X

Новости

Сегодня
Вчера
19 мая 2018
18 мая 2018
17 мая 2018

«Мир, жрать, спать!» Пермяки искали альтернативу первомайскому официозу

106статей

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Фото: Галина Сущек

Говорят, на первомайскую демонстрацию в Перми в этом году вышли аж 40 с лишним тысяч человек. Проявили солидарность, с кем-то и зачем-то. Но 40 тысяч — это же не все жители города. Вот некоторые решили, что раз уж Первое мая, то надо не ходить колоннами, а говорить о важных проблемах трудящихся, другие предпочли в праздничный день повеселиться. Мы отправились на несколько мероприятий, альтернативных тем, что стали строчкой в отчёте городской администрации.

«Дорогие соседи, хорошая сегодня погода!». Анастасия Кожевникова поговорила о действительно важных проблемах

В 13:00 в Рабочем посёлке начался по-настоящему идейно альтернативный официальному торжеству Первомай. Он проходил в уже хорошо известном дворе домов по Уральской, 77, 75 и Циолковского, 9. Именно там зимой Алексей Навальный второй раз встречался с пермяками. Местные, видимо, привыкли к митингам, а «чужих» было не так уж и много. Всего набралось около сотни, но зато были и обманутые дольщики, и противники переноса железной дороги, и многодетные семьи, и (внезапно) глава Усть-Качки.

Это было самое серьёзное мероприятие Первомая. Провели без всяких кричалок и песен, говорили по делу. На сцену из фуры по очереди поднимались довольно известные в пермском медиапространстве активисты, например, Любовь Турова и Людмила Ёлтышева, помогал вести мероприятие Юрий Бобров.

Над сценой висела огромная красная надпись «Мы за социализм», почти у всех в одежде был какой-то элемент красного цвета: водолазка, шапка или шарф. На плакатах тоже «социализм»:

«В 59 регионах страны люди достойны выплат на третьего ребёнка. А в Пермском крае нет?», «Вы решили платить только первому и второму детям, а остальные — сорняки?», «Постой паровоз, не стучите колёса. Губернатор, нажми на тормоза. Пока не поздно, поставьте вашу подпись, пока есть перрон и есть вокзал», «Что сегодня на обед? Кушай кашку, денег нет», «Электричка — транспорт пролетариата. Она не нужна богатеям пузатым, которые едут в своим „мерседесах“. Дорога железная — символ прогресса».

Фото: Галина Сущек

Или вот стихи, прозвучавшие со сцены:

Я камень в ваш бросаю огород,

в красивых галстуках тупые остолопы.

За что вы так не любите народ,

кормящий ваши праведные жопы?

Я кто? Я рядовая медсестра,

кормлю детей на 10 300.

И нет уже надежды на Христа,

всё чаще вспоминаю коммунистов.

«А подержите мой плакат, мне к ребёнку надо», — девушка вручает своё «Верните пособие» незнакомому человеку и убегает. На сцене Евгений Злобин говорит, что электричка — транспорт очень удобный, и проект по переносу горнозаводского направления — просто для отмывания денег. Особенно это его волнует «при той геополитической ситуации, когда вокруг сидят какие-то коршуны, готовые оторвать кусок от страны».

Дальше Юрий Бобров зачитал кем-то принесённое письмо губернатора Максима Решетникова президенту РЖД Юрию Белозёрову, в котором он указывает, что горнозаводское направление «практически не используется» и каждый день 34 пригородными поездами пользуются всего 2 тыс. человек.

«Я как раз живу там, где проходит „ненужная“ железная дорога. Мы переехали из Голованово в Лёвшино, и я знаю, как важна дорога для жителей отдалённых микрорайонов, — начала речь многодетная мать Людмила Ёлтышева, которая скажет и о другой проблеме. — В Орджоникидзевском районе закрыли взрослую поликлинику, к которой были прикреплены 16 тыс. людей. Раньше мы могли дойти до терапевта за 25-30 мнут, но здание закрыто, и уже 4 месяца мы ведём переписку с минздравом, Самойловым (Дмитрий Самойлов, глава Перми — Прим. ред.) и Решетниковым. Они хотят перенести поликлинику на Лобачевского, 26. Пешком я туда от дома дошла за час и 10 минут. Я писала, что нарушен закон о шаговой доступности, так как мы должны доходить за час. На что мне пришли письма, в которых утверждалось, что мы можем дойти пешком от Лёвшино до Качканарской, куда нас временно прикрепили. Но это нереально! И поликлинику на Лобачевского собираются открыть только через 1,5 — 2 года. Бабушки говорят, что не доживут. У пенсионеров нет денег ездить до терапевта. Мы были вынуждены выходить на пикет. Я думаю, что наши власти должны нести ответственность. Насчёт министра здравоохранения Матвеева скажу так — я бы подняла вопрос о несоответствии занимаемой должности».

«А где можно подпись против переноса поликлиники поставить? Я специально с Гайвы приехала!» — обратилась к Ёлтышевой после выступления женщина.

В это время на сцене призывали соблюдать права многодетных семей: «У нас забыли про труд самого важного человека — матери. Малоимущая мать получает 178 рублей пособия в месяц. На содержание собаки в полиции уходит 5 тысяч в месяц, на заключённого — почти 40 тысяч. В Пермском крае не выполняют распоряжение правительства о выплатах пособия на третьего и последующих детей. Уполномоченная по правам ребёнка Светлана Денисова сказала, что не нужно стимулировать появление третьих детей. Мы как бычки на продажу — то нас стимулируют, то не стимулируют. Отменили проект „Мамин выбор“, земельные участки не выдаются. Многодетные мамы боятся идти в соцзащиту...»

«Ой! — над женщиной лопается шарик. — Энергетика зашкаливает. Так вот, малоимущих могут поставить на учёт и отобрать детей. У нас начинают внедрять ювенальные технологии, когда ребёнка могут забрать из семьи, если у папы маленькая зарплата. Почему мы берём из Европы всё худшее: курение, ювенальные технологии, толерантность? Взяли бы хорошее, вот в Болгарии многодетная семья в переводе на наши деньги получает 18 тыс. в месяц, в Италии — 75 тыс., в Канаде — 127 тыс., в Швеции — 272 тыс. А у нас 178 рублей в месяц! И нас ещё называют иждивенцами! А я вот даже хочу подработать и пытаюсь добиться разрешения открыть семейный детский сад. По закону я могу это сделать. Но у нас эта программа не выполняется, мне придумывают новые и новые препятствия».

Фото: Галина Сущек

Потом выступали жители Запруда и села Адищево Любовь Турова и Татьяна Проценко. Их дома находятся в охранной зоне нефтепроводов. Но «Лукойл» и «Транснефть» решили не переносить трубопроводы, а требовать снести дома.

Теперь уже Любовь Турова, кажется, мало на что надеется:

«Я заплатила за свою землю не один миллион. Сейчас она стоит 730 руб. с выстроенным домом. Ровно год назад мэр Перми говорил инициативной группе, что дома не будут сносить. Но недавно администрация Мотовилихинского района предъявила жителям иски о сносе. Два уже удовлетворили, по-моему, заседание будет 23 мая. Иллюзий я не питаю: если наши дома не снесли нефтяные компании, это сделает администрация».

Фото: Галина Сущек

Татьяна Проценко просто призвала людей быть осторожнее, если они захотят построить дом:

«Я дорого купила землю. Получила разрешение на строительство. Я построила дом. Я его зарегистрировала. Спустя 8 лет ко мне пришла „Транснефть“ и сказала: „Дорогая, пошла вон отсюда“. И суд это требование удовлетворил. Судья тогда написала, что мы можем получить компенсацию, а когда мы пришли за ней, нам сказали, что разрешение на строительство не давало права строить дом... А что тогда даёт право строить дом?! Дорогие соседи, хорошая сегодня погода. Хочу предупредить вас: если соберётесь строить дом, обратитесь везде, включая Роскосмос и Росавиацию, так как Пермь входит в охранную зону аэропорта. Подумайте, законно ли вы живёте в этом городе».

Потом выступил глава администрации Усть-Качки Василий Лузин. Кажется, единственный представитель власти, оказавшийся в этом дворе. Он тоже начал речь со слов «дорогие соседи». Рассказал о том, что профсоюзы лет 20 назад продали курортное имущество в Усть-Качке вместе с домами, где сейчас живут 3,5 тысячи человек, «бизнесменам». И хотя люди живут в этих домах лет по 30, приватизировать помещения им не дают. Чтобы решить проблему, Лузин написал письмо губернатору, но, видимо, и у него надежды маловато, иначе зачем он здесь?

Потом были ещё обманутые дольщики и люди с другими, тоже по-настоящему важными проблемами. Такой митинг в центре нашёл бы не одну сотню сочувствующих, но в центре его провести не дадут. Если даже безобидной «Монстрациии» разрешение не дали...

Фото: Галина Сущек

«Нам бы на завод!» Лотки — кошкам, будки — собакам!» Галина Сущек отправилась на монстрацию

«Мы специально приехали из Оханска на „Монстрацию“, хотя мне уже семьдесят», — заявила женщина, держащая под руку свою подругу. — Какое у вас мировоззрение? Поясните». — «А вы уверены, что будет сто человек?» — Улыбнулся полицейский в парадной форме. По пятачку на Ушинского гуляли несколько монстрантов с плакатами, в стороне стояли велосипедисты с камерами и тёрли, конечно, про байки. Разморенные внезапным майским солнцем участники медленно стекались к месту сбора, слепили друг-друга белыми ватманами, бодались рожками и ушками. По мере увеличения их числа до ста, на душе у организаторов, движения «Весна», теплело. Один из них, Глеб Фадеев, пошёл отбивать другого — Дарью Кетову — у парадных полицейских, но оказалось, они только выдавали предупреждение и рассказывали правила акции. Глеб прилетел на монстрацию из Страсбурга, где слушал про права человека. Как Ленин, он организовывал акцию из-за границы и добавлял по телефону: «Я очень хочу, чтобы в Перми была „Монстрация“. Она нам нужна. Что значит, „зачем“? Нужна!»

Фото: Галина Сущек
Фото: Галина Сущек

Среди участников были пермские художники и стрит-артщики. Их можно было заметить, случайно отразившись в плакате Елены Рэмбо. Художница пришла с прямоугольным зеркалом. Эдуард Бенкендорф с лозунгом «Будем медленно гноится, будет время веселится» (Орфография сохранена). Кирилл Крест просто написал на плакате «monstr perm», а участники шутили, что его всё равно можно продать за пять тысяч рублей. Александр Жунёв, идеолог всех пермских монстраций, принёс сложное «анимационное» послание — куб, на сторонах которого написано «запу-голо-сова-лиза». Понимайте как хотите.

Фото: Галина Сущек

Участники отозвались на последние события в мире, вроде блокировки Telegram. «Как подключишь прокси, береги его. Ведь его айпишник стоит огого» — зарифмовал парень в жёлтой олимпийке. А главный лозунг монстрации, за которым шли участники, — «С прокси не те ощущения». Главный пермский эколог Надежда Баглей была на велосипеде и на каблуках. У неё на картонке был ребус — басни Крылова в запрещающем знаке и эмблема «Слушай соловья». «Не кормите соловья баснями, а займитесь делом уже», — как бы говорила Надежда.

Фото: Галина Сущек

Участники несли объявления («Ни мужа, ни корги, ни аспирина», «Ищу жену, борщи варить сложнее»), политические заявления «Свободу мамам», «Нас тут нет», «ПФ-115. Запах весны и труда», «Раньше было лучше», «Он не солидарен» (и стрелочки), иногда чушь («Птицы тоже динозавры», «В каждом из нас есть немного бипедального животного»). Странная тенденция единения людей с динозаврами. Кто-то был тонко концептуален — как «Придумаю что-нибудь потом» и пустой ватман Кати Макаровой.

Каждая пермская монстрация чем-нибудь да отличается от других. Если на предыдущей было много представителей аниме-культуры, то на этой много... детей. «Мы уже говорили год назад о том, что молодёжь чаще выходит на улицы и участвует в акциях, но это уж совсем», — шутили мы с организаторами, пока вокруг нас бегали маленькие Капитан Америка и Человек-Паук. «Дядя Год, а лето выйдет? Нет, оно наказано. — А скиньте мячик» — почти скрывается за картонкой мальчик. «Отсутствие зубов — не повод», «Каждому торту — по морде», «У меня веснушки. Я что, рыжий?» Дети повторяли лозунги, конечно, громче всех, а один парень как раз с веснушками вышел вперёд и взял Глеба за руку.

Фото: Галина Сущек

Также стоит сказать, что всю дорогу от Ушинского до Макаренко монстранты «производили» кричалки. («Кричали кричалки», вроде, не скажешь, для этого правоохранительные органы придумали слово «производить»). «Мир, жрать, спать!», «Здесь так красиво, я перестаю дышать!», «Будки — собакам, лотки — кошкам!», «Нас тут нет!» Заметьте, все с восклицательными знаками. Конечно, мирно гуляющие по Крупской прохожие отшатывались в сторону, иногда возмущались, но у монстрантов с иронией и самокритикой всё хорошо: «Нам бы на завод!» — кричали они хором. «Ага, на Мотовилихинские под сокращение, или на шпальный, или на Чусовской», — скептически вздыхал идущий рядом велосипедист.

Организаторы отмечают:

«В чём-то монстрация похожа на художественную акцию. Перформанс или типа того. Мы предлагаем только форму и идею, а содержание наполняется стихийно, и неизвестно, к чему это нас всех приведёт. К тому же, для перформанса важно, чтобы у участников был какой-то свой секретный язык. Участник приносит иносказательный лозунг, а что он имеет в виду — всем понятно без объяснений. А кому непонятно, тот не с нами».

Фото: Галина Сущек

В самом конце «Весна» разыграла футболки от создателя российской монстрации Артёма Лоскутова с принтом «Запрещёнка» на стилизованной под сгущенку банке.

«Срочно бери вел — и дуй к Драме». Максим Артамонов вместе с велосипедистами вспомнил, кто такие пионеры

На площади у Театра-Театра собралось около 200 человек. У каждого свой велосипед, у многих — пионерские галстуки или другая советская атрибутика. Всех ждёт не просто велосипедная прогулка, а велопервомай. Одежда должна соответствовать — нужно ведь передать атмосферу того времени.

Фото: Максим Артамонов

Уже не первый год команда PIN-MIX-PERM и группа «Велосипедисты Перми» проводят в городе подобный флешмоб.

«Если ты не знаешь, чем занять себя, и хочешь получить массу эмоций и удовольствия, срочно бери вел — и дуй к Драме! Всё это гарантируем!», — зазывали участников организаторы.

Фото: Максим Артамонов
Фото: Максим Артамонов

В этот раз ведущим отряда пионеров назначен Павел Клёцкин. Он и его помощники проводят инструктаж: «Все велосипедисты — делимся по 10 человек, вам раздали полоски разных цветов, найдите друг друга. За каждой группой закреплён координатор, с ним и поедете. Не забываем про ПДД», — раздаётся бодрое напутствие со ступенек Театра-Театра..

Фото: Максим Артамонов

Далее все группы поочерёдно выезжают на проезжую часть ул. Петропавловской и организованно двигаются по 12 километровому маршруту. Наш путь пролегал через трамвайный мостик у Северной дамбы.

Фото: Максим Артамонов
Фото: Максим Артамонов

Затем велосипедисты поднялись по брусчатке — и оказались в сквере над Камой у Чудо-Дерева. Там была запланированная стоянка. Каждый мог выступить и прочитать стихи. «Только чтобы родом из СССР», — обозначили тематику стихотворений организаторы.

«Готовьте стихотворения в духе советского времени или обычные — и будете вознаграждены», — предупреждают ведущие.

Команда Пионер FM, одетая в пионерскую форму, всем составом поёт знакомую каждому советскому человеку песню:

И вновь пpодолжается бой,
И сеpдцу тpевожно в гpуди,
И Ленин такой молодой,
И юный Октябpь впеpеди.

Фото: Максим Артамонов

«Я волком бы выгрыз бюрократизм / К мандатам почтения нету / К любым чертям с матерями катись любая бумажка / Но эту...» — стихи Маяковского о советском паспорте сильно разбавляют канонические советские стихи. Особенно если это делает совсем совсем молодой велосипедист. Кажется, что по литературе в школе у него всегда была твёрдая «пятёрка» — эмоциональная реакция участников это подтверждает.

Фото: Максим Артамонов

Всем декламаторам раздали сладкие призы, мы сделали коллективное фото у дерева — и дальше в путь!

Фото: Максим Артамонов
Фото: Максим Артамонов

Конечная точка маршрута — она же начальная. Все делятся эмоциями, впечатлениями и мыслями — и вновь коллективное фото.

Фото: Максим Артамонов

***