X

Новости

Вчера
2 дня назад
23 мая 2019
22 мая 2019
21 мая 2019
Фото: Максим Артамонов

Битва архитекторов. Как, что и зачем строить на месте сквера им. Татищева

В Перми продолжается обсуждение планов реновации Разгуляя. В частности смены зонирования и изменения высотности на территории сквера Татищева. Мы связались с архитекторами, которые придерживаются противоположных позиций относительно этого проекта. А ещё сделали запрос в Министерство строительства и архитектуры Пермского края и попросили разъяснить некоторые детали возможных изменений. Но обо всём по порядку.

Напомним, что на земельном участке, где находится сквер, власти хотят установить вместо зоны «территория общего пользования» зону обслуживания и деловой активности городского центра (Ц-1) с предельной высотой зданий и сооружений 50 метров. Во время публичных слушаний было заявлено, что на месте сквера появится парковка для нужнд нового здания Оперного театра. Архитектор Виктор Воженников сказал, что парковка будет подземной.

«Будет ещё лучше, больше, красивее»

В личной беседе с журналистом «Звезды» Воженников подтвердил, что он является одним из авторов концепции преобразования этой территории. В частности он сказал: «Те характеристики и зонирование, которые предлагаются к замене, соответствуют концепции, разработанной мной и архитектором Чобаном».

Фото: Максим Артамонов

«Мы в концепции предусмотрели размещение театра в этом месте, но никто ведь не говорит, что это единственно возможное место. Мы имеем право на своё мнение или не имеем? Почему общественность против парковки, если там будут размещать театр? Неужели будет некомфортно с подземной парковки, которая позволит сохранить большой и красивый театральный сквер, зайти в театр, не выходя на улицу? Почему это считается плохим решением. Надежда Агишева (депутат Пермской гордумы, участвовала в публичных слушаниях — Прим. ред.) на слушаниях почему-то запустила слух, что парковка будет наземная и ликвидируют сквер. Ни в коем случае этого не будет. Сквер будет ещё лучше, больше, красивее».

Что касается увеличения предельной высотности до 50 метров, то Воженников говорит, что изменения предназначены для строительства новой сцены Оперного театра. И так как сейчас конкретные высотные отметки по зданию ещё не утверждены, «взяли немножко с запасом, ведь если бы не хватило, пришлось бы переделывать всю документацию».

Упомянутый Виктором Воженниковым архитектор Чобан — это руководитель архитектурного бюро SPEECH Сергей Чобан. Бюро разрабатывало концепцию преобразования территории завода им. Шпагина и сквера Татищева. Сам Чобан в октябре 2018 года лично презентовал проект в Перми.

Фото: permkrai.ru

«Всецело поддерживаю этот проект, считая, что такое общественное пространство позволит наконец-то реализовать проект „Первогород“ Виктора Воженникова и в целом превратить бывшую заводскую территорию в единое многофункциональное культурное пространство. Позитивных примеров успешного функционирования такого рода кластеров во всем мире очень много, и Перми такого пространства сегодня, конечно, не хватает».

«Ни на один вопрос я не получил ответ»

Позиции «против» высказали пермский архитектор Игорь Луговой и президент «Союза архитекторов Прикамья» Сергей Шамарин. Оба архитектора отметили, что существующему проекту не хватает обоснованности и концептуальности. Кроме того, он не учитывает мнение профессионального сообщества и общественности.

Сергей Шамарин согласен с тем, что территорию Егошихи нужно превратить в зелёную зону, потому что она находится в той части города, с которой он фактически и начинался. Но чтобы сделать Разгуляй центром города и усилить его культурную составляющую, нужно его каким-то образом объединить и создать законодательные и проектные предпосылки.

Фото: Тимур Абасов

«Тема зонирования будет спорной до тех пор, пока мы не увидим комплексного проекта. У нас всё проходит без конкурса. Точнее, конкурсы есть, но все они проходят по ФЗ № 44, где выигрывает подрядчик, а не концепция, не архитектурное решение. Это нонсенс. Ведь, застроив это место, мы его больше не вернём. А конкурс позволяет всё-таки включиться в дискуссию, увидеть несколько подходов. Наконец, профессиональное жюри выберет одно направление. В Разгуляе этого как раз не хватает — общего концептуального взгляда, возможно, с разных сторон.

Я был в числе тех, кто настойчиво продвигал идею установки памятника Татищева на Разгуляе. Когда мы возводим какой-либо объект, внимание общественности передвигаем в эту зону. Появился Татищев — давайте думать, что будет вокруг. Вот „Лукойл“ построил здание. Не будем оценивать его качество, это очень странное здание. Но тем не менее, притяжение есть. Теперь планируется сделать культурный кластер — это модное направление. Но, кроме моды, это должно иметь серьёзные расчёты»

Игорь Луговой вспомнил, что в 2015 году, когда начали обсуждать планы по преобразованию пространства у Северной дамбы, победили три проекта. Но они никак не отразились в новом проекте властей.

Фото: Дмитрий Окунцев

«Во-первых, этот проект не обоснован. Ни до публичных слушаний, ни во время них фактически ни на один вопрос я не получил ответ. Как оказалось за последние 10 лет, сменить зонирование не составляет никаких проблем. Но самое главное — это не обосновано. Нет ответов. Говорят, что просто всё это будет в дальнейшем разработано. А вопросов очень много — со стороны общественности, экологов, архитекторов.

Во-вторых, проект должен отвечать интересам большинства пермяков. Тот проект по „Первогороду“, который мы выбрали на архитектурном конкурсе, был фактически одобрен общественностью. Главный вопрос был: за чей счёт это будет? Нам говорили: вы витаете в облаках, ничего не будет реализовано. Сейчас таких вопросов не возникает, потому что проект инициировала власть. Значит, подразумевается, что деньги есть. Но общественность против.

В-третьих, не было профессионального обсуждения. Я не могу понять, почему долгие годы власти не отдают себе отчёт, что обсуждение — не для того, чтобы просто поболтать. Как это происходило с проектом галереи Цумтора, как не было обсуждения по переносу галереи в Речной вокзал, в ДК „Телта“, во ВКИУ. По казарме получилось показательно. Сначала изменили высотность 7 этажей, потом сделали проект и посчитали деньги. То есть всё сделали наоборот. А почему? Потому что не было профессионального обсуждения».

Архитектор Сергей Шамарин также пояснил, что в соответствии с поправками в Градостроительный кодекс РФ, все изменения должны отмечаться на территориальной схеме планирования региона. То есть сначала их нужно внести в схему, а уже после этого строить какие-то планы относительно конкретного участка.

Ответы Министерства строительства и архитектуры

Интернет-журнал «Звезда» сделал запрос в Министерство строительства и архитектуры Пермского края. Мы спросили, предполагается ли строительство парковки в районе сквера им. Татищева и для чего меняется предельная высотность.

Ответ на первый вопрос:

«Парковки наземного и подземного типа в сквере Татищева не предполагаются».

Ответ на второй вопрос:

«В части изменения высотности важно пояснить, что нижняя отметка этого участка уходит вниз на месте склона на 20 метров относительно сквера. Соответственно максимальная высота объектов культуры на территории может быть не больше 30 метров. То есть та высота, которую может увидеть человек со стороны сквера — не более 30 метров», — сообщили в краевом Минстрое.

***

Читайте также интервью с Виктором Воженниковым: «Городу нужно сконцентрироваться на одном-двух проектах, иначе мы утонем в реализации»

Интервью с Сергеем Шамариным: «Проблема современной застройки — в желании сделать всё дёшево».

Ранее мы писали, как изменилась жизнь в Разгуляе рядом с новым зданием «Лукойла».

Репортаж с публичных слушаний по резонансному проекту смены зонирования на Разгуляе.