X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
19 ноября 2019
18 ноября 2019
Фото: Диана Корсакова
3статьи

Истории пермских трансгендеров

Истории пермских трансгендеров. Часть 2 — Ольга

«В июне было ровно два года, как я начала бесповоротно становиться собой. А в конце июля 2018 меня официально признали женщиной», — с Ольгой мы встретились в редакции около восьми вечера, когда все наши уже разошлись. Она пришла не одна, а со своей девушкой Марией (имя изменено — Прим. ред.). Они познакомились в университете, а сейчас работают на одном заводе высококвалифицированными специалистами, график у девушек жёсткий, и увидеться нам удалось не сразу.

Ольга, начала переход в 29 лет

Данные на бирке при рождении: мальчик, вес — 4 кг, рост — 53 см.

На Ольге — светлое пальто, на ногах — сапожки на каблуках, в руках — дамская сумочка, на шее — голубой шарфик, в ушах в тон ему небольшие серёжки. Светлые волосы волнами падают на плечи. Девушки немного напряжены, чтобы как-то разрядить обстановку, предлагаю чай. Мы садимся за стол, немного болтаем, а потом решаем прогуляться до набережной.

Фото: Диана Корсакова

Мне нравятся мальчики — это нормально, потому что я женщина

Осознание себя не в том теле произошло ещё в детстве. Тогда я не понимала, что со мной, потому что не знала о трансгендерности вообще ничего. Мне не нравилось, как я выгляжу, тот образ, что навязывали родители. Я просила их, говорила, что мне нравится то, что у моей сестры. Поначалу для меня всё это было дикостью, нонсенсом, родители мне говорили, что это ненормально и неправильно.

Где-то до 12 лет я не понимала, почему родители говорили, что я мальчик. В своих доводах они обращались к анатомическим особенностям. Я, вроде как, соглашалась. В период полового созревания, когда начала чувствовать влечение к мальчикам, я испугалась. Получалось, что я — мальчик, но меня больше привлекают мальчики. Где-то до 17 лет я жила с мыслью, что я — гей. Потом появился интернет, я узнала, кто такие трансгендерные люди ТрансгендерностьНесовпадение гендерной идентичности человека с приписанным при рождении полом. Некоторые трансгендерные люди идентифицируют себя с полом, противоположным приписанному, другие имеют идентичности, выходящие за рамки бинарной гендерной системы, но отбрасывала эту мысль, потому что куда мне ещё больше проблем? Думала, лучше уж гей.

Разобралась в себе до конца, только когда поступила в университет. Поняла, что мужское, которое навязали, чуждо мне. Я не могу жить по мужской модели. Осознала, что я — трансгендер, и то, что мне нравятся мальчики — это нормально, потому что я женщина. Всё встало на свои места, и я начала собирать информацию дальше. Поняла, что переход — это большие деньги, и о нём можно только мечтать.

Фото: Диана Корсакова

Меня бесило собственное тело

В университете начались проблемы. Я училась на физическом факультете, а там, в основном, одни мальчики. Приходилось ходить в мужской одежде, я не могла называть себя в женском роде, мне нравился однокурсник, но я не могла ему ничего сказать. Начались проблемы с преподавателями. Некоторые вещи им не объяснишь. Гомофобия, трансфобия — всё это было в обществе. Было тяжело учиться. В итоге это вылилось в то, что я не смогла закончить четвертый курс.

Сначала я рассматривала разные возможности. Думала, что лучше окончить университет, уехать за границу и сделать что-нибудь там. Но у меня не сложилось с учёбой.

Социальные отношения совсем разладились, я стала агрессивной. Для того чтобы как-то существовать, я пошла работать, практически отказалась от учёбы в пользу работы. Работала, как проклятая, чтобы заработать деньги. К 29 годам я потеряла друзей и близких, практически все ушли. Я осталась абсолютно одна.

Сейчас гораздо лучше. Тогда меня всё раздражало, я видела практически один выход — покончить с жизнью самоубийством. Но все попытки суицида у меня проваливались. Тогда я решила взять и начать делать. Тем более, что к тому моменту у меня было достаточно информации. Всё, что нужно было — это начать пить гормоны. Перед этим я сдала анализы, чтобы понять, что у меня с гормональной системой и в каком состоянии здоровье. Мне повезло, потому что фактически у меня организм оказался маятниковый. Баланс гормонов был равный — уровень гормонов противоположного пола чуть выше, чем мужских, а мужских — ниже нормы.

Фото: Диана Корсакова

Так, в 29 лет я начала переход самостоятельно

Начала пить гормоны. Конечно, это всё на свой страх и риск. Без направления гормоны не получить, но знания простой элементарной химии и понимания, что есть фармацевтика, мне хватило. Можно тем или иным путем получить гормоны, достаточно понимать, как это устроено. Из-за того, что я затворничала долгое время, то очень много информации для себя черпала из внешнего мира. Интернет, книги, с кем-то пообщалась на форумах.

Я просто-напросто взяла несколько лекарственных препаратов. Посмотрела, какой эффект лекарство возымеет на организм, на общее состояние, физическое здоровье. Определила примерную дозу. Потом экспериментальным путем откалибровала её. И начала меняться.

У меня начали расти молочные железы, начало меняться тело. Пенис уменьшился как в длине, так и в ширине. Почти до нуля снизилась эректильная функция. Но головка при этом чувствительна к мастурбации. Мышечная и костная массы стала теряться. Если честно, в весе я сильно не потеряла, жирок появился в тазовой части, где нужно в женской фигуре. Самостоятельно у меня всё это получилось, мне очень повезло с организмом. Ему немного надо. Это затратно по финансам, но не сильно.

Разговаривая с другими трансгендерными людьми, я поняла, что у них намного тяжелее всё проходит, активнее вырабатываются мужские гормоны. У меня выработка мужских гормонов была ниже нормы. Я не мужчина и не женщина по гормонам. Воспользовавшись этим моментом, я сдвинула чашу весов. Потом, понимая, что мне нужно законное основание для перехода, я пошла в Психоневрологический диспансер (ПНД). Обратилась к участковому врачу, но встретила у него непонимание.

Меня не восприняли там, как женщину, сказали «ничего не знаем, у вас паспорт». Говорили, что я не похожа на женщину. А как я могу быть на неё похожа, если для того, чтобы начать гормонотерапию, мне нужно их заключение? В итоге, мне дали перечень, просто бумажки, какие анализы сдать, каких врачей пройти. В частности, там был указан сексолог, причём я только потом узнала, что это сексолог, там было просто написано «Семашко». Ничего не объяснили. Сдать вот это и прийти.

Через какое-то время я пришла с результатами. Психиатр посмотрела и спросила, где заключение сексолога. Я сказала, что не знала, кто такая Семашко. Оказалось, что она единственный сексолог в Перми. В общем, пошла я к ней, принимает она только платно. Психических нарушений она не выявила. Всё, что подтвердила сексолог — это гомосексуализм. А то, что я ощущаю себя женщиной, нужно подтверждать и наблюдаться дальше. Это всё, что она мне написала, и сказала, что необходимо дальнейшее обследование.

Опять травля, отговорки, насмешки

В ПНД якобы начали устраивать мне комиссию. На самом деле, они просто со своими врачами пособирались, говорили, что я не женщина. Опять травля, отговорки, насмешки. После этих «комиссий» я выходила и у меня начиналась истерика, было очень сильное психологическое давление. После очередной комиссии мне сказали, что это не окончательная комиссия, что за мной будут наблюдать, потому что я не хочу ложиться в стационар и лежать там месяца три (они предлагали мне лечь в мужское отделение, я отказывалась).

Потом мне другие врачи объяснили, что это даже не комиссия. Они просто имитировали какую-то деятельность. И это дало подозрение, что что-то не так. Потом выяснилось, что должен вступить какой-то закон, и они ждут, пока он вступит. Тянут до этого момента. Потом, когда закон вступил, они все равно не смогли ничего сделать. Сказали, что не определены сроки наблюдения пациента в ПНД, они неоднозначны были. Действительно, ещё решался такой вопрос, многие его задавали. Самое главное, что мне сказали, что у нас нет комиссии для прохождения, потому что нет штатного сексолога. Я спросила, зачем тогда меня мурыжили, если у них нет специалистов?

Фото: Диана Корсакова

Плюнула на всё это и начала искать, где можно пройти комиссию

Через ЛГБТ-сообщество узнала, что такое делают в крупных городах — Москве и Санкт-Петербурге. Взяла в кредит деньги, весьма немаленькую сумму, и полетела в Питер. Это, к сожалению, тоже частные клиники, но они сертифицированы, имеют все лицензии. Жила в гостинице, где-то три дня проходила обследования и тесты, на четвёртый день уже пошла на комиссию. Мне задавали вопросы, я всё это спокойно пережила, так как врачи отнеслись ко мне профессионально. После комиссии я просто вышла попить кофе, потом пришла, и мне уже выдали справку. Члены комиссии сказали, что это действительно транссексуализм. Но не ядерный. Ядерный транссексуализм — это практически склонность к суициду, настолько у них дисфория тяжелая, что они кончают жизнь самоубийством, не успев дойти до врачей. Здесь просто подтвердили, что я женщина.

Везде всё прошло нормально, только по возвращении из Петербурга мне пришлось показывать справку о том, что я трансгендер, чтобы меня пропустили в самолёт. У меня лицо очень сильно изменилось, и было расхождение с фотографией в паспорте. Даже на работе надо было срочно менять пропуск, но я не могла, потому что паспорт был ещё не поменян.

Фото: Диана Корсакова

По приезде в Пермь я сразу обратилась в ЗАГС, где мне в предписанном порядке поменяли документы. Справка, заявление, госпошлина — всё прошло гладко.

Проблема возникла с военкоматом: на то, что написано у меня в паспорте, им наплевать. В военкомате принимают по военному билету, а по нему я мужчина. Мало того, ещё достаточно нескромно орали, что пришёл парень, «пол сменил». В военкомате меня отправили на врачебную медкомиссию, попинаться в коридорчике с мальчиками. Когда я раньше проходила медкомиссию, я помню, что в коридоре раздевались до трусов и так бегали между кабинетами.

Так прошло где-то полгода, недавно я опять ходила туда, но уже непосредственно к комиссару по месту жительства. Он мне объяснил порядок, сказал, что медкомиссия сейчас иначе проходится, в кабинет заходят индивидуально, никто в коридоре не раздевается. Проходят комиссию и мальчики, и девочки. Мне дали новое направление, сотрудники уже отнекивались, никто не признавал, что мне грубили. Для комиссара это нормально, я не первая. Он нормально воспринял, а то, что у него подчинённые так отреагировали, это другой вопрос. Он этого почему-то не замечает. Покрывает, не покрывает — не знаю. Сами сотрудники божатся, что они ничего не делали.

Почему-то они очень остро восприняли мое право ходить в их туалет

Уже год я живу нормальной жизнью. Сменила паспорт, сменила все остальные документы. У госорганов вообще никаких нареканий нет, никаких вопросов. У меня начали проходить фобии. Может, из-за военкомата, правда, обострились заново. На работе мне сложно ходить в туалет, там тоже травля была. Кстати, пока я не сменила паспорт, я ходила в мужской туалет. По законодательству РФ нужно ходить в туалет в соответствии с полом в паспорте.

Под гормонами я достаточно быстро изменилась. Лицо стало мягче, кожа более светлая, растительность убавилась. Нет видной щетинистости. Волосы отросли. До этого я была с короткой стрижкой. Буквально через 3 месяца после старта мне пришлось сообщить о своей трансгендерности, потому что у меня появились молочные железы, скрыть которые не вышло. На работе все заметили.

Один коллега на работе обещал «вылечить» меня молотком, благо, что только на словах. Непосредственные коллеги хорошо отнеслись, один мужчина вообще очень хорошо поступил, он не стал дожидаться смены паспорта, начал обращаться ко мне, как к женщине. Сотрудники из других подразделений, особенно нижестоящих, технических — ведут себя очень агрессивно. Для них это всё какой-то зоопарк. Пока я выглядела, как мужик, и была для них мужиком, мной никто особо не интересовался.

Мне повезло, что непосредственная начальница оказалась понимающей и толерантной, мы с ней даже подружились. Договорились, что руководство будет пресекать травлю и дискриминацию, но для этого мне надо чуть ли не за ручку начальника привести и сказать, что сейчас меня будут травить. Дурдом, конечно. По договорённости, пока я не сменила документы, ко мне должны были обращаться в мужском роде, по паспортному имени, плюс я не должна была надевать женскую одежду. Уговор есть уговор. Но я до сих пор продолжаю ходить на работу в джинсах, несмотря на то, что уже поменяла документы. Я не могу выйти в юбке даже сейчас. Мне фыркают, непристойно и экспрессивно при мне выражаются. Они считают меня мужиком, смена паспорта тут ничего не поменяла.

Я немножко больше работаю для руководства, чтобы сохранить своё рабочее место. Там, где должно было быть полтора месяца, я делаю за три дня. Неважно, что я после этого приползаю домой еле живая.

Начальство полностью встало на мою сторону. И законодательно, и эмоционально, и психологически. Моя начальница, с которой я договаривалась, полностью сдержала свое слово.

А женщины на работе были против, чтобы я ходила в женский туалет, даже когда поменяла паспорт. Почему-то они очень остро восприняли мое право ходить в их туалет. Транс, гомо — всё, народ взрывается. Они на меня писали директору по персоналу. Заявление далеко не ушло, потому что начальство подрезало это всё. Оно понимает, что люди действуют незаконно. Дошло до того, что я ходила к начальнику отдела кадров, меня просили докладывать об этих дискриминационных действиях, конфликтах.

Фото: Диана Корсакова

Я не скрываюсь и не собираюсь скрываться

После смены паспорта инженерный состав начал принимать меня. Не скажу, что сохранились дружеские отношения. Народ остается толерантным, но за спиной, наверняка, где-нибудь на кухне ночью перешёптывается по своей советской привычке. Сотрудники, с которыми я не пересекаюсь, стали относиться проще. Игнорируют, или им просто не интересно.

С соседями проблем нет. Мне кажется, что всё-таки я добиваюсь визуальной схожести. Людей настораживает только голос, но с голосом я ничего поделать не могу. В России был только один специалист, но он в силу возраста уже не практикует, а учеников у него нет. За рубежом операция на голосовых связках стоит порядка 9000 евро.

Мама, когда узнала, два дня помучилась, потом залезла в интернет, видимо, где-то нашла врача, поговорила с ним. Через пару дней мне позвонила, сказала, что всё нормально, что это мой выбор. Родная сестра тоже мой переход восприняла нормально. Дальние родственники ничего не знают, мы не общаемся. В данном случае, я просто скрылась из виду.

У меня есть ребёнок от первого брака. Я пыталась по молодости соответствовать установленным нормам в обществе: семья, детишки, жена. Сейчас мне запретили его видеть. Ему 9 лет, и мы не общаемся. После развода я его видела с какой-то периодичностью, но редко, потому что не всегда бывшая супруга могла его привести, либо дать возможность мне его забрать. А когда она узнала, что я сделала переход и живу, как женщина, сказала к ребёнку не подходить. Когда тесть узнал, он пообещал меня убить, если я появлюсь.

Думаю, если ребёнок захочет, он найдёт меня. Я не скрываюсь и не собираюсь скрываться. В паспорте запись о ребёнке мне оставили. Я не отказывалась от алиментов, как их платила, так и плачу — 25 % от своих доходов.

Моё тело в таком виде меня не устраивает

Единственное, что из-за гормонов у меня пошла подвижка в женскую сторону. Я уже вижу женские черты, меня это радует. Я иду, мне спокойно.

Если грудь маленькой останется, может быть, поставлю импланты. Но сомневаюсь. Это стоит от 80 тысяч рублей и выше. Грудь может сама вырасти, требуется только больше времени ЗГТ (заместительная гормональная терапия), но не больше размера груди матери. В России не везде делают и не так хорошо, как за рубежом. В Таиланде или ещё где-нибудь — там вообще не отличишь. Там такая пластическая хирургия, что девочки прямо девочки. Им даже голос умудряются поставить. Но всё это стоит больших денег.

Я планирую сделать переход полностью. Собираюсь реконструировать внешние половые органы — вульву и влагалище. Но до этого нужно полноценное ЗГТ. Вкратце расскажу, как это происходит.

Фото: Диана Корсакова

Маммопластика — увеличение груди за счёт имплантов. Операция не обязательная, так как при ЗГТ грудь трансгендерных женщин вырастает сама, но не больше размера груди матери. Бывают исключения, главное, чтобы в роду были пышногрудые. Грудь растёт в среднем три года.

Охриэктомия — удаление мужских семеников. В этой операции нет нужды, если только их функция по выработке тестостерона мешает при ЗГТ. В реальности современные средства фармацевтики подавляют их функции, что позволяет в случае отката восстановить их работоспособность. Охриэктомия делается часто при вагинопластике, но опять же по нужде или желанию клиента. К операции прибегают и для эстетики. Вынужденная кастрация производится при травме яичек в результате несчастного случая. После этого образуется рубцовая ткань, что почти закрывает пластику внешних генеталий.

Пенэктомия — удаление части или всего полового члена. Насколько я знаю, головку оставляют, чтобы сохранить чувствительные участки. Чаще удаляется пещеристое тело.

Вагинопластика — операция по формированию влагалища. Она может протекать в несколько этапов или проводиться без непосредственной реконструкции влагалища (реконструируется только образ вульвы). Для вагинопластики используется кожа с полового члена или живота. Малые и большие половые губы формируются из кожи мошонки. Яички могут быть удалены, но могут быть и заведены в подбрюшье. Там они не функционируют. Из головки члена делают реальный клитор, с капюшончиком, уретру выводят к влагалищу. Такие операции отлично делают в Тайланде. Стоит около 1,2 млн руб.

Отношения и секс

Изначально, до и во время перехода, мы любили друг друга, поддерживали и помогали. Сейчас наши отношения стали скорее дружескими, когда уже и привычка, и что-то родное. У нас ничего не поменялось, кроме интимной жизни. Она есть, но не в тривиальном формате и очень редко. Если смотреть упрощённо, то у нас реально лесбо-секс, мы используем игрушки. Только у меня вместо влагалища анус. Как и следовало ожидать, мы обе гетеросексуальные женщины, поэтому мы вместе, пока кто-то не увлечётся мужчиной. Но дружбу мы пообещали друг другу сохранить.

***

Читайте также: первый материал цикла про Родиона.

Как живут однополые пары в Перми.

Ранее мы опубликовали интервью с руководительницей пермской ЛГБТ-инициативной группой «Радужный мир» Юлией Бабинцевой о том, как закон о гей-пропаганде среди несовершеннолетних сказался на деятельности «Радужного мира», и почему преступления на почве ненависти к сексуальной ориентации отличаются особой жестокостью.

Читайте также: почему преследования геев в Чечне касаются всехи монологи трансгендерных людей в день их видимости.

История Александры Селяниновой из посёлка Рябинино в Чердынском районе, которая 25 лет назад после операции перестала быть мужчиной.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь