X

Новости

Сегодня
Вчера
21 сентября 2018
20 сентября 2018

Дягилевский фестиваль с широко закрытыми глазами. Зачем слушать музыку после полуночи, лёжа на ковре?

Фото: Никита Чунтомов

«Дягилевский фестиваль» завершился в воскресенье. Многое ещё предстоит осмыслить — например, большое количество концертов в экспериментальных форматах. В этом году, кроме ночных и утренних, появился «супер-ночной» концерт, который длился 8 часов. Что происходит на этих «экспериментах» и зачем на них приходят люди?

Идея первого экспериментального концерта piano-gala, который прошел в 2015 году, принадлежала художественному руководителю и дирижеру Пермского оперного Теодору Курентзису. По словам генерального продюсера Дягилевского фестиваля Марка де Мони, Курентзис хотел снять преграды, которые сложились между публикой и артистом ещё в XIX веке. «До этого музыку воспринимали по-другому, она была более, скажем так, функциональной, — говорит он. — Когда концерт стал явлением более организованным, зрители привыкли к преградам. Сегодняшняя цель — максимально сблизить зрителей с музыкой и артистом».

Собственно, экспериментальных концертов в программе было три: piano-gala, утренние концерты под куполом Пермской галереи и ночной sleep concert.

Piano-gala

Место действия: концертный зал Дягилевской гимназии. Зал полностью застелен мягкими коврами — только ряд стульев по краям стен как компромисс с «классическим» прослушиванием в концертном зале. Полная темнота — только у музыкантов есть освещение, достаточное для исполнения.

Время действия: с 23:00 до 02:00.

Фото: Никита Чунтомов

Что происходит: зритель знает только исполнителей, но не авторов и названия произведений. Можно зайти в зал и сразу лечь на ковре, хоть рядом с музыкантом и подсматривать за тем, как он играет. Между частями аплодировать нельзя, только в самом конце концерта. Можно смотреть в тёмные окна, слушать с закрытыми глазами, на секунды задремать — и снова слушать.

Смысл: музыка гораздо функциональнее, чем прослушивание «неоспоримо гениальных произведений в красивых платьях и фраках в шикарном зале». Она может быть частью жизни не только как фон, но как способ говорить об общечеловеческих вещах, как часть переживания и проживания. Может быть собеседником и без официоза. Попытка перевести искусство в сферу социального и контролируемого неизбежно создала отстранённость от самого явления при восприятии — оно уже не могло обращаться напрямую к зрителю. Но сейчас нам ничего не мешает научиться снова слушать музыку, лёжа на ковре в темноте глубоко за полночь. Слушать её с широко закрытыми глазами.

В отношениях музыканта и публики есть и третий компонент, тоже вызывающий особое чувствование — место. Особенно, когда это зал с деревянными богами, как на утренних концертах в Пермской галерее.

Утренние концерты

Место действия: зал с деревянной скульптурой под куполом Пермской художественной галереи.

Время действия: с 02:00 и до рассвета.

Фото: Никита Чунтомов

Что происходит: пространство, кроме музыкантов и хора, может вместить человек 50-60 слушателей. Из-за архитектуры купола звук получается круговой. В таком небольшом пространстве слушатель оказывается захваченным звуком со всех сторон.

Смысл: Марк де Мони говорит, что восприятие музыки на таких концертах обостряется ещё и необходимым физическим усилием: кому-то завтра на работу, или просто тяжело так долго не спать. Но в этом преодолении и есть часть замысла такого формата: когда ты не просто «потребляешь» произведение, а проходишь гораздо более сложный, но потому и осознанный путь вместе с музыкой. Другая идея — здесь действуют законы не только аудиального, но и психологического воздействия на зал.

О ней рассказал композитор Алексей Ретинский, чья музыка звучала на одном из утренних концертов:

«Иногда я превращаюсь не в человека аудиального, а просто в слушателя. И когда происходит неминуемый синтез пространства, воздуха и предрассветного времени, то всё остальное уходит на второй план. Соседство пермской деревянной скульптуры, иконостас, тьма — всё это даёт гораздо больше, чем Большой концертный зал Московской консерватории, где эта музыка тоже звучала».

Фото: Никита Чунтомов

Утренние концерты нельзя назвать «второй стадией глубины погружения» на фестивале, а скорее только одним из его вариантов. Со своим специфическим переживанием и опытом. И если для утренних концертов один из ключевых моментов — необходимое усилие слушателя, то другой формат, sleep concert, тоже ведёт к осознанному прослушиванию, но совсем другим путём.

Sleep concert

Место действия: концертный зал гостиницы «Урал». Зал переоборудовали под гигантскую спальню с рядами кроватей человек на 50-60. Все залито голубо-зелёным морским светом. По ощущениям — что-то среднее между космическим кораблём, океанариумом, ночником и фильтром в Instagram.

Время действия: с 23:00 до 07:00.

Sleep concert Фото: Эдвард Тихонов

Что происходит: слушатели рассаживаются по кроватям, болтают с соседями перед сном, листают ленту в сетях. Все ждут какого-то чёткого начала концерта, когда обязательно нужно будет начать слушать, но концерт начался с самой первой минуты, как они зашли, — не все даже успели это понять. Музыка устроена так, что всю ночь то просыпаешься и слушаешь в полусне, то опять засыпаешь.

Смысл: автор проекта Николай Скачков говорит, что идея sleep concerts основана на восточном мировоззрении.

«Для европейского человека свойственно восприятие чего бы то ни было с наличием чёткого начала, протяжённости во времени, конца и формы восприятия, — считает он. — Сейчас наше восприятие сжалось до клипового формата — даже если посмотреть на историю классической музыки. Я говорю о симфониях, которые по времени очень сокращались, начиная с романтизма и до XX века: симфонии сначала были длинные — потом всё меньше и меньше. Восточное сознание совершенно другое — оно основано скорее на созерцании мира. Например, что такое медитация? Это взгляд в себя, в первую очередь. И для этого существуют разные техники. Я просто подумал, что одной из таких техник может быть музыка: что можно немного разбить фестивальный формат, когда „люди приходят слушать музыку“».

Sleep concert. Фото: Эдвард Тихонов

Такая медитация должна быть именно коллективной, так как каждый человек тоже оказывает влияние на тех, кто рядом, даже во время сна. В то же время это возможность сбавить внутренний темп и побыть наедине с собой, послушать себя. Поэтому в названии концерта и есть слова «Путешествие в себя».

***

На самом деле sleep concerts проводили ещё в прошлом веке, но именно сочетание таких концертов на одном фестивале в основной программе — достаточно необычно. Марк де Мони рассказал, что, например, в Авиньоне есть официальная программа и off-программа — когда любой театральный коллектив может на улице что-то показывать или арендовать зал:

«Только в нашем случае это не дополнительная любительская программа, а основная. Дело в том, что публика сама начинает вести. Какой-то конечной цели в разработке этих форматов нет и важен сам процесс. Форма не так важна — важно содержание. Цель — изменить менталитет, чтобы люди понимали: поход в театр — это не чтобы получить информацию или показать свои меха. Нужно обратить внимание на суть, хотя форма важна по части ритуала тоже. Преображение зрительского сознания — именно процесс. Ещё Вагнер создавал тотальный театр, который полностью поглощает зрителя. Так что главное, что мы хотим убрать — это все преграды и подойти к сути. И вполне естественно, что у людей появляется голод к этому».