X

Новости

Вчера
2 дня назад
19 июля 2018
18 июля 2018

«Мы живём в стране, где люди способны предсказывать будущее». Сравнили «Забастовки избирателей» в Перми и Петербурге

110статей

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Фото: Диана Корсакова

По стране прошли акции «Забастовка избирателей». Волею судеб журналист Галина Сущек оказалась в воскресенье в Петербурге на несогласованном шествии, а Анастасия Кожевникова — в Перми на митинге с песнями и горячим чаем. Сравнили обе акции — два разных продолжения почти годовой волны протеста.

«Забастовка» в Перми

Митинг «Забастовка избирателей» 28 января Фото: Диана Корсакова

Количество участников: по оценкам журналистов, от 400 до тысячи, организаторы не считали.

Задержанные: нет.

Лозунги: «Не дадим сделать из России Северную Корею», «Путин не должен быть президентом РФ, уйди», «Навальный против воров», «Не хотим играть в выборы».

«Забастовка» в Петербурге

Фото: Галина Сущек

Количество участников: по данным ГУМВД по Петербургу и Ленинградской области, примерно 1,5 тыс. человек. По оценкам журналистов, от 3 до 4 тысяч участников.

Задержанные: по информации «ОВД-Инфо», были задержаны 19 человек, но всех уже отпустили.

Лозунги: «Мы за честные выборы», «Россия будет свободной», «Свободу Навальному», «Путин — вор», да и всё.

Анастасия Кожевникова в Перми

В 12:30 люди собрались у «Пермских ворот», чтобы совершить мини-шествие до Сада камней через 250 метров, где и начался сам митинг. Звучит скромно, и организаторам это не нравилось. «Маршрут демонстрации нам сократили неприлично. В заявке было указано 2 тыс. человек. Если бы правда пришло столько и люди выстроились от „П“ до этого места, то они могли бы сделать только шаг вправо — шаг влево», — начинает митинг Юрий Бобров после музыкальной паузы с Цоем, Макаревичем и «Несчастным случаем».

Юрий Бобров на митинге «Забастовка избирателей» 28 января Фото: Диана Корсакова

Организаторы со сцены говорили, что изначально собирались бастовать у памятника Героям фронта и тыла, «но сейчас там стоит хоккейная коробка, где иногда проходят матчи». «Канал Навальный Live ведёт трансляцию с включением из разных городов, но хочу сразу сказать „эшникам“ и полицейским в штатском, что не знаю, с какой камеры её будут вести в Перми. Поэтому даже не пытайтесь вычислить её по моему лицу и что-нибудь с ней сделать», — говорит Юрий Бобров. Такое отношение к полицейским, которые в этот день улыбались на входе, было не самым типичным для митингов 28 января: например, как мы увидим, в Петербурге им даже дарили цветы. Но и у такого поведения есть причины — полицейские приходили в штаб до начала акции несколько раз, в том числе и вечером перед самой забастовкой, чтобы изъять 30 листовок.

Наталья Вавилова, координатор пермского штаба забастовки, как они теперь сами себя называют, должна была разогреть уже, прямо скажем, окоченевшую толпу:

«Алексей Навальный год вёл свою избирательную кампанию. С июня мы делали все возможное, чтобы добиться регистрации своего кандидата на выборах президента. Вы агитировали своих знакомых? Вы приходили в штаб, делали в нём ремонт, защищали его от бандитов в полицейской форме? Вы раздавали листовки, получая в ответ улыбки от наших сторонников? — В ответ раздаётся только жиденькое „Да“, но и этого пока достаточно. — Кремль демонстративно показал нам свое отношение, не дав нам право голосовать за того, кого мы хотим! Путин с кучкой своих друзей лишил нас выбора. Я очень зла. Больше всего они боятся активных людей, объединённых одной целью. Именно вас они и боятся. А 18 марта мы придём на выборы, но только в качестве наблюдателей. Явка — вот что их беспокоит! И мы зафиксируем, как они будут свозить на участки, как будут заманивать бесплатными билетами в цирк и картошкой по дешёвой цене».

Понизить градус устрашения вышел молодой активист штаба Александр Шабарчин, который был одним из организаторов митинга против коррупции прошлой весной. Его выступление было стилизовано под стендап: «Знаете, я тут недавно понял, что мы живём в стране, где люди способны предсказывать будущее. Выборы будут только в марте, но уже каждый из вас знает, кто в них победит. Кто же это? Да-да, тот самый ботоксный президент».

Иногда он шутил на грани фола: «Я часто слышу вопрос: „Если не Путин, то кто?“ Да кто угодно! Хоть морская свинка. Почему? Её друзья не будут воровать, она не будет держать правительство, которое составляет непонятные законы, не будет обманывать своё население и воровать — у неё же лапки». Но иногда и вполне удачно: «Вчера к нам приходили полицейские. Мы сказали, что пока у нас режут школьников, они конфискуют листовок на 10 рублей. Они ответили: „Если не нравится, идите сами в полицию работать“. Я очень опечалился, что Путин сам нам этого не заявил: „Ребят, не нравится — давайте в президенты“».

Александр Шабарчин на митинге «Забастовка избирателей» 28 января Фото: Диана Корсакова
Митинг «Забастовка избирателей» 28 января Фото: Диана Корсакова

В это время многие искали обещанный горячий чай. Пока он кипятился, к паре молодых людей подошёл пожилой мужчина со словами: «Что, молодёжь, на митинг пришли и замёрзли?». Вообще в этот раз участники были самого разного возраста — и некоторые активисты весенней волны, и привычная для пермских митингов публика. Девушка у сцены учит слова песни «Перемен» с листочка и пытается отбиться от подката мужчины через ограждение. Координатор «Голоса» Виталий Ковин вещает со сцены, что движение не разделяет позицию бойкота выборов, но люди имеют на это право... Участники «забастовки» скандируют «Путин, уходи» и «Мы не пойдём на выборы». Кто-то предлагает вспомнить, что по Аристотелю человек — политическое животное, но у нас отбирают «политическое», не оставляя возможность голосовать. Наконец спели «Перемен». «Это всё! До новых встреч», — закончил акцию Юрий Бобров.

Шарик Штаба Навального на митинге «Забастовка избирателей» 28 января Фото: Диана Корсакова

Галина Сущек в Петербурге

Митинг застал меня ещё в автобусе, когда пожилой мужчина, рассказывающий про дворцы и музеи, сознался, что едет на площадь Пролетарской диктатуры. Для петербургских трёх градусов он был очень тепло одет, а в сумке лежал термос с чаем, газетки и небольшой плакат-дощечка. Подготовленный оппозиционер, которого звали Олег, считает, что в России может быть и всё спокойно, только денег у людей очень мало.

Мы подходили к площади, название которой вызывало нервный смех, а в это время больше двух тысяч человек пошли брать Смольный. Ведущие не долго бросались словами — единственный громкоговоритель заглушал голос полицейских.

Фото: Галина Сущек

Петербургскому штабу не удалось согласовать митинг, поэтому участники и полиция обменивались строчками из статей конституции и административного кодекса. Неожиданно толпа пошла шуметь на Тверскую улицу, где её огородили с обеих сторон. В этой решительной толпе было много молодых людей — прекрасных девчонок с верещащими голосами и серьёзных парней лет 17-25. Их было так много, что можно запросто приглашать на свидание. Впрочем, они именно так и делали. Другая заметная категория — это пожилые люди. Некоторые участники проводили акцию «цветы для полиции» — пришли с букетами роз, как те самые хиппаны с исторических пацифистских фотографий

Фото: Галина Сущек
Фото: Галина Сущек

В какой-то момент митинг на глазах превратился в демонстрацию — потоки людей рекой огибали дома и соединились на Тверской. Несколько сотен человек совершили прогулку по всему центру города — зачем-то кругом обошли Таврический сад, прошли по Моховой, Караванной, Кирочной, невероятному Литейному проспекту, у итальянского цирка прокричали, что выборы — это цирк. В конце каждой улицы бастующих ждали автозаки и ОМОН. Забастовка извивалась змейкой, меняла улицы, бежала дворами, рассыпалась и соединялась. Какой-то парень шутил, что направление нашего движения можно узнать из новостей. Навстречу выходили сотрудники магазинов, снимали видео, кто-то женским голосом кричал: «Молодцы, я вас люблю», сигналили машины, которым толпа то и дело перекрывала путь.

Через два с половиной часа этой экскурсии люди разговорились. Оказалось, Навального поддерживают не все, да и не каждый лозунг был подхвачен. Многие умеют отстраняться. Других, наоборот, увлекает дух толпы. На Дворцовой площади бастующих ждал сюрприз — она была оцеплена полностью, её охраняли больше тридцати сотрудников ОМОНа с щитами, четыре военных автозака, четыре обычных, четыре автобуса, и это только видимая вершина айсберга. Конечно, щиты раззадорили бастующих, они сделали много селфи и все время шутили. А потом пошли на площадь Восстания через весь Невский проспект. Любят же петербуржцы ходить пешком.

Фото: Галина Сущек

***