X

Citizen

Вчера
2 дня назад
17 октября 2017
16 октября 2017
13 октября 2017
12 октября 2017
11 октября 2017

Пермский Бэтмен, или Большая разборка в маленьком дворике

92статьи

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Фото: Тимур Абасов

В ночь с 25 на 26 июля в одном из дворов в центре Перми случилась массовая драка, в которой участвовали около дюжины человек. По предварительным данным, потасовка была спровоцирована двумя наркоманами, и в ней пострадали участники одной из криминальных группировок. Банда была перебита практически полностью. Удивлены, что ничего не слышали про это событие в новостях? И не услышите, потому что это побоище происходило во время съёмок художественного фильма «Изоляция», на которых побывали корреспонденты «Звезды».

В нашем городе много творческих людей, которые серьёзно занимаются кино. Мы уже рассказывали о нескольких пермских проектах, чьи создатели, несмотря на отсутствие профессионального образования и финансирования, берутся за серьёзные темы и непростые форматы. Не исключение и режиссёр фильма «Изоляция» Максим Серебренников.

Максим Серебренников: Идея этого проекта появилась примерно семь лет назад, сначала я писал его не для себя, а для ребят, которые снимали в духе детективных историй. Я решил написать что-то похожее, но попроще, под их возраст, потому что это были школьники. Я создал историю, но они отказались снимать, и она пролежала несколько лет, что называется, в ящике стола. А потом я решил сделать всё сам. Главный герой фильма — карманник и наркоман. Антагонист — персонаж вроде Бэтмена, только он убивает людей. Его называют «Кролик», потому что он похож на настоящего кролика. «Кролик» убил друзей главного героя. Поэтому наш герой вместе со своим напарником, барыгой, который продаёт ему наркотики, решают найти убийцу, чтобы дать ему отпор. Он давно похищает людей и «перевоспитывает» их по-своему. Обычно же бывает наоборот: Бэтмен ловит бандитов, он главный герой, и мы за него болеем. А тут мы видим этого героя с точки зрения уличной шпаны, и он уже выглядит как Фредди Крюгер, как страшилка.

По словам режиссёра, идея этого фильма выросла из простой мысли о том, что сила воли всегда побеждает. Поэтому главного героя — Кэша — и сделали наркоманом, ведь эта слабость персонажа должна заодно показать и его волю, потому что он, по авторской задумке, перевоспитывается по ходу действия фильма.

«Драться будем шёпотом»

В «Изоляция» не так много действующих лиц — всего два-три основных персонажа. Но в тот тёплый вечер понедельника, переходящий в утро вторника, снималась массовая сцена драки Кэша и его напарника с бандитами, главаря которых они принимают за главного злодея — того самого Кролика.

Для съёмок разборки выбрали весьма колоритное место — небольшой дворик за домом на Пермской, 64, к которому ведёт тёмный, расписанный граффити проход. В самом дворе старое кирпичное здание соседствует с отремонтированным по-современному домом, а над всем этим нависает громада ТЮЗа. Съёмочной группе повезло, хозяева пустили их во дворик бесплатно, только при условии, что они не будут сильно шуметь, на что один из артистов заметил: «Хорошо, будем драться шёпотом!».

Фото: Тимур Абасов

Слабо освещённое одиноким фонарём пространство двора вместе с наступившей темнотой создавали на площадке особую атмосферу. Постепенно во дворик подходили занятые в съёмках люди. Объявление на сбор массовки вывесили в соцсетях, поэтому режиссёр изначально не знал, сколько человек примет участие в драке. В итоге собралось около дюжины человек. Особенно выделялась колоритная группа крепких юношей, которым достались роли бандитов.

Фото: Тимур Абасов

Вообще, «Изоляцию» можно назвать своеобразной коллаборацией пермских кинолюбителей, ведь в съёмках участвовали представители разных команд и проектов: Лев Калимуллин, режиссёр фильма «Изнанка жестокости» (об этом проекте мы расскажем в следующий раз), и уже знакомые нашим читателям создатели сериала «Драгтестер» Александр Нечаев и Филипп Куприянов, а также руководитель «Green image studio» Константин Тупицын. Кстати, именно он, как и в предыдущем фильме Максима Серебренникова «Отблеск», играет здесь главного героя.

Фото: Тимур Абасов

Константин Тупицын: Мой герой — человек, зависимый от наркотиков. По ходу фильма он это дело бросает, ради любимой женщины и ради себя самого, потому что только так он сможет остаться в живых. Главный злодей этого фильма убивает именно тех, кто слаб духом, не может преодолеть эти свои слабости. Поэтому можно сказать, что мой герой возрождается перед людьми, своими близкими и меняется, тренируя в себе силу воли. Играть его непривычно, потому что я никогда не баловался наркотиками и эти состояния ломки и кайфа мне не знакомы. Я их, так скажем, надумываю. Но мне всегда интересно играть человека, который как-то меняется. Это сложно, но в этом-то и есть интерес. И потом, в итоге, на финальном монтаже, как и в «Отблеске», зритель должен уследить, получилось ли показать это главное изменение персонажа, из грязи в князи, или наоборот. В «Отблеске» это было заметно. Я этому рад и надеюсь, здесь тоже получится.

То, что в двух фильмах подряд главных героев играет один и тот же артист, — это сознательное решение режиссёра, ведь «Отблеск» и «Изоляция» — это части трилогии, но их связывает не общий сюжет, а единая концепция.

Максим Серебренников: Концепция появилась, когда мы отсняли «Отблеск». Он должен был быть немного другим. Я хотел снять первую версию сценария, с очень сложным сюжетом для короткометражного фильма. Но я в итоге всё упростил: там был просто маньяк, которого ищет и побеждает главный герой. Я подумал, что это похоже на два других моих сценария, с такой же концепцией, — там тоже главный герой ищет некоего серийного убийцу. Этим они похожи, и есть схожие сцены. Я решил сделать первую часть светлой: «Отблеск» — это как бы эхо, герой всё время отсылается в прошлое и живёт им. «Изоляция» — это уже настоящее, здесь герой изолировался от мира, но это другой персонаж. Кролика, например, тоже можно с психологической точки зрения объяснить как изоляцию. А следующий фильм будет их уже объединять. Если «Отблеск» шёл 23 минуты, «Изоляция» — под сорок, то следующий фильм будет ещё в два раза больше.

«Ногами отыгрывайте реакцию»

Собравшиеся во дворе перед началом съёмок занимались подготовкой к ним: повторяли текст, переодевались в костюмы и, согласно нарисованным карандашом раскадровкам, отрабатывали удары для сцены драки.

Также подготовили и оборудование для съёмок: два ярких фонаря (один со штативом, другой нет) — правильное выставление света было важнейшей частью процесса. За запись звука отвечал отдельный человек, со специальным «микрофоном-удочкой». Перед каждым дублем режиссёр задавал вопрос: «Звук идёт?», и, получив положительный ответ, начинал съёмку, объявив номер дубля. Пару раз именно звук стал причиной отмены дубля, из-за того что очередной самолёт с характерным звуком шёл на посадку или по дороге шумно проезжала машина.

В качестве камеры используют фотоаппарат на штативе. Место оператора занимает сам режиссёр. Как это водится у кинолюбителей, у Максима Серебренникова нет профильного образования, по образованию он рекламщик, но с детства любит кино.

Максим Серебреников: Снимать кино я хотел лет с двенадцати. В четырнадцать начал что-то пробовать, в шестнадцать — уже что-то более или менее. Ну, и к двадцати стали получаться осмысленные работы. Моим заготовкам уже лет десять, но сценарно и технически они были невыполнимы на тот момент. А кино учиться несложно, если потратить немного времени, ведь литературы сейчас много, и куча видеоуроков. Плюс можно постигать всё на опыте. К тому же я ходил на мастер-классы, но они в основном на тему монтажа. По актёрскому мастерству их реже дают. А так я читал Михаила Чехова, у него хорошо написано про работу с актёрами.

Перед самой дракой отсняли сцену попроще: то, как Кэш и его напарник (его играет Игорь Захаров) проходят у входа во двор своеобразный фейсконтроль, заявляя, что хотят присоединиться к банде. Во время съёмок этой сцены из раскрытого окна прилегающего дома доносились звуки пьяной ссоры, что только добавляло ощущение того, что герои заявились в весьма неблагополучное место.

Когда сцена прохода героев во двор была снята, пришло время более сложного эпизода: Кэш, взбешённый презрением к себе здешних бандитов, развязывает драку, в которой он сначала одерживает верх, но потом их с напарником «забивают всей толпой».

Фото: Тимур Абасов

К этой сцене готовились особенно тщательно, поскольку мало того, что это драка, которую надо как следует отрепетировать, она ещё снималась с разных планов и практически со всеми участниками массовки в кадре. Артисты повторяли текст сценария, состоящий в основном из указаний вроде «Кэш бьёт Вор 1, тот падает», и повторяли, кто кого как бьёт. Особое внимание уделялось реакции массовки на происходящие, чтобы смотрелось правдоподобно. Из-за этого возникали перлы вроде «Ребята, сзади! Ногами отыгрывайте реакцию!».

На съёмку драки Кэша с бандой ушло больше всего времени и дублей. Актёры постоянно повторяли одни и те же слова: «Кэш, тот самый, ты же наркоман! — Я не наркоман!», и одни и те же действия раз за разом, раз за разом... Но актёры, даром что считающиеся любителями, стоически переживали эти трудности. Один и тот же момент снимали с нескольких ракурсов, а дубли не всегда получались из-за обычных проблем: то артист не так произнесёт текст, то кто-то не так среагирует, не проведёт правильно удар или вообще «расколется» и засмеётся.

Такова уж особенность кинопроизводства, что на съёмки эпизода, который на экране идёт всего несколько секунд, может тратиться несколько часов (в «большом кино» на это порой уходят дни!). Эту драку, которая войдёт в «Изоляцию», снимали чуть меньше двух часов, с небольшими перерывами. В перерыве можно было наблюдать картину, как двое артистов мирно курят, а затем идут снимать сцену, в которой один пырнёт другого отвёрткой. Именно этот удар остудит боевой пыл Кэша, его повалят и начнут бить ногами — а это почти десять человек. Эту сцену снимали в несколько этапов. Сначала репетиция, на которой режиссёр, словно ставя танец, давал счёт ударам: «Раз, два, три, четыре...» Затем дубль, после которого исполнитель главной роли, не вставая с земли, спросил: «Надеюсь, всё?». Всё. Дальше только выбирают, каким из трёх способов уже вжившиеся в роли бандитов парни утащат Кэша и его напарника якобы в подвал. После этого наступил момент появиться главному злодею, Кролику.

«Голодный кролик атакует»

Один из артистов облачается в костюм злодея. Сказать, кто именно его играет, — жуткий спойлер, это всё равно что рассказать, кто умрёт в новой серии «Игры престолов». Сам костюм Кролика тоже трудно описать словами, это надо видеть. Но этот герой органично смотрелся бы в любом фильме ужасов или любой из частей «Безумного Макса».

Но, прежде чем запечатлеть расправу Кролика над бандой, режиссёр дал массовке команду лечь на землю. Ведь сначала снимали эпизод после явления злодея. Участники съёмок сперва немного протестовали против того, чтобы ложиться на асфальт, но в итоге всё же согласились и даже выбрали, как бы поаккуратнее расположиться. Причём каждый должен был точно запомнить, где лежал, чтобы избежать киноляпов. Режиссёр (он же оператор) снял этот апофеоз рукопашной и двух друзей, которые, придя в себя, спешно покидают дворик.

Затем и вышел Кролик, вооружённый битой. Хотя после того как сняли эффектный проход злодея по тёмному коридору во двор, настоящие оружие заменили на специальное, бутафорское, удар которым практически не ощущается. Естественно, сцену, в которой Кролик избивает всю банду, резко и жёстко отправляя в нокаут каждого бандита, сперва отрепетировали. Артисты чётко и достоверно валились под ударами злодея, но после репетиции практически вся группа разразилась взрывом смеха. Действительно, в этом было что-то забавное.

После этой сцены массовку отпустили (время было уже за два часа ночи), и то, как Кролик молотит бандитов, доснимали уже без самих бандитов. Просто кадры, где в руках у злодея уже настоящая бита, снимали отдельно, чтобы никого не покалечить. Так же снимались и крупные планы Кролика. Совместить это всё вместе должна магия монтажа. Но если бы каким-то чудом в этот поздний час в тот дворик забрёл случайный прохожий, его вполне мог бы хватить удар от такого зрелища: парень в шипастом противогазе с кожаными заячьими ушами молотит битой воздух, а группа молодых людей с интересом за этим наблюдает.

Когда эпизод с Кроликом был готов, съёмки самой массовой сцены «Изоляции» были окончены, и люди стали потихоньку расходиться. Увидеть результаты своих трудов им предстоит относительно нескоро.

Максим Серебреников: Ориентировочно, «Изоляция» будет смонтирована осенью, а выпустим мы её примерно через полгода, потому что фестивали требуют эксклюзивности, чтобы не было премьеры. Съёмочный период у нас идёт до августа. Надеюсь, в августе мы всё закончим, приступим к монтажу и написанию нового фильма.

***

Эксклюзивно на сайте интернет-журнала «Звезда» — отрывок из художественного фильма «Изоляция»: