X

Новости

Сегодня
Вчера
17 августа 2019
16 августа 2019
Фото: Алексей Журавлёв
44статьи

В этом проекте мы расшифровываем и публикуем самые важные и яркие, на наш взгляд, речи общественных, политических и культурных деятелей.

«Нельзя откладывать встречу с современным искусством, ведь время человеческой жизни ограничено». Наиля Аллахвердиева о том, что формирует городскую среду и меняет нас с вами

В октябре в Пермском крае прошла стажировка для победителей конкурса «Культурная мозаика малых городов и сёл 2014 — 2017» благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко. Наиля Аллахвердиева, арт-директор Музея современного искусства PERMM поделилась с её участниками историей о том, как паблик-арт изменил Пермь и стал катализатором социальных и пространственных изменений.

— Когда я столкнулась с паблик-артом более 10 лет назад, меня поразила сама возможность выноса искусства за пределы традиционных площадок, когда выставка может проходить не только внутри музея, но и в городе. Чем больше я изучала эти практики, тем больше я открывала их возможности для презентации искусства в городской среде, но самое главное — для решения ключевых проблем современного искусства как такового. Одна из самых больших проблем искусства в нашей стране состоит в том, что её многомиллионное население не встречается с искусством, а с современным искусством не встречается совсем. И отсюда происходят разнообразные искажения. Например, в 90-х годах СМИ использовали современных художников в качестве ньюсмейкеров, и получилось, что тогда был сформирован образ такого enfant terrible, кошмарного персонажа — конфликтного, агрессивного. И этот образ в отсутствие представлений об истории современного искусства приводил к тому, что люди современное искусство ещё не очень-то знали, но уже ненавидели. И нужно эту пропасть преодолеть.

Конечно, в Перми, да и во многих городах сейчас идут разговоры о строительстве больших и прекрасных музеев современного искусства. Но планы остаются на бумаге, а время идёт, время человеческой жизни ограничено, и ждать, пока всё это будет построено, не имеет смысла. Нужно встречаться с современным искусством здесь и сейчас.

Ведь зачем нужна встреча с современным искусством? Потому что оно транслирует новые знания, оно всегда повышает осознанность общества, оно решает образовательные, воспитательные, креативные, критические задачи и так далее — вы можете сами продолжать этот список. Но самое главное — современное искусство транслирует персональное, индивидуальное мнение художника. И когда в городе есть личное, персональное высказывание человека в общественном пространстве, это поддерживает определенное состояние города.

Фото: Иван Козлов

Это очень важно, особенно для России, потому что у нас в городах такой культуры почти нет. Мы наследники Советского Союза, и с нами искусство, каким бы прекрасным оно ни было, разговаривало только на языке идеологии. Советское искусство осталось не только в виде бронзовых монументов Ленина, но и прекрасных мозаик, шедевров монументального искусства, но, тем не менее, всё это пронизано идеологией. А современный художник транслирует свои персональные представления о мире, и в этом смысле чем больше современного искусства в городе, тем больше этих индивидуальных голосов. То есть, по сути, современное искусство проявляет индивидуальность человека и показывает нам, какие мы все разные. И вот это разнообразие мнений, разнообразие образов, разнообразие визуальных стратегий, — оно улучшает не только качество городской среды, но и качество общества и его самоощущение.

Фото: Тимур Абасов

В Перми паблик-арт выполнил и ещё одну функцию. В период культурной революции здесь появился огромный Музей современного искусства, к которому город не был готов. И, по сути, выход музея за стены был важным инструментом популяризации современного искусства и формирования зрительского интереса. Паблик-арт радикально поменял образ города за сравнительно небольшой период времени. Ведь если изменения в архитектуре — это медленная история, то искусство — очень быстрый способ изменения пространства.

Реакция населения была очень яркой. Это был непрерывный конфликт, скандал, потому что в тот период современное искусство было очень сильно замешано с политикой. У нас был период бури и натиска, очень активной реакции, очень поляризованных мнений.

Фото: Тимур Абасов

Когда закончилась культурная революция, а она закончилась с уходом губернатора, первое, что запретили — это пермскую паблик-арт программу. Потому что именно она была базовым средством визуализации пермской культурной революции. Если вы посмотрите газеты того периода, то нет, не Теодор Курентзис, не Театр-Театр, не выставки и музеи, а именно паблик-арт проект маркировал те изменения, которые происходили в Перми. Пермская культурная революция идентифицировалась с ним, потому что именно он внедрял её в общественное пространство.

Мы пережили переломный этап, когда музей из очень сильной институции с поддержкой власти и с деньгами оказался в очень слабой, кризисной позиции. И следующие несколько лет мы с командой занимались восстановлением утраченных позиций и связей, восстановлением паблик-арт программы, но уже в новом качестве. И тогда выяснилось, что теперь город готов поддержать эту инициативу. Потому что когда паблик-арт программа начиналась, она легла на почву нулевого культурного опыта и плюс очень агрессивного политического контекста. Но за четыре года работы проекта у него появилось определенное количество поклонников, и к моменту его демонтажа социальный заказ, как это ни странно, был сформирован. И когда в течение нескольких лет в городе ничего не происходило, красных человечков демонтировали и увезли на склад и т. д., город выпал из медийного контекста, и мироощущение города, как мне кажется, сильно поменялось в сторону депрессивного.

И поэтому начали появляться альтернативные инициативы. Во-первых, наш музей вышел с новой стратегией паблик-арта, который вовлекает общество в соучастное проектирование. С прошлого года мы запустили Длинные истории Перми при поддержке правительства края, и они идут уже второй год — это важный проект с точки зрения формирования в городе контекста и атмосферы. Затем благодаря Саше Жунёву появился фестиваль «Экология пространства», который работал не с заборами, как мы, а с трансформаторными и телефонными будками. Дальше появилось масштабное движение в поддержку долин малых рек Перми, с которым мы сейчас сотрудничаем, и затем эти два проекта соединились вместе. В этом году история продолжила развиваться, и уже в этом году при поддержке фонда «Новая коллекция» был проведен конкурс паблик-арт проектов в долинах малых рек.

Фото: Максим Артамонов

Если ещё раз взглянуть на историю паблик-арта в Перми, мы видим: город запоминает любые практики, которые реализуются в нем и накапливает этот опыт, даже в том случае, если на первом этапе отторгает его. Всё происходящее оседает в сознании людей, и через год, а может быть, через несколько лет, этот опыт выливается в новые практики.

***

Читайте также: Проект «Выход в город», посвящённый пермскому стрит-арту.

Материал Владимира Соколова о проекте «Длинные истории Перми» и о том, почему его нужно продолжать.

Паблик-арт 55+. Как пенсионеры вступили в ряды уличных художников.

История фестиваля «Экология пространства».

Судьба человечка: как и для чего знакомые пермякам скульптуры вернулись в город.

Память, говори! В Перми появились арт-объекты, осмысляющие трагедии жертв политических репрессий.

Рассказываем об арт-объектах в долинах малых рек: «Лёгкие города», «Пикник на обочине», «Калейдоскоп».

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+