X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
18 апреля 2019
17 апреля 2019
Фото: Галина Сущек
133статьи

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Зыбкие границы истории репрессий. В Перми прошла седьмая акция «Возвращение имён»

В воскресенье Пермь приняла участие во Всероссийской акции «Возвращение имён». Несмотря на первые морозы и «раскол» в демкоалиции, в течение трёх часов участнкики «вернули» имена 525 погибшим в годы «сталинского террора» в Пермском крае.

Акция проходит в седьмой раз. В Саду Декабристов, напротив кирпичной стены бывшей тюрьмы НКВД № 1 с торчащим жёлтым фасадом церкви. Собираются родственники репрессированных, общественники, правозащитники, политики, учёные, поэты, и даже одна девочка десяти лет, Варя. В этой очереди важен не статус и профессия, а то, что этих людей объединяют ценности и историческая память. Такие акции не терпят сухих слов и формальностей, зато любят стихи Галича, Окуджавы и Вознесенского, искренние призывы к миру и молчание.

Волонтёры «Мемориала» наливают чай из котелка и раздают значки с числом «7474» — это количество людей, приговоренных к расстрелу в годы «Большого террора» (1937-1938) в Пермском крае.
Особенной седьмая акция стала из-за активистов движения в поддержку Алексея Навального. Задержания, суды и штрафы по делу 7 октября, когда они вышли на несогласованную акцию, пробудили в них чувство вечного митинга. Последняя идея активистов — сбор денег на оплату штрафов (более 200 тысяч).

Председатель Пермского отделения общества «Мемориал» Роберт Латыпов открыл акцию и предложил одному из координаторов штаба Навального Юрию Боброву рассказать о сборе денег. Юрий привычно громогласно начал со слов «Алексей Навальный призывает прийти..» Собравшиеся неодобрительно зашумели. Ситуацию спасла Татьяна Марголина, бывший уполномоченный по правам человека в Пермском крае. Она попросила слово и вернула акцию в русло памяти и истории.

Кроме Юрия Боброва, радикально были настроены Валентин Мурзаев, который ходил с ящиком для сбора средств, и Михаил Касимов. Последний держал длинную речь о современном «кровавом режиме». А потом стал зачитывать список расстрелянных, а за ним список оштрафованных за акции 7 октября. Звучало это примерно так: «... токарь, расстрелян 22 августа 1937 года, ему было 28 лет. Максим Жилин, оштрафован...» В выступлениях активистов нередко звучала мысль о том, что репрессии продолжаются и сейчас, «например, вот мы...» Эти сравнения, параллели и «самогероизация» создавали напряжение в рядах участников акции. Примерно в середине «Возвращения» активисты ушли.

Активистка штаба Навального Наталья Вавилова попробовала пройти за рамки с плакатом в поддержку оштрафованных, но полицейские попросили её остаться за границами мероприятия. Наталья некоторое время стояла в одиночном пикете в Саду Декабристов. Кстати, полицейских было около десяти. Одна из сотрудниц в самом начале снимала событие на камеру. Другой интеллигентного вида полицейский предложил пройти с ним молодому человеку со значком «Артподготовки» (оппозиционное движение Вячеслава Мальцева) и вручил ему протокол. Молодой человек по-доброму сказал: «Да это за старое, всё нормально».

Через три часа подножие стенда усыпали красные гвоздики, розы, свечи и электрические фонарики. Чай бессовестно остыл, было холодно, но участники читали по нескольку раз, снова вставая в очередь. Роберт Латыпов зачитал имена погибших журналистов, правозащитников и политиков Новой России. Мелькали листы со стихотворениями, звучал лечебный смех. Было прочитано 525 имён. Осталось еще около 4 тысяч.

***