X

Новости

Сегодня
Вчера
21 сентября 2018
20 сентября 2018

«Экологическая бомба замедленного действия». Почему мусорная реформа в Пермском крае так и не произошла

Фото: Галина Сущек

Даже немного неловко упоминать, что недавно закончился «год экологии»: как это всегда бывает с такими «годами», дела в «титульной» отрасли сильно лучше не стали. По крайней мере, на региональном уровне. А ведь ещё в конце 2016 года в Пермском крае с помпой объявили о новом плане обращения с отходами — современном, предполагающим сбор в раздельных контейнерах и постепенный выход на высокую долю переработки. Но сейчас, спустя год, мы в этом вопросе не сдвинулись и на шаг. Чиновники говорят, что схему нужно менять, компании, перерабатывающие мусор, — что их не слышат, а люди молчат лишь только потому, что их это пока не коснулось напрямую. Но на самом деле, за «мусорные проблемы» заплатят все, если их вовремя не решить.

В конце декабря стало известно о том, что «Буматика» открыла новую линию гранулирования пластиковых бутылок, которые теперь проходят полный путь переработки и становятся сырьём, из которого можно делать новые бутыли, пряжу, изоляционное покрытие. Линия открылась рядом с полигоном, который компания использует по десятилетнему концессионному соглашению с администрацией Краснокамского района. Это одна из немногих побед Пермского края в решении проблем с переработкой отходов (ближайшая такая линия находится только в Москве). В целом же ситуация с мусором сложная. Прикамье в этом вопросе отстаёт от многих регионов страны, в которых уже налажены и действуют схемы обращения с отходами.

В Пермском крае тоже есть такая схема, которая включает в себя шесть современных полигонов и 28 мусороперегрузочных станций. Только она не работает и в ближайшее время должна быть скорректирована.

Фото: Галина Сущек

«Давайте честно говорить»

Эту схему разрабатывали учёные Пермского политехнического университета в сжатые сроки, так как первый конкурс был отменён по решению антимонопольщиков. В новом конкурсе политех снова победил и получил за разработку 5 млн 450 тыс. руб. Работа была выполнена и принята, краевые власти обещали в июле 2017 года найти регионального оператора.

Но в июне ещё врио губернатора Пермского края Максим Решетников заявил, что принятую схему нужно корректировать: «Давайте честно говорить: та схема, что сейчас существует в крае, когда у нас мусор из Ныроба должны вести в Березники — нереализуема».

Через месяц вице-премьер краевого правительства и руководитель региональной службы по тарифам (РСТ) Антон Удальёв объявил, что его ведомство собирается внести корректировки в эту схему и, если не справится «своими силами», то объявит новый конкурс на разработку. Главная причина — плохо просчитанная логистика.

Карта размещения мусороперегрузочных станций и полигонов в территориальной схеме обращения с отходами

За прошедшие полгода дела изменились не сильно. «Звезде» в РСТ ответили, что сейчас разрабатывается техническое задание на корректировку территориальной схемы, и конкурс будет объявлен в первом квартале нового года.

«Изменения касаются пересмотра затрат, которые будут учитываться в тарифе для населения, поскольку предложенная транспортная логистика вывоза отходов с территорий некоторых муниципальных образований (Гайнский, Косинский, Кудымкарский, Частинский, Чернушинский, Октябрьский, Чердынский, Красновишерский, Ильинский) составляет от 110 до 160 км. А затраты на транспортировку отходов являются основной составляющей тарифа», — сказано в ответе. Иначе говоря, в РСТ беспокоятся, что тариф будет слишком высоким. Но другим участникам этой истории вовсе не кажется, что чиновники вдруг вспомнили о людях.

Пока поезд не ушёл

В Пермском крае мусор по-прежнему вывозят на старые полигоны, которые в прошлом году, по данным Росприроднадзора, были заполнены на 80 %. Новая же схема обращения с отходами, кроме изменения логистики, должна быть дополнена информацией о несанкционированных свалках, ответственных за их ликвидацию и рекультивацию людях и сроках таких работ.

При этом корректировки, похоже, опять будут вносится в сжатые сроки, так как уже до 1 мая 2018 года все регионы должны выбрать оператора по обращению с отходами. А до этого уже должна быть готова схема и определён единый тариф, который будет включён в коммунальные услуги.

В свою очередь, для этого нужно принять программу обращения с ТКО и определить нормативы накопления (сейчас этим занимаются учёные политеха, утверждение назначено на апрель, после замеров весеннего сезона), порядок сбора и т. д.

Если упростить, порядок такой: сначала схема — потом оператор. Конкурс на него объявят примерно в марте (документы уже разработаны, сейчас их корректируют). И это крайний срок для Пермского края, нужно успеть запрыгнуть в этот вагон.

Фото: Галина Сущек

«Представьте, вы купили платье...»

Однако разработчики схемы считают, что затянули в Пермском крае с выбором оператора вовсе не из-за недостатков их работы.

«За всем этим стоит финансовое обоснование: мы знаем, сколько стоит построить полигон. Это мощное техническое сооружение, включающее противофильтрационный экран, сооружения очистки и систему сбора и утилизации биогаза. Когда мы планировали, сколько полигонов необходимо, сократили их количество с 46 до 6 — для населения так дешевле всего. Если сделать только пять, то начнётся рост затрат на обращение с отходами», — рассказывает доцент кафедры окружающей среду ПНИПУ Юлия Куликова.

«Нужно понимать, на чём хотим сэкономить, — продолжает позицию разработчиков схемы проректор по науке и инновациям ПНИПУ Владимир Коротаев. — Если хотим сократить расстояние движения мусора, можно поставить и 46 полигонов, но их нужно будет построить — а это многомиллионные затраты. Когда говорят про логистику, обычно упоминают западные территории края, где нужно везти отходы из Гайн до Нытвы. Расстояние до мусороперегрузочной станции там в районе 100 км. Если мы сделаем дополнительный полигон в Кудымкаре, то совокупные затраты вырастут на 10 %. Кому-то не нравится далеко возить, хорошо, давайте повысим затраты, это приведёт к удорожанию тарифа, но всем будет казаться, что логистика стала более чёткой». По его словам, эту же позицию представители политеха проговаривали и в министерстве ЖКХ, и на рабочих группах: «Люди слушают. Официальных замечаний не поступало».

Фото: Галина Сущек

Логистика в краевом центре при этом не сильно меняется: администрация Перми рекомендовала площадку рядом с действующим полигоном «Софроны». Сейчас туда до сих пор привозят мусор, хотя проектный срок его эксплуатации уже исчерпан.

«Само основание полигона и инженерные решения защиты окружающей среды не соответствуют современным требованиям. Этот объект требует рекультивации или серьёзной реконструкции, создания систем очистки фильтрационных вод», — считает Владимир Коротаев. Кроме этого полигона, в Пермском крае есть ещё 710 объектов захоронения отходов, но по закону могут использоваться только 14 из них.

«Существующие полигоны — экологическая бомба замедленного действия. И рассуждать о логистике в таких условиях... Главное — навести порядок в объектах захоронения», — говорят разработчики схемы. Пока все полигоны, по их словам, справляются с отходами, но нельзя сказать, что это надолго.

Чтобы построить новые, Пермскому краю ещё нужно определить концессионера.

«Вопрос создания новых полигонов долгий. Он включает выбор площадки и проведение инженерных изысканий на ней, проведение общественных слушаний (а здесь тоже могут быть проблемы, например, в Чернушке жители активно противостояли идее „стать мусорной столицей“ — Прим. ред) и т. д. Всего прединвестиционный цикл занимает примерно два года, потом начинается строительство пускового полигона. Все объекты будут строиться на условиях концессии. В целом, по разработанной схеме, инвестиции в проект должны составить порядка 6 млрд рублей», — говорит Владимир Коротаев.

Фото: Галина Сущек

На вопрос об отношении команды разработчиков к тому, что сейчас схема не реализуется, они отвечают так: «Представьте, вы купили платье. Мы считаем, что хорошо его пошили, но оно вам разонравилось. Кому предъявлять претензии? Причин на то, почему схема не нравится, может быть много: кто-то смотрит на бизнес, кто-то на политику, кто-то на людей. У каждого свои интересы. Политика имеет большое значение. Мы выполняли работу вне политики, ориентируясь на экологию и экономию. Эта же „идеология“ применялась и в разработке схем Екатеринбурга, Нижегородской области и Ханты-Мансийского округа — там взяли за основу методологию кластеризации и укрупнения объектов захоронения. У них всё работает».

«Удивительно, что власть не ведёт с нами диалог»

«Политику» в этой истории усматривают в Ассоциации операторов Пермского края в области обращения с отходами, которая обслуживает более 70 % всех мусорообразователей края. Исполнительный директор ассоциации Тимур Мустафаев говорит, что их представители летом были на рабочей группе по вопросам изменения схемы, которая собиралась на базе РСТ один раз, там Антон Удальёв попросил их направить свои предложения. В августе они это сделали, но официального ответа не получили, только по своим источникам знают, что они «легли в стол».

«Сейчас нам сложно судить о том, какие изменения в итоге будут сделаны в принятой территориальной схеме. Так как позиция Правительства Пермского края и РСТ в лице Антона Удальёва заключается в том, что представители бизнеса не обсуждают, как должна меняться территориальная схема и, главное, в каком направлении должна развиваться отрасль обращения с ТКО. В этих условиях мы можем с высокой долей вероятности прогнозировать, что серьёзного обсуждения не будет, а приниматься итоговые решения будут как всегда в спешке».

Фото: Галина Сущек

По словам Тимура Мустафаева, сейчас у операторов есть ощущение, что будущие изменения не затронут ключевых моментов. В обсуждаемой схеме всё сосредоточено на полигонах, в создание которых идут основные инвестиции, но при этом показатели переработки ТКО и возвращение их в оборот остаются крайне низкими, даже ниже уже действующих федеральных требований.

«Это неправильная модель, но ясно, что принципиально нового документа разработано не будет из-за нехватки времени и средств на полноценную работу», — говорят в ассоциации. Изменения, на взгляд операторов, будут косметическими: увеличится количество полигонов, будет выведена за пределы полигонов сортировка ТКО (что было, как говорят операторы, одной из ключевых ошибок принятой терсхемы). Они считают, что, возможно, изменится отношение к сортировке ТКО, но не измениться суть документа.

Операторы же предлагают принять нормы по переработке ТКО. По их мнению, перерабатываться должно не меньше 50 % отходов к 2030 году (сейчас в схеме предусмотрено к 2026 году лишь 28 %, остальные 72 % уходят в захоронение — Прим. ред.)

«50 % — это очень высокая планка, но только задав её, мы изначально по-другому будем выстраивать всю систему управления отраслью. Чтобы реализовать эту амбициозную цель, нам необходимо создать такую систему стимулов, чтобы выгодно было осуществлять разделение отходов на полезные и бесполезные фракции на максимально раннем этапе и проводить сортировку и досортировку ТКО с повышающимися коэффициентами эффективности», — говорит Тимур Мустафаев.

Фото: Галина Сущек

Кроме того, операторы предлагают продлить сроки службы существующих полигонов, как минимум потому что население может выступать против строительства новых. Также необходимо вынести места сортировки отходов за пределы полигона и разместить их близко к местам формирования отходов; сделать максимально свободным вход на этот рынок для проектов, которые готовы увеличить степень отсортировки отходов на любой стадии, если они отвечают всем нормативным требованиям.

«У нас есть понимание, как это сделать, мы уверены в своих технологических возможностях. И нам удивительно, что власть не ведёт с нами диалог и не привлекает наши ресурсы для выполнения этой сложной задачи. Например, недавно у губернатора было совещание, посвящённое данной тематике, но оно прошло без нашего участия, даже несмотря на настойчивое желание высказать свои идеи. Да, территориальная схема должна быть скорректирована, но вот как это произойдёт, какая стратегия в неё будет заложена — это должно быть предметом общественной дискуссии, чтобы принцип „Управляем вместе“ не превратился только в лозунг», — считают в ассоциации операторов.

***