X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017

Дети лейтенанта Шмидта XXI века. Как работает благотворительный фонд «Россодействие»?

Фото: Россодействие.рф

Около года назад в России появился благотворительный фонд со звучным названием «Россодействие». Он действует в девяти российских городах, в том числе Перми. Несколько раз в неделю молодые люди в накидках с логотипом организации садятся в общественный транспорт и собирают деньги с пассажиров — якобы для помощи больным детям из других городов.

«В 77 автобус вошел молодой человек, который собирал средства на девочку из благотворительного фонда „Россодействие“.

По крайней мере это у него было написано на футболке. Зашел он на остановке, проговорил заученный текст. И начал собирать средства.

Как же ему не повезло, что Татьяна Голубаева, директор фонда „Берегиня“, ехала с ним в одном автобусе».

О встрече с «Россодействием» написали в группе «ВКонтакте» фонда «Берегиня». Потом молодую девушку с ящиком для сбора пожертвований встретил и наш журналист. Так мы и решили разобраться, кто же это такие.

Фото: Фонд «Берегиня»

«У нас общая группа во „Вконтакте“, одна для всех регионов. В Перми сейчас маленькая команда. В течение дня в сборе средств принимает участие от одного до пяти человек. Собираем с помощью добровольцев, SMS-платежами, банковскими переводами на расчётный счёт и с помощью стационарных ящиков в торговых центрах и магазинах», — рассказывает генеральный директор фонда «Россодействие» Александр Жидеев.

Когда организации исполнился год, Александр записал видеоролик, в котором подвёл итоги деятельности. Из его речи можно узнать, что на постоянной основе в фонде работает четыре постоянных сотрудника и сто добровольцев. За год волонтёры собрали более 2,5 млн рублей. За счёт этих денег 26 детей получили помощь.

На сайте «Россодействия» указан только один телефон и один адрес электронной почты. Человек, который зайдёт на сайт фонда, с удивлением обнаружит, что в некоторых городах даже нет адреса представительства.

Есть фотографии волонтёров. Но нет ни имён координаторов, ни их телефонов, ни даже группы в социальных сетях. В «подвале» сайта есть ссылки на соцсети, но ни одна из ссылок не работает.

Ставрополь Фото: Россодействие.рф

В Перми, например, указан реальный адрес, но почему-то прикреплена карта Курска, а не Перми. Также и с несколькими другими городами.

У фонда нет устава. По крайней мере, он не отображён на сайте, зато представлены финансовые отчёты.

Промоутеры, играющие роль волонтёров

Мы подходим к двухэтажному старому зданию на Малой Ямской, 9а. Этот адрес был указан на сайте в качестве представительства фонда в Перми. Оно расположено за одним из корпусов Пермского педагогического университета. Поднимаемся на второй этаж, но офис 221, который был указан на сайте, закрыт. На двери нет никаких опознавательных знаков.

Постучавшись, уходим. На лестнице нам встречаются двое парней и девушка. Они о чём-то весело разговаривают и идут по коридору. Переглянувшись с фотографом, возвращаемся обратно. Не ошиблись: это волонтёры «Россодействия».

Девушка представляется Кристиной, называет себя старшим волонтёром благотворительного фонда, но сначала отказывается что-либо рассказывать и советует пообщаться с Александром Жидеевым, который может обо всём рассказать. Чуть позже она всё же идёт на контакт.

«Каждый сам выбирает, как собирать деньги. Некоторые ставят ящики в торговых центах и супермаркетах. Но у них очень маленькая эффективность. Ящик в торговом центре собирает 500-1000 рублей в месяц, живой волонтёр может столько собрать за день работы, — рассказывает Кристина. — Так как наша основная цель — помочь детям и их семьям, мы выходим на улицу. Мы открылись буквально месяц назад. Табличку с названием организации уже заказали. Она изготавливается в рекламном агентстве. У нас работают ребята-волонтёры — всего шесть человек. Они выходят один или два раза в неделю. Маршруты всегда разные, они сами выбирают, куда поедут. Благотворительность — моё хобби, гражданский долг, а так я занимаюсь ресторанным бизнесом».

Мы нашли Кристину в социальных сетях, оказалось, что она занимается набором промоутеров. Куда приглашают соискателей на собеседование? Конечно же, на ул. Малую Ямскую, 9а в офис 221!

Как отличить зёрна от плевел?

В фонде «Дедморозим» говорят, что организации, подобные «Россодействию», действуют по одной схеме. На деле их работа не имеет ничего общего с работой благотворительных фондов, хотя со стороны может и не вызывать никаких сомнений. Это сильно подрывает репутацию настоящих благотворительных фондов.

Есть три признака, по которым можно быстро отличить надёжную благотворительную организацию от мошенников, — рассказывает координатор по финансированию фонда «Дедморозим» Инна Савченко.

«Во-первых, ни одна серьёзная благотворительная организация не будет собирать деньги на улице. На благотворительном мероприятии, которое она организовала, — возможно, но не на улице, обращаясь к случайным прохожим. Потому что ответственные фонды России подписали соглашение не собирать деньги на улице, а сам сбор на улице не позволяет набрать сумму для серьёзного дела.

Во-вторых, ответственная благотворительная организация ведёт отчётность и публикует информацию о поступлениях и расходах за месяц или квартал на своём сайте, в группе в соцсетях и обязательно раз в год подаёт эту информацию на сайт Министерства юстиции. Вы можете ввести в поиск называние интересующей вас организации и проверить, подаёт ли она отчёты.

В-третьих, надёжная организация всегда готова дать обратную связь конкретному человеку: когда заходите на сайт такой организации — он работает, когда звоните на горячую линию — там берут трубку, когда приезжаете на место фактического размещения организации — вас встречают реальные сотрудники. Если хотя бы один из этих пунктов не соблюдается, надёжность такой организации нужно ставить под сомнение. Увы, мошенники многое научились подделывать: надели фирменные футболки, написав на них „волонтёр“, взяли в руки ящики для сбора средств, сделали документы с синими печатями и фотографии якобы подопечных. Пожалуйста, будьте ответственными благотворителями и переводите деньги только в те организации, которым доверяете».

Директор благотворительного фонда «Берегиня» Татьяна Голубаева лично столкнулась с волонтёрами новоиспечённого фонда в транспорте. По её словам, главное, на что необходимо обращать внимание, — из какого города ребёнок, потому что часто у таких подобных организаций ребенок не из Перми или Пермского края, это должно насторожить, почему у себя в городе не собирают средства?

«Также важно, из какого города и где зарегистрирован фонд. Поскольку это тоже часто другие города России, то возникает вопрос о платности услуг „волонтёра“. На что они тут живут и сколько времени тратят на волонтёрство? Можно задать вопрос посмотреть документы: невооружённым взглядом видно, что они очень много раз откопированы, и подлинность установить сложно. Также важно название фонда на футболке „волонтёра“ и в правоустанавливающих документах (в уставе). Название фонда было другое — „Рост содействие“. Это важный момент, его легко обнаружить».

А как в других городах?

Весной этого года общественники Курска провели акцию против лжеволонтёров, во время которой рассказывали, почему нужно критически относиться к тем фондам, представители которых собирают пожертвования на улице. Фонд «Россодействие» активизировался в этом городе в конце февраля 2016 года. При этом в ряде регистрационных документов фонд одновременно назывался «Россодействие» и «Рост содействие».

Также, как и в Перми, курскими волонтёрами фонда становились те, кто приходил по объявлению о работе промоутером. Общественники записали несколько видео, на которых видно, что из себя представляют сборщики денег.

«Началось всё с небезызвестного фонда „Счастливая жизнь“. У него была точно такая же символика на ящиках — с мультяшными детками. Но после разгромных статей в СМИ, фонд „Счастливая жизнь“ закрылся, так появилось „РостСодействие“, — поясняет руководитель Курской региональной общественной организации „Культурно-просветительское общество „Возрождение“ Иван Звягин. — Доказать факт воровства из ящика денег невозможно. А направить какую-то часть денег для отвода глаз больным детям — не проблема. Летом мы провели пикетирование „Лжеволонтеры — вон!“ При этом сделали так, чтобы не обвинять конкретные организации (так как не было фактических оснований). Конечно, волки в овечьей шкуре выдали себя сами. К нам на пикет с целью провокации явились Жидеев, Гололобов, сотрудники и их волонтёры. Провокации были остановлены полицией, когда я попросил убрать их с места пикетирования (полицейские даже шутили, что сейчас будет стенка на стенку волонтёров и лжеволонтёров)»

Фото: Курские новости

В Белгороде проблема с недобросовестными благотворительными фондами поднималась на уровне губернатора. Руководитель местной общественной организации «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов провёл собственное расследование и доказал, что фонд «РостСодействие» (так он называется в документах, а на акциях по сбору денег — «Россодействие» — Прим. ред.) вырос из фонда «Счастливая жизнь», которым руководила Маргарита Шапошникова. Она, как и Кристина из Перми, набирала промоутеров, которые работали волонтёрами.

***