X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

Деньги на проект детского психиатрического отделения в Пермском крае собирают всем миром

Один миллион рублей собирают общественники для того, чтобы ускорить реконструкцию детского отделения Пермской краевой клинической психиатрической больницы.

На сегодня это единственное в регионе отделение для детей с выраженными психическими и поведенческими расстройствами. Ещё есть два отделения в многопрофильных больницах — 9-й Пичугинской и краевой детской, но с тяжёлыми формами принимают только здесь. Ежегодно пациентами отделения становятся около 350 детей.

Мест — столько же, места — больше

Сегодня в детском отделении Краевой психиатрической больницы для пациентов 50 мест. Этого достаточно — с учётом 25 мест в Детской клинической больнице № 9 и 40 мест в Краевой детской клинической больнице, где содержатся дети с пограничными психическими и невралгическими нарушениями. В настоящее время стоит задача не увеличить число мест, а снизить количество детей в одной палате, расширив площади. Изыскать дополнительные помещения удалось за счёт интенсификации лечебного процесса и смещения акцента на амбулаторную помощь. Однако теперь требуется реконструкция и перепланировка палат.

Николай Потешкин

Как рассказал Николай Потешкин, главный врач Пермской психиатрической больницы, условия, которые должны быть в стационаре, для взрослых и детей отличаются. Дети более подвижны, поэтому им необходимы большие площади. Кроме того, в детском стационаре должны быть игровые и лицензированные учебные комнаты.

— Чтобы добиться результата, нужна реализация определённой медицинской технологии. Для этого, помимо кадров, требуется и определённый набор помещений. Не может быть так, чтобы был только кабинет психиатра, кабинет медсестры, туалет, ванная, палата — и всё. В детском возрасте обеспечить эффективное лечение в таких условиях невозможно, — объясняет Николай Потешкин.

По словам психиатра, детей в палатах надо разделять. Причём не только по полу и возрасту, но и по сложности лечения, которая является разной для детей, скажем, с шизофренией и аутизмом. Сейчас такой возможности нет, в каждой палате по 10-15 мест.

— Сами условия нахождения в стационаре должны быть близкими к семейным, — уверен Николай Потешкин. — Это большая работа, и в этом нам очень помогает фонд «Дедморозим», за что мы ему очень благодарны. Дмитрий Жебелев (учредитель и координатор фонда. — Прим. ред.) завораживает своим оптимизмом. По-моему, для него нет нерешаемых проблем! Он мне как-то бывшего министра здравоохранения Анастасию Крутень привёз в десятом часу вечера прямо в клинику, на Банную гору... Мы сели и стали разговаривать. Как раз тогда и было принято решение о финансировании реконструкции детского отделения.

Чем быстрее, тем лучше

По словам Николая Потешкина, изначально, когда принималось решение о застройке 179-го квартала, приказом министра строительства Пермского края был утверждён перечень медицинских объектов строительства. Должно было быть два корпуса на Банной горе — на 240 и на 260 коек. В одном из корпусов планировалось сделать детское отделение. Ещё предполагался корпус на Лодыгина, 10. Из-за кризиса планы скорректировали. Решили отложить это всё и строить на Лодыгина — на 150 коек, плюс 75 — для дневного стационара. На Банной горе построили только один корпус — туберкулёзный, на 250 коек, он входит в состав психиатрической больницы.

В принятом в первом чтении бюджете Пермского края на 2016 год на саму реконструкцию детского отделения заложено 18 млн рублей. А вот на проект реконструкции денег в этом году не нашлось. По мнению Дмитрия Жебелева, координатора благотворительного фонда «Дедморозим», ждать, когда деньги найдутся, не стоит.

— Пока мы ждём, могут секвестировать бюджет, может ещё что-то измениться. Чем больше период, тем больше шансов, что дело не будет доведено до конца, — полагает Дмитрий. — При этом мы знаем, в каких условиях живут ребята. Даже если реконструкция пройдёт на месяц раньше — это уже будет большим делом! У них очень много народа в палатах, всё заставлено кроватями, бытовые условия не очень хорошие. Обстановка унылая...

По словам Жебелева, есть ещё один важный плюс того, что средства на проектирование собираются «всем миром», а не выделяются из бюджета:

— Возможно, там потребуются какие-то дополнительные детали для комфорта, удобства, которые не будут вписываться в рамки бюджета. В таких случаях при небольших дополнительных затратах мы сможем создать совсем другую атмосферу, — поясняет Дмитрий Жебелев. — Кроме этого, если мы будем оплачивать проект, у нас будет возможность контролировать как его создание, так и реализацию на всех этапах.

Важно обучить семью

Если говорить о стационарной психиатрической помощи, то сегодня в Прикамье на 10 тыс. населения приходится 10, 5 коек. Это больше, чем в среднем по России (9,5 мест), и больше, чем в ряде развитых странах (3-5 мест). Таковы местные особенности организации психиатрической помощи.

— В Ингушетии, например, нет ни одного больничного места для душевнобольных, — говорит Потешкин. — Всё зависит от менталитета. От того, насколько общество готово принять лиц с психическими расстройствами. Вообще, я уверен, что госпитализация должна быть эпизодом в жизни больного, когда невозможно обеспечить диагностику, лечение и реабилитацию в амбулаторных условиях. Пребывание в психиатрической больнице должно быть как можно более коротким и редким.

Причины, по которым дети попадают в психиатрическую больницу, очень разные. Дмитрий Жебелев, например, говорит, что по большинству маленьких пациентов даже и не видно, что у них есть отклонения. По словам Николая Потешкина, различают пограничные психические расстройства (на границе между нормой и патологией, например, неврозы) и более выраженные нарушения (тяжёлые формы умственной отсталости, органические поражения головного мозга). Однако наиболее часты в подростковом периоде расстройства поведения, которые требуют скорее педагогического, чем медицинского вмешательства.

И это уже — пространство для работы с родителями. Реконструированное детское отделение позволит не только качественно лечить юных пациентов, но и даст возможность реализовать образовательные программы для их родственников.

— Важно, чтобы семья приняла человека, — говорит главврач психиатрической больницы. — Важно бытовое устройство, у человека должен быть досуг, должны быть друзья...

Подробную социальную картинку по маленьким пациентам ни Николай Потешкин, ни Дмитрий Жебелев не дают. Говорят: тема закрытая, есть врачебная тайна... Но главврач психиатрической всё же признаёт: много детей — из социально неблагополучных семей и детских домов (из последних — каждый десятый пациент).

Врачей и денег тоже не хватает

Впрочем, не все проблемы можно решить увеличением площадей медицинского учреждения. По словам психиатра, сейчас идёт довольно серьёзное снижение количества людей с впервые установленным психическим расстройством. И это не связано с реальным улучшением здоровья населения.

— Количество выявленных психических расстройств по России в последние годы уменьшается, потому что идёт деструкция психиатрической службы. Уменьшается число врачей, психиатрических кабинетов. Выявлять-то некому... — признаётся Николай Потешкин, хотя в Пермском крае ситуация в этом плане достаточно стабильная.

Вторая проблема, которая также очень влияет на ситуацию с кадрами, — уровень заработной платы.

— Представьте, человек шесть лет учился на врача. Приходит работать, а у него оклад — 7 тыс. рублей, — рисует нерадужную картинку главврач. — Это 20 % от зарплаты. Остальное — разные надбавки, которые сегодня есть, а завтра нет. Когда я окончил институт, получал 110 рублей. При тех ценах денег было достаточно. А сейчас специалист не может заработать себе на жизнь. У нас в последние годы молодёжь подрабатывает ремонтами, ещё чем-то...

Укомплектованность врачами составляет примерно 60 %. Медсестёр — меньше 50 % от необходимого количества. И это проблема всего здравоохранения. По словам Потешкина, средняя зарплата в соответствии с майскими указами президента рассчитывается на физическое лицо, а не на ставку. Поэтому у медсестры средняя зарплата 27 тыс., но из больницы она при этом, что называется, не выходит.

— Надеюсь, это изменится, потому что о проблеме начали говорить на самом высоком уровне. Если вице-премьер Голодец понимает проблему и озвучивает её на международном форуме, надеюсь, её будут решать, — говорит Николай Потешкин. — Но на месте у нас сейчас задача простая — реконструировать детское отделение.

Справка:

Программа «Развитие здравоохранения Пермского края» (далее — Программа) была утверждена Постановлением правительства 3 октября 2013 года. В период с 2014 по 2020 год Программой в рамках Подпрограммы «Совершенствование территориального планирования системы здравоохранения Пермского края. Развитие материально-технической базы, в том числе развитие информационных технологий» (далее Подпрограмма) предусматривается строительство психоневрологического диспансерного отделения со стационаром по ул. Лодыгина, 10; два палатных корпуса, г. Пермь, Орджоникидзевский район, ул. 2-я Корсуньская, 10. Строительство капитальных объектов в 2016 году Программой не предусматривалось. Всего в 2016 году на Подпрограмму планировалось потратить 1 619 929,9 тыс. рублей, в т. ч. 50 млн руб. — за счёт внебюджетных источников.

В проекте бюджета на 2016 год, принятом в первом чтении, на Подпрограмму заложено лишь 799 097,6 тыс. рублей. Сведения о конкретных объектах из открытых источников получить не удалось. В проекте бюджета указан только один конкретный объект — «незавершённое строительство „Лечебный корпус с поликлиникой ГБУЗ ПК „Коми-Пермяцкая окружная больница“, с. Юрла», на содержание которого в 2016 году планируется потратить 1,3 млн рублей. Объект в с. Юрла должен быть сдан в 2015 году. На его строительство в 2014-2015 годах Программой предполагалось потратить 125 061,2 тыс. рублей.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь