X

Важнее прибыли. История проекта «Нафталин»

3статьи

В этом цикле мы расскажем про социальных предпринимателей Перми. Про тех, кто занимается социальным бизнесом не благодаря, а вопреки — государственным барьерам, бюрократии и несовершенному законодательству. Это проект о том, как живут и работают те предприниматели, для которых есть вещи важнее прибыли: человеческое отношение, желание помочь другим людям и уверенность в том, что «закон бумеранга» работает.

Фото: Тимур Абасов

«Я здесь единственный активист-волонтёр. Для меня это как хобби», — пермяк Дмитрий Овцын полтора года назад запустил свой проект по сбору старой одежды «Нафталин». Нам стало интересно, что это за инициатива и чем она может быть полезна городу.

Дмитрий Овцын — директор магазина «Джинсовый дом». Идея перерабатывать старые вещи «пришла отсюда», — рассказывает он, показывая на джинсы. Однажды Дмитрий запустил в своём магазине рекламную акцию «Приноси старые джинсы». То, что принесли покупатели, было решено не выкидывать, а каким-то образом утилизировать. Дмитрий рассказывает, что довольно быстро нагуглил в сети, как можно дать старой одежде новую жизнь.

Дмитрий Овцын Фото: Тимур Абасов

Оказывается, вещи перерабатывают в подложки под линолеум, шумоизоляцию, наполнитель для игрушек и многое другое. Например, из старой хлопковой одежды производится регенерационное волокно, синтетическая одежда может послужить в мебельном производстве — стать материалом для изготовления матрасов и технических утеплителей.

Так и родился в Перми проект «Нафталин». Вещи принимают в любом состоянии: старые, рваные, потёртые, с заплатками или зацепками, другими словами — непригодные для дальнейшего использования.

Фото: Тимур Абасов

На переработку идёт любая старая одежда (шерсть, хлопок, смесовые и синтетические ткани), кроме кожи, меха и обуви. Если у вас залежались отходы швейных производств, матрасы и постельное бельё, всё это тоже можно смело нести в один из бачков для приёма. Баки расположены во многих районах города. Осенью прошлого года их стали устанавливать у подъездов жилых домов — по договорённости с ТСЖ. Только есть условие: все вещи должны быть чистыми.

Объёмы, по словам Дмитрия, не очень большие — тонны три-четыре в месяц.

Он говорит, что это дело невыгодное, всё построено на альтруизме. Ведёт проект Дмитрий сам, остальные — наёмные работники, которые получают за работу деньги. Это водитель и грузчик-разнорабочий.

«Многим людям тяжело выносить мешки или некогда. Они заказывают „Экотакси“ и через некоторое время к нам уже привозят эту одежду. Но там объёмы совсем маленькие.Я думаю, что это хорошая инициатива. В начале лета к нам приезжал Greenpeace. Меня пригласили на встречу с администрацией города. Про нас там упомянули просто: мол, хорошее дело делаем — и всё. Да мне в принципе никакой помощи и не надо. Просто много времени отнимает, ведь всё это требует отчётности...»

Дмитрий Овцын Фото: Тимур Абасов

Кто сдаёт?

Старую одежду сдают по разным причинам. Например, умерла чья-то бабушка, вещи девать некуда, вот внуки и несут в «Нафталин». Или кто-то переезжает в другое место, а возиться со старыми вещами нет времени — относит в бак. Вырос ребёнок, а одежда изношена настолько, что кому-то отдавать неудобно, и выбрасывать не хочется. Можно отдать её на переработку.

Грязные вещи на переработку не идут: их придётся всё равно выкидывать, поэтому лучше приносить всё в чистом виде.

Фото: Тимур Абасов

Баки проверяются два раза в неделю летом и раз в неделю зимой. Есть также группа во «Вконтакте», куда пользователи сообщают о том, заполнен ли бак рядом с их домом.

Для чего всё это нужно?

«Чтобы эти вещи не лежали на помойке, а какую-то пользу приносили, ну и человеку приятно будет, если вещь, которую он, допустим, сам шил и в неё вкладывал свою душу, обретёт вторую жизнь», — объясняет Дмитрий.

Он говорит, что подобный опыт есть в Петербурге и в Казани. В «северной столице» работает крупная организация. Сам он расширяться пока не планирует: «Надо сперва „устаканить“ логистику: то пусто, то густо бывает, то оборудования не хватает».

Складское помещение находится на окраине города — в деревне Песьянка. Там стоит большой ангар, куда водитель привозит все вещи. Они сортируются. Что-то идёт в переработку, а что-то отправляют в благотворительные организации. Вещи для переработки прессуются и грузятся в фуру. Дальше их везут на предприятие по переработке в Иваново.

Склад в Песьянке Фото: Дмитрий Овцын

Из того, что у нас оказывается, совсем немного одежды можно отдать куда-то в благотворительные организации. Всё-таки несут изрядно изношенные вещи. Что касается прибыли, то с этого мы никаких денег не получаем, одни убытки. Есть мечты, что всё это (проект — Прим.ред.) когда нибудь разовьётся, логистика будет нормальная, и мы выйдем хотя бы в ноль.

С общественными организациями проект «Нафталин» не работает, только если есть какие-то частные договорённости, как с «Экотакси».

«Всё идёт очень медленно, конкурентов нет и не будет. Кому это надо, лезть в убыточное дело?» — говорит Дмитрий.

***

  • Репортаж Олега Сабитова о социальном предпринимателе Вячеславе Горелове, который пытается изменить государственную систему адаптации и трудоустройства выпускников детских домов.
  • Читайте также об истории создания проекта «Стало мало» — магазине комиссионной детской одежды и студии кратковременного пребывания детей «В помощь маме».