X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

Топ-3 самых нашумевших культурных события Перми 2018 года

Выбирать в культурной жизни Перми какие-то отдельные события для итогов года очень сложно. Пермь — город очень культурный, событий множество, и почти каждое второе — яркое и значимое. Но мы выбрали три самых громких события, так или иначе связанных с культурной жизнью Перми и произошедших в 2018 году.

«Любой роман конечен»: Уход Владимира Гурфинкеля из Театра-Театра

Новость о том, что Владимир Гурфинкель уходит с поста главного режиссёра Театра-Театра, прозвучала как гром среди ясного неба. Владимир Львович занимал этот пост, а также был худруком Сцены-Молот с 2014 года. Для культуры Перми за это время он сделал многое: те самые фестивальные городки на «Белых ночах» 2012 и 2013 годов, организовал праздничные мероприятия к 100-летию госуниверситета, создавал концепции последних фестивалей «Пространство режиссуры», набрал со всей страны труппу молодых актёров. После постановок традиционных, масштабных и красочных спектаклей в Театре-Театре и ТЮЗе Владимир Гурфинкель начал экспериментировать, и так появились слегка пропагандистская «#конституциярф», спорное «неРОМЕО, неДЖУЛЬЕТТА» и интерактивный праздник «Бал. Наташа Ростова. Граф Толстой».

Фото: Тимур Абасов

Потеря такой значимой фигуры просто не сможет в дальнейшем не отразиться на всей культуре города, особенно на театральной её части. К тому же после ухода Владимира Гурфинкеля не остаётся уникальной для страны системы, сложившейся в Театре-Театре. В театре может быть три основных руководящих должности: художественный руководитель, главный режиссёр и директор. Эта схема существует с вариациями — где-то нет худрука, а есть директор и главреж, а где-то обходятся только худруком и директором (кстати, сейчас во всех драматических театрах Перми именно так). Ситуации, при которой в театре есть все три должности — редкость. Ситуации, когда все три руководителя находятся в творческом союзе, и никто не перетягивает властное одеяло на себя, так и вовсе исключительны и редки, как краснокнижные звери. В Театре-Театре между Борисом Мильграмом, Владимиром Гурфинкилем и Анатолием Пичкалёвым сложился именно такой редкостный творческий союз. Терять такого краснокнижного зверя и вправду жалко.

Фото: Тимур Абасов

Впрочем, совсем расставаться с Пермью Владимир Львович пока не планирует. Как он рассказал на встрече в баре «Вехотка», организованной командой бюро Locator Band, в ТЮЗе будет его постановка спектакля «Капитаны песка» по одноимённому произведению Капитаны песка»»Капитаны, по которому был снят фильм «Генералы песчаных карьеров». Также в планах у режиссёра много работы за рубежом: в Италии, Мексике, Болгарии.

В контексте ухода Владимира Гурфинкеля из Театра-Театра стоит упомянуть и другие культурные потери, которые произошли в этом году: не было «Рок-лайна» и судьба его не ясна, в последний раз прошла KAMWA.

«Выхожу на улицу гладить кота, а его переезжает тачка мента»: Срыв концерта группы IC3PEAK

Этой осенью по стране прокатился шквал повсеместных отмен концертов популярных музыкантов. Доставалось в основном любимцам молодёжи — рэперам, вроде Егора Крида, Элджея и Хаски. В дело как обычно были включены возмущённые родители, которым не нравится то, что слушают их дети, Роскомнадзор, которому не нравится вообще ничего, и силовые ведомства.

Дикая и странная со всех сторон запретительная эпидемия оказалась настолько заразной и, видимо, распространяемой «сверху», что она дошла и до Перми — города весьма либерального, в котором столь позорных вещей никогда раньше не было. Первым тревожным звоночком стало то, что в октябре пермская прокуратура запретила несовершеннолетним посещать концерт рэпера Хаски в клубе «Мичурин» без сопровождения старших, выставив жёсткий рейтинг 18+. Клипы рэпера тогда уже блокировали и проверяли на всякое нехорошее. Впрочем, концерт всё же состоялся. Отмены выступлений и арест в Краснодаре были у Дмитрия Кузнецова (настоящее имя рэпера) ещё впереди.

Но настоящий ад разверзся у нас буквально через месяц, когда в конце ноября силовики сорвали выступление группы IC3PEAK — электронного дуэта Насти Креслиной и Николая Костылева. Называть череду произошедших событий иначе, как беспределом, язык просто не поворачивается. Тут было, кажется, всё чудовищное, что только могло случиться: визит главы района в бар, где должен был пройти концерт, смена трёх площадок, вызов в полицию организатора концерта Давида Шелтера, блокирование полицейскими клуба, куда всё-таки приехала выступать группа, и, как вишенка на этом торте из коричневой субстанции, — требование сотрудников ФСБ к музыкантам уехать из города под их присмотром.

Вот как тур-менеджер IC3PEAK Олег Митрофанов описывал этот момент в интервью «Медузе»:

«Так вот, на выходе [из клуба] нас встретили двое ребят, сказали, что должны сопроводить нас из города, и спросили, когда у нас поезд. Мы такие: „Не обязаны ничего сообщать“. Они парировали, что у них есть приказ и они будут сопровождать нас — хотим мы этого или нет. Спросили, какую мы любим кухню, предложили пойти с ними в ресторан. Естественно, мы отказались, запрыгнули в такси; они поехали за нами. Я ради интереса решил покататься по городу, уехал на окраину, сделал несколько кругов вокруг площади — там круговое движение, — и они за нами ехали, как в игре. В итоге мы поехали домой, поняв, что это бесполезно. И утром, когда мы выезжали на вокзал, одна из машин, с грязными номерами, резко включила фары и двинула за нами».

Пожалуй, жёстче, чем в Перми, с IC3PEAK обошлись только в Новосибирске — там музыкантов задержали сразу на вокзале, надели наручники, три часа продержали в отделении, требуя отменить концерт и угрожая подбросить наркотики их менеджеру, а сам концерт шёл лишь 45 минут.

Группа IC3PEAK Фото: youtube.com

Причина этой охватившей страну дичи не ясна до сих пор. Юрист «Агоры» Павел Чиков сообщал, что сформирован некий «Чёрный список» музыкантов, по которым даны указания не допускать их выступлений в регионах России. И спускаются эти приказы якобы из центрального аппарата ФСБ России. Дело о запретах выступлений стало настолько громким, что о нем даже говорили на пресс-конференции с Владимиром Путиным. Президент сказал «что ничего хорошего в этом нет», но мат и пропаганда наркотиков в песнях рэперов — это тоже не очень нехорошо.

Судя по количеству запретов и их организованности, они были действительно проведены по чьей-то команде. Но чего бы не добивался этот «кто-то», он сильно оплошал. Потому что музыканты не испугались, а лишь сплотились, а популярность Хаски и IC3PEAK только возросла. А тема запрета концертов стала настолько актуальной, что у нас в городе нашлись ушлые люди, успешно и бессовестно использовавшие её для пиара.

«Наше счастье не за горами, наша участь предрешена»: Смерть на набережной как главное событие года

Главное событие и самое громкое событие, связанное с культурой в Перми, в этом году совпадают. Эту новость по популярности и освещению в федеральных СМИ не смог перебить даже упомянутый выше IC3PEAK. Речь, конечно же, идёт об акции художника Алексея Илькаева, он же Sad Face, по превращению любимого народом арт-объекта «Счастье не за горами» в «Смерть не за горами».

Фото: Иван Козлов

Алексей Илькаев сделал это в ночь с 10 на 11 октября. А ранним утром того же дня по набережной прогуливался наш журналист Иван Козлов, он-то первым и увидел «Смерть...», сделал фото, написал новость. И всё заверте... Информация моментально распространилась по СМИ и быстро вышла за пределы региональных изданий. От огромного количества посетителей той новости наш сайт рухнул на несколько часов. Сказать, что эффект от акции Алексея Илькаева был эпическим — не сказать ничего.

Дальше было много всего: поиск виновного и уголовное дело, явка с повинной художника, суд и штраф, демонтаж и восстановление «Счастья не за горами» с очень странной историей закупок. И, конечно же, тексты, много текстов, очень-очень-очень много текстов о том, что произошло. Пожалуй, больше в этом году мы писали только об «истории с розовыми волосами». Были и комментарии искусствоведов, бесчисленные новости, и даже наш первый подкаст. Сам Алексей Илькаев начал давать интервью таким изданиям, как TJournal и «Медуза», из которых стало ясно, что у художника в этой акции был ещё и коммерческий интерес.

Трудно добавить что-то ко всему уже сказанному. Но есть пара важных моментов, которые выявила «Смерть не за горами». Во-первых, эта акция показала во всей красе удивительную и безграничную любовь пермяков к «Счастью не за горами». Это единственный арт-объект времён культурной революции, который со временем полюбился и стал поистине народным символом города. Поэтому он и сохранился. Ведь пермяки сами неоднократно ломали «Счастье не за горами», и сами же восстанавливали её фанерные буквы. Вряд ли на такую силу своего арт-объекта рассчитывал его автор Борис Матросов, когда ставил его как времянку в 2009 году. «Счастье не за горами» сыграло роль важного символа в фильме «Географ глобус пропил», а его название стало заглавием для пьесы Андрея Родионова и Екатерины Троепольской о культурной революции в Перми. Строки оттуда — «Наше счастье не за горами, наша участь предрешена» — неплохо подходят к акции Илькаева.

Вот из-за этой народной любви «Смерть не за горами» так больно отозвалась в пермяках. Это просто выглядело как покушение на что-то родное. Дошло до смешного — текст против современного искусства в целом и Алексея Илькаева (а ещё Ивана Козлова) в частности вышел на сайте «Регнум» за авторством одного из активистов пермской «Сути времени». Кто не в курсе — это консервативная организация, которая до сих пишет о том, что пермской культуре вредят всякие Гельманы и Мильграмы, и проклинают культурную революцию, хотя она закончилась давным-давно. Просто задумайтесь, какова сила «Счастья не за горами», что человек, ругающий культурную революцию и современное искусство, называет вандализмом акцию, связанную с произведением современного искусства, возникшего во время культурной революции!

Ещё один важный момент — это то, что «Смерть не за горами» в символическом смысле стала смертью старого народного «Счастья не за горами». Ведь арт-объект в этом году был поставлен на учёт, а после акции восстановлен в другом, более монументальном и крепком виде. И это вроде тоже «Счастье за горами», но уже и не совсем то, и ощущения от него напоминают тот старый анекдот о фальшивых елочных игрушках.