альтернативу. Первые аргументы в пользу храма на месте сквера стали появляться фактически с середины марта, когда все решения, по уверению чиновников, были уже приняты.

Храм на месте сквера и любого другого живущего не первое десятилетие городского общественного пространства не нужно строить. Но это не равнозначно, что храм вообще нигде не нужно строить. Важно понимать и не поддаваться на манипуляции: храмы можно и нужно строить — там, где на это есть запрос общины верующих, и там, где конфликт интересов не приобретает характер городской войны. В противном случае это храм чему угодно, но не исповедуемым ценностям и идеалам.

Да, в 1930-м году в советском Екатеринбурге, как и повсеместно по стране, случилась большая трагедия — были уничтожены исторические храмы, был развязан террор против священников и верующих людей. Да, морально оправданной видится возможность восстановления одного из разрушенных храмов как памятника, вбирающего в себя многочисленные смыслы города и его истории. Но игнорировать при этом реалии нового города и иного устройства общества наивно, если не глупо. Еще глупее подтасовывать исторические факты и обманывать людей, что, к сожалению, мы и увидели этой весной.

Эпопея с «кочующим» храмом в Екатеринбурге учит азам жизни в большом городе: сначала предложить и обсудить, а не ставить перед фактом и на критику отвечать оскорблениями. Вся теория и практика научной урбанистики говорит, что диалог в городе — это объективная необходимость. Город концентрирует в себя разных людей, различающихся ценностями и взглядами на мир. Только через здоровый диалог на многочисленных публичных площадках происходит выработка компромиссов, формируется зрелое городское сообщество, появляются горожане, готовые брать ответственность за город на себя. К сожалению, еще ни разу ни РПЦ, ни крупные бизнесы, ни местные власти не попытались начать свои инициативы с диалога. Наверное, это не «по-пацански» и хочется минимизировать риски быть непонятыми и непринятыми. Тем не менее, публичные обсуждения и поиск компромисса — это путь к здоровому городу, где энергия, креатив и предприимчивость подпитываются позитивной городской повесткой. В условиях войны сложно ожидать счастливых лиц и расцвета города.

Итак, нам говорят, что уже все решено, достаточно одобрения забытых музыкантов и стендаперов московской сцены. А мы как ответственные жители и правообладатели своего города говорим — нет, не решено. Суды, флешмобы, инициирование референдумов, в конце концов, любовь и уважением к своего городу — тот арсенал средств, которыми можно продолжать защищать свою позицию. Компромисс возможен, даже если кажется, что блокированы все подходы к нему. Понадобится, конечно, воля. Но ведь Екатеринбург исторически известен как город волевых людей.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+