X

Citizen

Сегодня
Вчера
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017
05 декабря 2017

«Пьяные» вокруг оси

113статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Фото: Юлия Трегуб

Один из самых ожидаемых спектаклей этого года в Перми — это «Пьяные» в Театре-Театре. Всё-таки новая пьеса известного современного российского драматурга в постановке титулованного режиссёра. К «Пьяным» умело подогревали интерес: открыли специальный сайт спектакля, запустили серию роликов по соцсетям. Неудивительно, что зрители с нетерпением ждали премьеру. И вот теперь, когда она состоялась, можно сказать, что спектакль получился безусловно интересным, но крайне противоречивым.

Пьеса режиссёра и драматурга Ивана Вырыпаева была написана три года назад. По «Пьяным» уже ставили спектакли именитые режиссёры в столицах и менее известные постановщики в провинции. Тем примечательнее, что «Пьяных» Вырыпаев писал специально для Дюссельдорфского театра, поэтому у персонажей пьесы европейские имена, и все они пьяны — так объясняется, почему герои кричат, чтобы их было хорошо слышно на большой сцене (в Театре-Театре эту проблему решили головные микрофоны у всех актёров).

Фото: Юлия Трегуб

Кроме того, пьяные люди, как в пословице, получают свободу говорить о том, о чём они до этого молчали. У Вырыпаева это, в основном, рассуждения о жизни, Боге и любви. Очень много рассуждений о Боге и любви. Под конец пьесы эти два слова в различных сочетаниях появляются чуть ли ни в каждом предложении. Та же ситуация и с ненормативной лексикой — в пьесе много мата и грубых слов. Но благодаря законодателям, которые пекутся о нашей с вами морали, услышать текст во всей красе не получится. Мат официально запрещён, и в случае с «Пьяными», где экспрессивная лексика выполняет важную функцию, отсутствие большей её части сильно снижает эмоциональный накал происходящего.

В Перми «Пьяных» поставил Марат Гацалов — известный театральный режиссёр, лауреат «Золотой маски». Он же автор сценографии. И хотя артисты Театра-Театра отлично справляются с тем, чтобы изобразить на сцене алкогольное опьянение достоверно, но при этом не отталкивающе-бытово, именно сценография позволяет этому состоянию стать в спектакле чем-то большим. А именно вещью, которая выводит людей из привычного образа мыслей и заставляет, словно сквозь силу, порой неразборчиво, но всё же проговаривать самое сокровенное.

Фото: Юлия Трегуб
Фото: Юлия Трегуб

Всю сцену занимает динамическая конструкция из крутящихся кругов, на них и происходит действие. Артисты на ней словно постоянно с чем-то борются, сдаются, падают и поднимаются. И так снова и снова, как в песне группы «Несчастный случай», все герои «Пьяных» будут, взвалив на плечи горе и веселье, кружить-кружить-кружить вокруг своей оси. Ещё они станут частями карусели, причём буквально, ведь постепенно пустую сцену заполняют части парковых аттракционов: лоси, кони, машинки. Пьяные люди будто впадают в детство и становятся так же искренни в своих словах о любви и Боге, как дети в своей радости на карусели.

Фото: Юлия Трегуб
Фото: Юлия Трегуб

Поначалу все они крутятся буквально под «взглядом Бога» — так называется приём, когда камера снимает место действия сверху. В «Пьяных» всю первую часть спектакля такая камера направлена на сцену, а изображение выводится на задник. И если в пьесе один из героев говорит, что устами пьяных с людьми говорит Бог, то в спектакле получается, что он за этим ещё и приглядывает.

Фото: Юлия Трегуб

Но самый удивительный эффект, максимально приближающий не только актёров, но и зрителей к ощущению опьянения, в спектакле создаёт музыка композитора Сергея Невского. Тонко продуманная мелодика здесь складывается в самый настоящий звон в ушах. Музыка исполняется вживую оркестром театра, который размещается не в оркестровой яме, а в ложах зрительного зала сзади и по бокам, что создаёт эффект объёмного звука, и кажется, будто в голове действительно что-то гудит. Странным образом это не раздражает: тем оглушительнее звучит тишина в тех эпизодах, когда эта гипнотическая музыка замолкает. Так же работает и свет, выставленный Ильёй Пашниным. В «Пьяных» становятся важными не только визуальные эффекты, но и те моменты, когда свет либо выключается, либо загорается очень ярко.

Герои «Пьяных» — очень разные люди, вроде директора кинофестиваля, банкиров в возрасте и их жён, пары молодожёнов, пёстрой компании молодых людей и примкнувшей к ним проститутки. У них ничего общего, кроме того, что все они, напившись по разным поводам (печальным и светлым), вдруг начинают прозревать, к финалу обретая некое просветление.

Все герои произносят или слышат важный для себя, выстраданный и поэтому очень эмоциональный монолог. Самый яркий и сильный из них получается у стабильно великолепного Альберта Макарова. Его герой Лоуренс поучает других персонажей (а заодно и зрителей) не тонуть во всей той жалости к себе, которая изливалась ранее, а начать жить, не боясь. «Вот это вот Господь говорит всем вам через меня. Никому не ссать — вот его месседж!» — яростно бросает Макаров в зал так, что веришь, что именно через него Всевышний передаёт своё послание в такой экспрессивной форме.

Фото: Юлия Трегуб

Все артисты в «Пьяных» выкладываются по полной, а в некоторых местах, например, в сцене, где компания на мальчишнике слушает голос Господа в своих сердцах, играют просто на разрыв. Но, признаться, таких ярких и запоминающихся сцен в спектакле мало из-за одной его характерной особенности. Дело в том, что в пьесе Ивана Вырыпаева по сути нет ни героев с характерами, ни сюжета. Есть лишь некий всеобщий метатекст многословного и многозначительного рассуждения о самом важном, который транслируют персонажи. Марат Гацалов выстроил яркое внешнее оформление этого текста, дал его нужным актёрам и правильно их настроил. Но этот текст надо осмысливать и трактовать, а также разбивать его ритмически, чтобы зрители могли усвоить месседж, как в той ёмкой фразе Лоуренса.

Но в постановке Гацалова есть лишь подробное и отличное исполнение текста. Поэтому довольно часто он выходит на первый план и буквально задавливает всё вокруг — музыку, сценографию и даже артистов. Спектакль просто увязает в многословности вырыпаевской пьесы и никак не может из неё выбраться. Яркий пример — монолог Макса, героя, который после своего мальчишника решает прямо на улице жениться на первой встречной. Александр Мехряков очень хорош в этой роли, его изображение опьянения похоже на странный танец, а монолог он произносит со всей необходимой энергией и страстью. К артисту нет никаких претензий. Просто сам текст монолога столь долгий и тягучий, что он выходит за некую грань восприятия.

Из-за таких моментов «Пьяных» порой становится просто физически трудно смотреть. Не упрощает восприятие и то, что идёт он два часа без перерыва. Изначально антракт планировался, но его решили отметить. Хотя видно, что застроены «Пьяные» именно на два акта, причём во второй половине спектакль начинает терять связность и буквально разваливается на элементы, которые не очень работают: вроде смены «взгляда Бога» на камеру в руках героев (которая неясно откуда взялась и куда потом девается) и перехода части действия в зрительный зал.

Фото: Юлия Трегуб

В итоге «Пьяные» режиссёра Марата Гацалова оказывают сильное воздействие на зрителя и внешне практически безупречны, но при этом сам подход к постановке вызывает множество вопросов. Это странное соседство двух противоположностей можно было заметить и по реакции зрителей на премьере. Некоторые из них не выдержали и ушли, не дождавшись финала. А те, кто остались, на поклонах долго и бурно аплодировали стоя.

***