X

Новости

Вчера
2 дня назад
21 февраля 2018
20 февраля 2018

«С детьми надо разговаривать». Как взять в семью «трудных» подростков и не пожалеть об этом

2статьи

Совместно с благотворительной организацией «Солнечный круг» мы запустили серию материалов о людях, которые не побоялись и стали приёмными родителями.

Фото: Андрей Дербенёв

У Ощепковых всё как в пусть и большой, но обычной семье. По выходным на дачу, в отпуск за границу. Провинившихся детишек оставляют без газировки и вай-фая. Телевизору предпочитают длинные разговоры и московские прятки. Мальчишки коллекционируют «мужские игрушки» и ходят под парусами... Необычное, пожалуй, то, что папа — частный детектив и дети приёмные, среди которых есть араб и... кубинец.

На чемоданах

Семью Ощепковых мы застали за сборами. Самая приятная суета всегда перед путешествиями. На сей раз в Индию. Но вот куда-то запропастилось разрешение опеки на выезд приёмных детей. Надо ехать за повторным.

Путешествует семейство неполным составом, но в поездках побывали все. В Турции, Тунисе, Индии. Дорога сближает. Несколько часов ожиданий и перелётов. Можно разговаривать на любые темы, все внимание — друг другу.

— С детьми же разговаривать надо, и разговаривать как с взрослыми, — говорит мама Анастасия. — Они для нас друзья. Мы общаемся, они могут пошутить над нами, мы тоже шутим. Это нормально в нашей семье.

Анастасия и Павел Ощепковы Фото: Андрей Дербенёв

Разговаривать — главный секрет воспитания в семье Ощепковых. Так снимаются недопонимания, противоречия и обиды. Так дети раскрываются. Так можно договориться.

Трудных брать будете?

Павлу и Анастасии Ощепковым было по 26 лет, когда к ним домой, после знакомства в больнице, сбежала шестнадцатилетняя Юля: «Хочу жить с вами». Органы опеки дали «подумать» пятнадцать минут.

— Шестнадцать лет — большой человек, с ней уже можно было договариваться, — папа говорит, что с первым приёмным ребёнком им повезло. Да и с другими тоже. Хотя от опеки над некоторыми их отговаривали. Мол, трудные дети, через месяц вернёте.

Фото: Андрей Дербенёв

Вот, например, Ксюша привыкла бродяжничать и первые два месяца сбегала из приёмной семьи. Зато сейчас — правая рука в бизнесе.

— Поставят клеймо, и дети живут с этим, — объясняет папа. — И вроде как нет надежды, что в семью заберут.

— С Ксюши сняли коррекционный диагноз, она начала обучаться в обычной школе. Сейчас учится в колледже, у неё всё хорошо, — подтверждает мама.

Серёжка пережил смерть родного отца, бабушка не смогла воспитывать... К десяти годам перепробовал сигареты, алкоголь, нюхал клей «в гаражах». В приюте залезал под кровать и всех, кто пытался его вытащить, кусал. Адаптация в приёмной семье проходила тяжело. Ощепковы поначалу даже отпускали Серёжу на родную улицу, к бабушке, пока он вновь не пристрастился к алкоголю.

— Поставили условие: либо занимаешься спортом со всеми детьми, либо становись взрослым, пей и кури, но ребячьи забавы забудь, — рассказывает Павел.

— Газировка, сладости, велосипеды, скутер, — добавляет Анастасия. — Зачем это взрослому?
После разговора Серёжа сделал выбор.

Сергей Фото: Андрей Дербенёв

Бороться за родителей

Полина тоже «проблемная». Поссорилась с бабушкой и ушла из дома. На улице недолго пробыла: забрали в приют.

— Тут мне начальница приюта сказала, что со мной хотят познакомиться родители, — рассказывает девочка. — Готовила меня к тому, что завтра придут, сказала, что очень хорошая семейная пара. Ты, говорит, присмотрись, может быть, ты наконец-то найдёшь свою семью и будешь счастлива. Когда спустилась вниз и их увидела, я поняла, что всё, это — моё, я никуда от них больше не уйду, буду за них бороться.

Полина — худенький подросток, в футболке с принтом, длинными серёжками с тремя большими ультрамариновыми камнями, держит на руках Злату — родную дочь Ощепковых.

— Я была у Златки в комнате. Мама заходит, дарит мне какой-то сладкий подарок и говорит: «Поля, ты у меня такая хорошая девочка, так хотелось бы, чтобы я тебя родила, очень жаль, что ты родилась не у меня, но я считаю тебя своей, я никому тебя не отдам». У меня от её слов даже слёзы пошли, я сказала ей, что она у меня тоже самая родная.

Полина и Злата Фото: Андрей Дербенёв

Увлечённые

В отличие от большинства приёмных семей, Ощепковы живут в городе, в Перми, хоть и в частном секторе. Дом на узкой улочке, где забор к забору. В детские комнаты ведёт высокая лестница. Ребята живут, словно в башне под крышей, с большими окнами. Это место игр и экспериментов. Увлечений много: девочкам нравятся индийские танцы, мальчики ходят в бассейн. Сережа любит футбол, Андрей готовит.

Одиннадцатилетний Фёдор приобщает к своим интересам приёмных братьев: лего, анимации, робототехнике, выращивании кактусов.

— Вот мозг этого робота, — демонстрирует Фёдор контроллер, — как я его только не программировал. Он у меня танцевал, играл в прятки, делал вид, что спит.

Фёдор показал нам коллекцию безопасных кинжалов, самурайский меч — мужские игрушки. И сфотографировался рядом со своим кимоно для каратэ.

Фёдор Фото: Андрей Дербенёв

— А вы чем занимаетесь? — спрашиваем Даню и Сашу.
— На улице бегаем, играем в московские прятки, — затараторил Саша.
— Московские? Это в Москве надо спрятаться?
— Нееет. Это когда надо найти и застукать. Если не застучали, то перепрятки.

Пытаемся настроить Xbox. Пришлось звать на помощь папу.

Сашка — араб, живёт в семье Ощепковых третий год. До этого жил в эмирате Дубай и Королевстве Бахрейн.
— На каком языке ты разговаривал?
— Знал английский, арабский... Русский выучил в России.
— Как ты к зиме привык?
— Я больше люблю лето.
— Но и зимой есть чем заняться. На лыжах катаешься?
— Только учусь.

Саша учится вместе с Данилом в третьем классе.

Данил занимается в парусном клубе имени Фёдора Ушакова. Прошлым летом сдал экзамены на матроса. Ходил по Каме на «Цесаревиче».

Саша и Даня Фото: Андрей Дербенёв

Пока мы звали их на беседу, парни сошлись в боксёрском поединке на Xbox. Драки у мальчишек виртуальные.

Рассказывают, что когда переехали жить к маме и папе, то пару дней стеснялись. А потом всё хорошо стало, потому что «здесь все дружные».

В приюте одиноко

Андрей семь лет жил на Кубе. Так получилось, что родственники отправили в Россию. Попал в детский дом, потом — в приёмную семью к Павлу и Анастасии.

— Я почувствовал себя в своём кругу. Все свои. Мы играли в «Монополию», а вечером жарили шашлык, — вспоминает свой первый день в семье Андрей.
— А зачем нужна приёмная семья?
— Чтобы дети, которые остались без родителей, нашли себе близких людей, — подхватывает старший Сергей. — Одиноко же в приюте... и это, слово забыл... дедовщина. Дерутся все. А у нас тут всё нормально, все живут, как им нравится, все дружат.

Андрей планирует карьеру военного, хочет остаться на контрактной службе. Сергей собирается продолжить учёбу в старшей школе и поступить на юриста. По стопам приёмного отца.
— Мне понравилась его работа. Он проверяет людей на лживость. Это в жизни пригодится.
— Мы ввели правило: лучше сказать правду, чем обманывать. Мы вместе решим, как с этим быть, — говорит мама.
— Враньё в нашей семье всё равно выплывает, — подтверждает папа.
Павел быстро распознаёт ложь, профессионально: он полиграфолог и частный детектив. Наказывают в семье Ощепковых только за враньё. Могут отключить вай фай, не взять с собой в парк развлечений.

Андрей Фото: Андрей Дербенёв

Кому ты нужен

— В детском доме понимаешь, что ты никому не нужен. Да, у тебя есть воспитатель, но это совсем другое, ты не чувствуешь чего-то семейного, и это всё очень затягивает на разные не очень хорошие дела, — сбивчиво объясняет Полина. — Дети пытаются показать, что они крутые, им легко, на всё плевать, но наступает такой момент, когда нервы сдают, уже не можешь казаться таким, каким хочешь казаться. Потом они тоже открываются и рассказывают, как им плохо. Как без семьи жить? Я вот просто не представляю, как бы я сейчас жила без мамы с папой и всех своих ребят.

— Какие у тебя планы?

— Я хочу стать врачом, хочу быть акушером-гинекологом. Здесь, в городе, есть институт медицинский, поступать буду.

— Нет ли у тебя желания в будущем стать приёмным родителем?

— Есть такие мысли. Когда я выучусь и устроюсь на работу, чтобы я могла дать что-то ребёнку своему, я возьму двоих детей из приюта или детского дома — мальчика и девочку. У меня будет такая же приёмная семья, такой же дом. Тоже буду радость детям дарить, как мне сейчас мама с папой. Каждому человеку нужна семья, дарить тепло — это здорово, тебе родители тепло дарят, ты точно так же им отвечаешь. Не надо быть одиночками, зачем себя мучить?

***