X

Новости

Сегодня
2 дня назад
17 мая 2019
16 мая 2019
Фото: Тимур Абасов

«Всё это отслеживается на уровне госбезопасности. На вашем деле ставится красным: „Совершенно секретно“...»

На прошлой неделе в Доме офицеров состоялось мероприятие, собравшее представителей Общества ветеранов: пограничников, участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, ветеранов военной службы, вооружённых конфликтов, присутствовал также представитель партии «Великое Отечество», воспитатель Пермского кадетского корпуса и коммерческий директор крупного автосервиса.

Всю, на первый взгляд, разношёрстную компанию объединяло желание рассказать о своих проблемах, возбудить военно-патриотическую риторику и увидеть понимающие лица.

У организаторов же мероприятия была более практичная цель: презентация новой социальной группы ветеранского направления «Добровольцы Донбасса», или «Союз добровольцев Донбасса» (СДД).

И так уж получилось, что официально признанные ветераны войн и техногенных катаклизмов одним своим присутствием выразили поддержку не признанным официально участникам войны на юго-востоке Украины.

Изначально анонсировалась пресс-конференция, но поскольку среди присутствующих был один-единственный журналист, назовём это конференцией. Итак, как говорится на официальном сайте организации СДД, добровольцы Донбасса — это лучшие представители общества, активные граждане, патриоты, которые действуют без государственной поддержки, но при этом они защищают Русский мир и Российское государство.

Фото: Тимур Абасов

Все мы входим в боевое братство

Недостаточная поддержка государством СДД (или её полное отсутствие) и стала предметом докладов во второй части конференции. А в первой части о своём насущном рассказывали представители других организаций и сообществ, которые приехали из разных регионов страны.

Александр Соловьёв, старший воспитатель Пермского кадетского корпуса, заявил, что участников событий в Новороссии необходимо официально признать участниками боевых действий. «Сейчас парни тратят свои деньги, свои жизни, — сказал Соловьёв, — необходимо их поддержать. Все мы входим в боевое братство участников боевых действий вне зависимости от того, где мы были: Афганистан, Чечня, Донецк или Сирия».

Евгений Злобин, руководитель регионального отделения партии «Великое Отечество» полагает, что Россию пытаются втянуть в конфликты со всех сторон. Это касается ситуации в Сирии, на Украине. «Благодаря жертвам, которые ополченцы принесли в последние два года, мы сохранили здесь мир и спокойствие», — считает Злобин.

Олег Адамов, руководитель общественной организации городского комитета инвалидов «Чернобыль», призвал как можно чаще общаться со своими друзьями и родственниками на Украине, объясняя им, что Россия желает всем добра.

Нас батюшки поддерживают массово

Ещё до перерыва Андрей Грязнов, бывший ополченец ДНР, а сейчас предприниматель из Свердловской области, заявил, что он является представителем Игоря Стрелкова на Урале и пообещал ничего не скрывать и говорить напрямую. «Сейчас движение „Новороссия“ себя полностью не реализовало, поэтому у нас возникает необходимость не только сотрудничать и отчитываться перед московским штабом, но и сделать чёткий уральский фронт. Наша большая заветная мечта — Уральский добровольческий корпус. Он не до конца сформирован. Мы отправляем группы, собираем гуманитарку, что-то возим», — рассказал Грязнов. Он считает, что если в ДНР или ЛНР будет хотя бы рота «уральских парней», собранная гуманитарная помощь будет поступать адресно, не придётся волноваться о том, что её разворовали.

Рассказал Андрей Грязнов и о взаимоотношении с православной епархией: «Нас благословил батюшка, сказал: бейте фашистскую мразь и не сомневайтесь. Его отстранили от служения. А ведь в Синоде пять выходцев из Украины. Но это так, совпадение. Батюшки нас поддерживают массово. В храмах созданы пункты гуманитарной помощи... Наш митрополит тоже в 2014 году призвал к мобилизации населения. Это ни к чему не привело. Всем дали по шапке и сказали сидеть смирно».

«Ни для кого не секрет, что все мы здесь... многие, некоторые, может быть, стесняются... члены „Единой России“. Я — координатор клуба патриотической платформы в Пермском крае. Многие члены партии поддержали нашу деятельность», — сообщил модератор встречи Алексей Чепкасов.

Перед перерывом ополченцам раздали грамоты.

«Они готовили захват России»

Во время перерыва Александр Вербицкий, помощник Андрея Борисенко, регионального представителя СДД, объяснил журналисту «Звезды», с чего, собственно, всё началось на юго-западе Украины и с чего российские добровольцы посчитали своим долгом вмешаться во внутренний конфликт сопредельного государства. По словам Вербицкого, критическую ошибку совершила Верховная Рада Украины, отменив в феврале 2014 года Закон о региональном статусе русского языка, принятый правящей Партией регионов в 2012 году. Русский язык больше не мог использоваться как официальный, что, наряду с другими непопулярными решениями новой власти, вызвало волну возмущений на юго-востоке страны. Референдум, проведённый 11 мая 2014 года, завершился объявлением о суверенитете Донецкой Народной Республики, о желании её вступить в состав России, а также о её намерении объединиться с Луганской Народной Республикой в Новороссию.

«Там же все наши, русские. Мы просто обязаны были их защитить», — считает Александр Вербицкий.

После перерыва слово взял некто Николай Николаевич. По реакции зала было видно, что этот человек пользуется у собравшихся большим авторитетом. Сидящие поблизости от журналиста люди знали его только по имени и отчеству или по позывному, какие приняты среди людей, воюющих на Украине.

Николай Николаевич выдвинул свою версию по поводу миссии россиян, участвовавших и участвующих в боевых действиях на Украине:

— Некоторые люди не понимают значимости того, что сделали ополченцы. На юго-востоке я начинал свою деятельность с первых дней — с апреля 2014 года. Когда мы пришли, то увидели, что люди в недоумении от того, что происходило на Майдане. Они не понимали, что к власти пришли преступники, воры и предатели.

В Луганск стали прибывать американские самолёты «Геркулес», которые стали привозить частные военные компании. Численность их была колоссальная, вооружение первоклассное. Задача — массовое уничтожение неугодных. Все вы помните Одессу, когда сожгли людей ни за что?..

Потом был город Северодонецк, Томашевский мост. 22 мая 2014 года СМИ передавали, что вооружённые силы Украины давили людей. Я в этот момент был там. Была группировка войск противника, вместе с наёмниками. Задача была — прорвать оборону ополчения и прорваться в Луганск...

Я объясню тем, кто не понимает. Все эти силы... «Иловайский котёл», где было уничтожено больше шести тысяч человек, Дьяково — группировка была больше семи тысяч человек, Дебальцево — 12 тыс. человек... Представляете, сколько техники и живой силы двигалось в сторону России! Они не остановились бы на границе, потому что они вели обстрел Ростовской области.

Когда люди говорят, что это не наша война, они забывают, что практически вся Европа, НАТО и так называемая пятая колонна готовили захват нашей страны. Но они не знали, что простые ребята, которым, как сказал Владимир Владимирович, небезразлична судьба России, встали на защиту своего Отечества, на передний край линии обороны...

Это неправильно, когда наша пресса и отдельные личности высказываются: зачем они это сделали, пьянчуги какие-то, решили повоевать...

Было Дебальцево. Там было очень много поляков, были немцы. Ответьте мне, что они делали там. Кого они представляли, чьи интересы?

Из зала раздались выкрики: За бабло!

Николай Николаевич также сообщил, что через юго-восток Украины прошло около 50 тыс. россиян, около 10 тыс. погибли, «остановив фашистскую гадину и НАТО».

Добровольцев Донбасса рано или поздно приравняют к ветеранам

Андрей Борисенко, взявший слово после Николая Николаевича, выразил уверенность в том, что добровольцев из Донбасса рано или поздно приравняют к ветеранам. «Вопрос времени. Это будет в феврале — марте. Те, кто говорит, что этого не будет, — лгут. Если будет надо, мы обобьём пороги Заксобрания, направим письмо, куда надо, вплоть до Правительства России», — заявил региональный представитель СДД.

Фото: Тимур Абасов

Следующим на повестке был вопрос о регистрации участников боевых действий на Украине. Это предлагалось делать для того, чтобы после признания воевавших участниками боевых действий (со всеми вытекающими отсюда последствиями) списки были уже готовы. Это, в конце концов, якобы поможет избавиться от возможных самозванцев.

Для примера Николай Николаевич рассказал такую историю:

— Еду как-то в автобусе и слышу: человек рассказывает, как он воевал под Попасной, как там погибли ребята. Я его подзываю, спрашиваю, где он был, с кем он был? «Да вот, — отвечает, — мы там прорывались, 25 человек погибло, мы горели, там ад был кромешный...»

Я говорю: «Друг, присядь, пожалуйста. Ты видел меня раненым на обочине?» — «Нет». — «Тебя там не было. Меня там все видели...».

Один из присутствующих в зале усомнился в том, что безопасно составлять такой список. Он заявил, что не хочет «светиться». Николай Николаевич заверил его в совершенной секретности документов: «Всё это отслеживается на уровне госбезопасности. На вашем деле ставится красным: „Совершенно секретно“. Представляете, что будет, если эта база данных попадёт в ВСУ?».

А на сомнения в том, что на лечение и прочие льготы найдутся деньги, Николай Николаевич уверенно заявил: «Деньги есть. И такие деньги, что вы себе не представляете. Владимир Владимирович сказал, что не оставит ребят, которые сделали такие дела для страны. Это добровольцы, которые проявили волю и желание во спасение России. Неужели наш президент бросит этих раненых пацанов на произвол? Такого не будет».

«А почему тогда с „чеченцами“ и „афганцами“ всё так, как есть?» — продолжал дотошный человек из зала.

«Я не знаю. Может быть, другой президент был тогда. Деньги у нас есть, и денег много... И уже пойманы крысы, которые воровали деньги. Они писали левые бумаги, получали деньги», — продолжил Николай Николаевич.

Однако вдруг оборвал себя и сообщил, что дальнейшие разговоры на эту тему будут вестись без прессы. Прессу — одного, напоминаю, журналиста — попросили удалиться. Журналист покидал зал в напряжённой тишине, не считая реплики Николая Николаевича: «Мы любим нашу страну и президента!».

Перед выходом удалось спросить у спикера фамилию. Правда, ответил он не сразу. Сначала спросил: «Зачем?» и предложил обойтись без фамилий. Из зала в это время, видимо, шутки ради, выкрикнули несколько разных украинских фамилий. Ситуация сложилась неловкая, поэтому Николай Николаевич назвался: Красюков.

И почему-то выкрикнул в спину уходящему журналисту: «Привет ФСБ!».