X

Citizen

Вчера
2 дня назад
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017
13 ноября 2017

«Чёрно-серая гуща непрерывно врывающимся потоком...» Избранное из лекции «1917 год: неизбежная случайность?»

14статей

В этом проекте мы расшифровываем и публикуем самые важные и яркие, на наш взгляд, речи общественных, политических и культурных деятелей.

Какова связь между новым типом личности и капитаном Джеком Воробьём и почему мы сочувствуем Тому Крузу, а не всему прогрессивному человечеству? К столетию Великой октябрьской социалистической революции мы подготовили лучшие, на наш взгляд, цитаты Игоря Долуцкого из его лекции «1917 год: неизбежная случайность», которая прошла в Центре городской культуры (ул. Пушкина. 15).

  • Политическая революция в России в начале ХХ века была неизбежна. Но это не значило, что эта революция победит, а если и победит, то было неизвестно, в какой форме.
  • До сих пор нет научных критериев, которые бы позволяли нам однозначно или хотя бы гипотетически утверждать, что реально произошло в 1917 году, то есть мы сейчас имеем перед собой массу интерпретаций нашей истории. И эта история излагается так, что получается, что она вся состоит из сослагательных наклонений.
  • В Древнем Египте, в России, да в любой стране народ поднимается за свободу, это народная революция, она зреет внутри, пока народ давят — он выступает за свободу и будет выступать.
  • В XIX веке в России рождался и другой революционный слой, который хотел «пугачёвщину» ограничить и пересадить Европу в Россию, как ещё хотели декабристы в свое время, без этих вот эксцессов. Это был чисто либеральный слой революции.
  • То, что Россия катилась к революции, все понимали, особенно в XIX веке.
  • Внутри традиционного общества зрела революция. При этом главная задача этой цивилизации — приумножать и укреплять традиции. Это закрытое общество, общество абсолютной несвободы. Это не значит, что нельзя убежать за Урал, но это ничего не меняет: в целом человек зависит от природы, от государства, от любого коллектива, от семьи, от общины и т. д. Несвобода — на всех уровнях.
Фото: Historiek
  • Но модернизация начинается рано или поздно. Что такое модернизация? Это переход от традиционного состояния к современному, причём современное всё время меняется. Образец — страны Западной Европы, которые предъявили эту модернизацию как свою характерную черту. Модернизация — это нарастание степеней свободы, когда разблокируются все барьеры и все препятствия на пути свободы. Потому что свобода — это развитие.
  • Свободы все переплетаются, открывают дорогу друг другу. Свобода рождается в ходе революций: промышленная революция, городская революция — да какая угодно — культурная революция. Так появляется новый тип человека.
  • Вот пример нового типа человека. Фильм «Пираты Карибского моря», Джек Воробей. Он свободен от всего. В фильме есть чудная сцена, Джек говорит: «Мы ввяжемся в сражение, а потом по пиратской традиции смотаемся». И вот они ввязались, уже целая эскадра против них, враги со всех сторон, пираты ему говорят: «Джек, давай смотаемся, как ты говорил, по традиции». А он отвечает: «А я не чту пиратских традиций». Вот свободный человек. И он ставит в тупик несвободных людей, потому что он на всё способен и ничего не боится.
  • Россия — не цивилизация, Россия — цивилизационный регион. Здесь у нас масса разных цивилизаций: русско-православная (условно назовем её так), буддисты всякие, за полярным кругом ребята. Есть католики, иудеи тоже есть, здесь есть обломки разных цивилизаций.
  • Россия — второй эшелон. Страны позднего догоняющего развития: Россия, Германия, Австро-Венгрия, Турция, Япония. Здесь модернизация начинается в 60-70-е годы XIX века.
  • Модернизация происходит болезненно. Чудный есть фильм «Последний самурай» с Томом Крузом. Там речь идёт о модернизации в Японии. Но мы всем сердцем и душой на стороне самураев, хотя отлично понимаем, что историческая правда на другой стороне, ну а что делать? Как Де Голль ещё сказал: «Тоска по парусному флоту, по мягкому свету керосиновой лампы, по империи, всё понятно, но время идет, всё меняется».
Фото: Православие.Ru
  • Три человека в нашей стране открыли ворота свободе: Александр II, ясно дело, освободитель; к несчастью, Николай II, но он святой, он тоже сделал случайные шаги по пути модернизации; Михаил Сергеевич Горбачёв. Больше никого нет.
  • В чём особенность модернизации в России? Так как мы отстаем, то вынуждены догонять, у нас времени нет ожидать, пока созреют все предпосылки, чтобы они органически перетекали из одного в другое. Например, в России выпала стадия свободной конкуренции, то есть государственное хозяйство в процессе индустриализации сразу же переросло в государственную монополию. Это не капитализм, это государственное монополистическое хозяйство, которое никакого отношения к рынку не имеет. Как с Петра I — да ещё и до него это было — работали на госзаказ. Рынка нет. Есть государственное хозяйство.
  • Такая модель была тупиковая, потому что государство во всё вмешивалось. Ведь когда работает экономика? Когда есть частная собственность, когда есть свобода. А что происходило — Рябушинский пишет царю: «В Петербург ездим за каждым разрешением, как в ханскую ставку».
  • Страна переживала модернизацию, а на модернизацию может быть двоякий ответ: ответ традиционализма, который как замечали русские эмигранты, носит национал-социалистический, черносотенный характер, а с другой стороны зреет чисто народная, чисто модернизаторская революция, которую могут поддержать либеральные, пусть их мало, но средние слои. Но этого объединения не происходит. Потому что и среднего класса мало, и либералов почти нет. Один из вождей либералов князь Евгений Трубецкой напишет в 1911 году статью с хорошим названием «Над разбитым корытом»: «нас губит зачаточное состояние тех средних слоёв, которые бы позволили осуществить реформы».
  • Получается переплетение нескольких потоков революций. Максим Горький в 1901 году это отметил, а дальше уже по нарастающей. Блок пишет: «В сердце России тикает бомба», все ждали, когда рванет. И рвануло. Аналитики что говорили? Ключевский, например, совсем не революционер, просто умный кабинетный учёный, он в 1906 году сказал: «Династия прекратится, Алексей царствовать не будет». Ещё ничего не было, ещё никакой мировой войны не было, но уже они всё понимали. Почему? Потому что ни один вопрос, ни одна проблема в стране не была решена.
  • Страна-то аграрная, а там туда в толщу-то проникла модернизация? Нет, не проникла, рубеж между традиционной деревней и современной к XX веку — это превращение земли в товар. Превратилась она в товар? Нет, не превратилась. Потому что 35 % земель надельные, это, в основном, крестьянские общины. Помещики четверть земель имеют, но это не хозяйства, не островки капиталистического предпринимательства, а бедная деревня, общинная деревня, где нет никакой модернизации, то есть, что вырастят, то и съедят. Не важно, что они вывозят на мировой рынок. Да у нас полмирового производства ржи, да у нас четверть овса, там ячменя и пшеницы, ну и что дальше?
  • Витте ещё замечал: «Ну как же жить в стране, где у ста миллионов нет понятия ни о праве, ни о собственности, всё рванёт». И рвануло.
Фото: Wikiwand
  • Поднимается из глубин океана цунами, идёт волна. Там где-то тектонический произошел сдвиг, потому что силы несвободы сталкиваются с силами свободы, с XVII века сталкиваются, это зреет несколько веков, и волна поднимается. А что Ленин? Он не управлял этой волной, но он умел плыть, как говорил Бакунин, «по народному направлению». Он как на сёрфе, на доске на гребень волны вскинулся, и волна его понесла. Герцен говорил «наша сила в исторической попутности». Вот в чём сила была большевиков: они оседлали народную революцию, они на ней паразитировали. Они её не вызвали, Ленин вообще случайно узнал, что в Питере революция творится, а он в библиотеку идёт. Вторая революция без него уже начинается, да он и третью чуть не пропустил, загнали его в Финляндию, но в России Троцкий всё сделал.
  • Шульгин пишет 27 февраля 1917 года: «Чёрно-серая гуща непрерывно врывающимся потоком затопляла Думу: солдаты, рабочие, студенты, интеллигенты, просто люди живым вязким человеческим повидлом заняли растерянный Таврический дворец. Залепили зал за залом. У всех было одно лицо — гнусно-животное, тупое и гнусно дьявольски злобное. Боже, как это было гадко. Пулемётов, вот чего мне хотелось, ибо я чувствовал, что только язык пулемётов доступен уличной толпе, и что только свинец может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя. Увы, этот зверь был русский народ. То, чего мы так боялись, уже было фактом, революция началась. Ах, пулемётов сюда, пулемётов. Но пулемётов у нас не было и не могло быть».
  • Народная революция открыла дорогу модернизации? Открыла. Николай II приоткрывал дорогу по пути политической модернизации, до него никто не осмеливался. А его припёрли к стенке, и он все-таки это сделал: Думу собрал, представительство народное. Всё потом пошло насмарку.
  • Кто довёл страну до этого? Последние 23 ступени вниз опускал Россию вот этот Николай Александрович вместе с женушкой своей, чудная жена, но тупая.
  • А что в октябре произошло? Ну да, царя скинули, а война, кто войну прекратил? Прекратить войну — общенародное требование. Все устали. Что Ленин, демагог, популист, он обещал войну кончить и кончил, прямо вот первым декретом взял и сказал: всё, перемирие. И второй декрет о земле. Как вы хотели, так и пожаловал. Просили землю — получите. А они уже её захватили, ведь весной 1917 года мужики всю землю, которую брали в аренду, пахали и арендную плату не платили. И любую бы власть скинули, которая попыталась бы у них ее отнять.
  • «Как в эти дни невероятные позорно жить». А когда почувствовала страна, что жить позорно? А когда большевики к весне 1918 года стали расходиться с народной революцией. Они её не предали, они просто её стали уничтожать. 1918-й год — ключевой. Когда ленинский план строительства основ социализма у него сложился, и когда он его стал осуществлять, получилась гражданская война. Вот когда вся страна поднялась против большевиков. А вот почему большевики победили, это уже другой вопрос.

***