X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Тимур Абасов

«Зелёные похороны». Как умереть, не навредив экологии

В Перми действует единственное кладбище для новых захоронений, его хватит ещё примерно на полгода. Новое Восточное кладбище может быть открыто в декабре этого года, второй возможный участок для организации погоста — бывшая военная часть в Берёзовой роще в Кировском районе. Но в обоих случаях местные жители выступают против: они опасаются загрязнения воды. Мы разбирались в том, какое воздействие оказывают кладбища на экологию, а также искали варианты «зелёных» способов погребения.

На расстоянии от смерти

Вокруг некрополей существует так называемая «мёртвая зона» или санитарно-защитная территория. Она имеет ограничения по использованию: нельзя строить дома и сооружения, а также размещать другие территории с нормируемыми показателями качества среды обитания, например водозаборы. Соответствующие требования и нормативы закреплены в СанПиН «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов».

В документе выделяется пять классов опасности для организованных мест захоронений. В соответствии с потенциальным уровнем загрязнения, который зависит от типа объекта и его площади, крематорию или кладбищу могут присвоить один из них. Размер санитарно-защитной зоны кладбища смешанного и традиционного захоронения площадью от 20 до 40 га должен составлять 500 метров от границ земельного участка объекта до жилых строений. Для сельских кладбищ — 50 метров. Такие данные приводит Наталья Соколова, эколог и председатель правления АНО «Равноправие», член Правительственной подкомиссии по обеспечению химической безопасности.

Новый участок пермского кладбища Восточное, подготовленный под погребение, составляет 20,7 га. Кладбище такого масштаба относится ко II классу опасности и должно иметь санитарно-защитную зону шириной в 500 метров. Однако там же, на территории Восточного кладбища, планируется и строительство крематория. По предварительным данным, в проекте предусматривалось возведение 2-4 печей. Согласно СанПиНу, если в крематории количество печей больше одной, уровень опасности для этого организованного места сожжения повышается до I класса и санитарно-защитная зона должна быть увеличена до 1000 метров.

Фото: Тимур Абасов

У земель, используемых под кладбища, есть и другие ограничения: использовать их можно только спустя 20 лет после переноса некрополя, да и то согласно закону «О погребении и похоронном деле» на этих территориях можно лишь создавать зелёные насаждения. Строительство зданий и сооружений там запрещено.

Углеродный след и загрязнение почв

В случае с кремацией основным источником экологических проблем выступают выбросы вредных частиц, а особенно углекислого газа. Как рассказывает Наталья Соколова, в процессе сжигания вырабатывается много вредных веществ, включая диоксины, двуокись серы и углекислый газ. Также на саму кремацию человека требуется примерно 285 киловатт-час газа и 15 киловатт-час электроэнергии. А это большой «вклад» в углеродный след человечества.

«Кремация решает земельную проблему, быть может, поэтому она так востребована в той же Японии. Тем не менее, она оставляет негабаритный углеродный след. Некоторые похоронные бюро стараются компенсировать экологический вред, сотрудничают с организациями, занимающимися лесовосстановлением. Прах на самом деле вреден для окружающей среды, когда его развеивают, в связи с этим в США существует программа Let Your Love Grow, которая смешивает прах с почвой для дерева или другого растения. Другим вариантом является экоуслуга Вечные рифы (Eternal Reef): кремированные останки смешивают с основным веществом и создают из них новую среду для жителей моря. Вообще множество концептов на сегодняшний день предлагается с использованием праха: делают музыкальные пластинки, используют в фейерверках, развеивают в космосе», — рассказывает Павел Пак из Zharov Group, адвокатской компании, специализирующейся на экологических спорах.

В процессе разложения усопшего, как рассказала эколог Наталья Соколова, не выделяются компоненты, которые могут навредить экологии. Выходят лишь соли, вода, органические кислоты и спирты, которые являются органическими и не представляют опасности. Однако к крайне токсичным можно отнести вещества, которыми обрабатывают тело в процессе бальзамирования.

Некоторые из них изготавливаются с использованием формалина, сулемы, спирта, хлористого цинка, глицерина. Формалин крайне токсичен, у часто контактирующих с ним людей повышается риск развития онкозаболеваний. Попадание в почву этих соединений опасно для почвенного покрова и для проживающих в нём организмов, наибольшая концентрация которых достигается именно в почвах.

Если сравнивать кремацию и погребение, то более экологичным будет всё-таки погребение. Рассеивание праха при кремации может негативно сказаться на окружающей среде, кроме того, в воздух могут попасть ртуть и радиоактивные вещества, говорит эколог Анастасия Штогрина.

Фото: Иван Козлов

Чтобы сделать этот способ ещё более экологичным, рекомендуется использовать максимально простые деревянные гробы без лишних пропиток и обработки дерева, обитые натуральной тканью (льном или неотбелённым хлопком), тела не подвергать бальзамированию, одежду для усопших также выбирать из натуральных тканей или предпочесть просто завернуть тело в саван. Таким образом, создать благоприятную среду для разложения.

«Разложение — это полезный и естественный процесс, насыщающий землю нутриентами, делающий её здоровой и плодородной», — заключает Анастасия Штогрина.

В то же время погребение может оказаться не менее вредным, чем кремация, если выбираются долго перерабатывающиеся похоронные атрибуты, например искусственные материалы и предметы, помещённые под землю с усопшим.

«Большую опасность представляют собой сопутствующие атрибуты захоронения — гробы из металла (продукты распада металлов вредят росту растений). Большую опасность для природы представляют синтетические ткани и полимерные украшения, которые могут отравлять почвы и грунтовые воды на протяжении более 200 лет после попадания в землю. Также мы тратим и большие природные ресурсы на изготовление всей атрибутики — металл, дерево, производство пластика и тканей», — рассказывает Наталья Соколова.

Учитывая ограничения, которые накладываются на земли, когда-либо отводившиеся под кладбища, при варианте создании некрополя большая площадь станет «мёртвой территорией» не только в переносном, но и в буквальном значении, говорит Елена Плешкова, президент фонда «Обвинская роза». С ней согласен и Илья Болтунов, генеральный директор похоронного дома «Журавли». Он уточнил, что вопреки популярному мнению, из труб крематория во время сожжения тел идёт вовсе не дым. Это тёплый воздух, который выходит из печи через многократную систему очистки, и он чище, чем выбросы автомобилей.

«Грибные костюмы» и другие альтернативы

Сейчас в мире используются и другие форматы посмертной процессии, которые наносят экологии минимальный вред. Некоторые из вариантов, предлагаемых мировым рынком ритуальных услуг, могут шокировать не только консерваторов.

И один из таких необычных способов —ресомация. Этот метод, разработанный в 2007 году шотландцем Сэнди Салливэном, подразумевает превращение тела усопшего в прах, но без сжигания. Сперва труп помещают в герметичную камеру с раствором гидроксида кальция — в так называемую гашёную известь. После этого давление в отсеке с телом поднимают до 10 атмосфер и увеличивают температуру до +180 °C. Под воздействием этих условий происходит растворение тканей человека, и через 3 часа от усопшего остаются лишь неразложившиеся останки. Их сушат и измельчают до пепла. Этот способ считается экологичным: в процессе ресомации не задействуются токсичные материалы, а небольшое количество жидкости, которая остаётся в камере от усопшего, безвредно для окружающей среды.

Как рассказывает Наталья Соколова, в 90-х годах шведским биологом Сюзанной Вииг-Масак была разработана технология по созданию удобрений из останков усопшего. Она называется «промессия» или «криомация»: в результате этого экометода тело усопшего превращается в удобрение. Труп замораживают, а затем погружают в жидкий азот. Под воздействием температуры −196 °C останки кристаллизуются. При помощи вибрации заледеневшее тело разрушается до состояния порошка. Эту субстанцию помещают в вакуумную камеру, из которой путём холодного испарения удаляются вся вода и металлические фрагменты. Оставшийся порошок убирают в специальный кукурузный ящик, который можно похоронить без вреда для окружающей среды.

В России первый проматорий — место для проведения промессий — планировалось открыть в Новосибирске. Об этом стало известно в 2017 году, но сейчас новых данных о работе над проектом нет.

О ещё одном необычном варианте —погребениии в «грибном костюме» — рассказала Анастасия Штогрина. Усопшего облачают в одежду со спорами грибов, в процессе разложения запускается механизм биоремедиации — грибы поедают токсины от разлагающегося тела, в связи с чем такая технология сокращает количество загрязняющих веществ, выбрасываемых в окружающую среду. Создательница костюма — американка Джей Рим Ли.

Ещё один экологичный способ, который берёт начало от классического захоронения — это «зелёное захоронение», или простое погребение в землю без бальзамирования и гроба. Вместо него усопшего заворачивают в биоразлагаемый материал, например хлопок, а после опускают под землю.

Территория традиций

Законодательством России в настоящее время предусмотрены только три способа погребения, рассказывает Павел Пак. В порядке убывания популярности это ингумация (классическое захоронение в землю), кремация и захоронение в воду. Последнее используется в случаях, когда судно длительное время находится в открытом море и тело не может быть сохранено до момента возвращения на землю. В связи с чем капитан вынужден прибегнуть к такому способу погребения.

«Ресомация, по сути, является способом химического разложения, а такой способ в законе не поименован. Несмотря на то, что некоторые называют её видом кремации, до внесения соответствующих изменений в закон видится недопустимость такого способа погребения. С грибным костюмом всё видится иначе: по сути, это обычный способ погребения в земле, лишь покойный помещается в специальный костюм. Учитывая, что существенную роль играет также и волеизъявление лица, то причин в недопустимости такого способа нет», — полагает Павел Пак.

Эксперт полагает, что альтернативные способы погребения не прижились в обществе из-за преобладания традиционного восприятия вопросов погребения. В то же время, например, ресомация не только более экологичный способ (выбросы парниковых газов сокращаются примерно на треть), но и часто даже более дешевый.

По мнению Ильи Болтунова, молодое поколение более благосклонно относится к изменениям в сфере ритуальных услуг:

«Молодёжь, конечно же, более продвинутая: у них стираются советские и постсоветские традиционные правила, связанные с погребением. И сейчас всё чаще мы слышим, что преимущество они отдают кремации. Если говорить о старшем поколении, которое и является основным заказчиком у нас — хоронят своих родственников — то это консервативные люди».

Фото: Иван Козлов

По его мнению, определённым препятствием развитию альтернативных видов погребения, включая кремацию, является то, что её не рекомендуют или даже не признают религии, существующие в России. В христианстве кремация не запрещена, однако она остаётся нежелательной, рекомендуется классический способ погребения — ингумация. В исламе же кремация категорически запрещена: какое-либо посягательство на тело покойного табуировано, рассказывает Павел Пак.

«Для кого-то новые методы захоронений — кремации или промессии тел — могут показаться кощунственными. Однако выбор остаётся за нами и нашими близкими, и каждое решение человека в этом вопросе нужно уважать», — заключает Наталья Соколова.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь