X

Новости

Сегодня
Вчера
13 июля 2018
12 июля 2018
11 июля 2018

Там, где кончается Пермская

112статей

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

Фото: Иван Козлов

В нашей прошлой экскурсии мы как-то слишком жестоко обошлись с улицей Пермской. Конечно, «пермский Арбат», всё убожество которого вскрылось на предыдущей прогулке, — это один из самых известных её участков. Но улица-то в этом не виновата. И «Арбатом» Пермская далеко не ограничивается: она тянется через весь город — от сквера Татищева до сквера Дзержинского, — и скрывает много интересного. Начнём изучать её окрестности с конца — с небольшого участка, заключённого между улицами Крисанова и Хохрякова.

Гулять по кварталам пятиэтажек в летние месяцы — занятие в любом случае беспроигрышное, потому что, даже если в них не обнаружится ничего значительного, можно будет хотя бы нафоткать красивых цветов из палисадников. Вот как эти ирисы, например:

Фото: Иван Козлов

Но это не тот случай — благо, любопытных объектов в кварталах вдоль улицы Пермской от Крисанова до Хохрякова оказалось более чем достаточно. Начнём с классики: с такой вот детской площадки с элементами ЖЭК-арта во дворе на Крисанова, 16.

Фото: Иван Козлов

Жуткие герои, созданные из коряг и бутылочных пробок, навевают воспоминания ещё об одном инфернальном месте —«Чудном дворике» на улице Крупской. Обитатели двух дворов настолько похожи, что кажется, будто у них один и тот же создатель. Было бы, кстати, классно, если бы в рамках программы по благоустройству множились именно такие детские площадки, а не бездушные пластиковые постройки кислотных цветов.

Фото: Иван Козлов

Атмосфера тревожности немного усиливается, когда замечаешь, что у многих здешних героев нет глаз. Вот у собачки их нет:

Фото: Иван Козлов

И у Кузи (господи, кто-то ещё помнит «Позвоните Кузе»?) их почему-то нет:

Фото: Иван Козлов

И крокодил в соседнем садике тоже обходится без глаз. В памяти всплывает культовый фильм «Event Horizon» и его коронная фраза «Там, куда мы идём, глаза не нужны». Похоже, надо валить отсюда.

Фото: Иван Козлов

Выходим из дворов на улицу Крисанова. Со стороны проезжей части она ничем особо не примечательна, и более-менее старый дом тут тоже всего один. В остальном — только пятиэтажные панельки.

Фото: Иван Козлов

Ну вот, наконец, хоть кто-то с глазами — аисты, сидящие на крыше «Хуторка» на Крисанова-Екатериниской. Взгляд большого аиста невыразителен, а вот маленький, судя по всему, видел что-то такое, чего нам лучше не видеть.

Фото: Иван Козлов

То, что в этом квартале нет исторических домов, ещё не значит, что к местной архитектуре не стоит приглядываться. Торцы нескольких пятиэтажек на Крисанова украшены орнаментами советских времён. Правда, за достойные внимания объекты их никто не считает, поэтому и завешивают баннерами без зазрения совести:

Фото: Иван Козлов

Зато на торце дома на Крисанова 29 рисунок по-прежнему доступен для просмотра:

Фото: Иван Козлов

Дойдя до перекрёстка Екатерининской и Решетникова, можно спуститься к улице Ленина — мы выйдем на неё через переулок между ТРЦ «BaZar» и домом по адресу Ленина, 90. ТРЦ в наши дни выглядит настолько скучно, что о нём даже упоминать не хочется. Впрочем, кинотеатр «Россия», на базе которого его отстроили, в советские годы тоже выглядел уныло. Во всяком случае, на фоне других советских кинотеатров.

Фото: pastvu.com

А это двор дома на Ленина, 90. Нелишне знать, как стоящие на центральных улицах отреставрированные дома выглядят со стороны дворов.

Фото: Иван Козлов

Дальше по ленина ещё один ТРЦ, а затем — Городская клиническая больница имени доктора Граля, перед фасадом которой установлен памятник доктору авторства Алексея Залазаева.

Фото: Иван Козлов

Фёдор Христофорович Граль был достойнейшим человеком, который фактически создал в наших краях систему здравоохранения и организовал первую городскую больницу. Но некоторые пермяки всё равно называют памятник скульптора Залазаева «памятником садисту». Дело в том, что, если изловчиться, запрыгнуть доктору на колено и улечься на него животом, вся эта сцена будет выглядеть так, будто почтенный доктор занимается шлёпаньем (или «спанкингом», если, кхм, по-научному).

Фото: Иван Козлов

Что касается самой больницы, то мы можем тут задержаться ненадолго — благо, вход на её территорию свободный, а исторические здания, в которых сегодня размещаются больничные корпусы, очень красивы. Два здания, выходящие на улицу Плеханова — это корпусы гарнизонного военного лазарета для раненых и больных воинов, построенные по проекту архитектора Попатенко в годы Первой мировой.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Если пройти по улице ещё чуть выше, можно завернуть во двор на Плеханова, 42. Обнесённый старой кованной оградкой тенистый двор в такую жару может стать идеальным местом для короткого отдыха.

Фото: Иван Козлов

А если пройти его насквозь — выйдем на улицу Екатерининскую, прямо к очередному архитектурному памятнику — построенной в 1878 году по проекту архитектора Турчевича усадьбе братьев Тупицыных, в которой бывал сосланный в Пермь Михаил Романов. Сегодня в одном из домов усадьбы находится приёмная «Единой России». Неплохо устроились.

Фото: Иван Козлов

Второе здание тоже можно было бы красиво сфотографировать в перспективе, если бы не дурацкая остановка. В Перми вообще не особо церемонятся с архитектурными ансамблями:

Фото: Иван Козлов

Теперь идём по Екатерининской в сторону вокзала: мимо гимназии братьев Каменских, мимо учебно-методического центра ГО и ЧС до церкви во имя Казанской иконы Божией матери — она находится в глубине квартала, но вы её увидите с дороги. Это тоже памятник, — церкви уже 113 лет, она являет собой редкий для Перми замечательный образец неорусского стиля, а её иконостас был написан Николаем Рерихом.

Фото: Иван Козлов

Церковь относится к Успенскому женскому монастырю, а в церковном дворе расположено небольшое монастырское кладбище.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Вообще, это совершенно чудное и тихое место, в котором можно провести много времени, глядя, как фонтанчики оросительной системы монотонно поливают клумбы с пионами, молодые дубы и надгробные камни.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

На восточном и северном фасадах церкви — два майоликовых панно, «Казанская Божия матерь» и «Спас вседержитель». Их авторство тоже приписывают Рериху, но установить, так это или нет, сейчас невозможно — архивы фирмы, в которой эти панно изготавливались, сгорели в 1916 году.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

А это уже более современные культовые объекты на территории Елизаветинской больницы по соседству с церковью. Больница, с трёх сторон окружённая территорией Успенского монастыря и построенная на месте собора Успения Божией Матери, судя по информации на сайте, «стремится поддерживать традиции Русской православной церкви», и это, в общем, не удивительно.

Фото: Иван Козлов

Во дворе одного из корпусов стоит памятник княгие Елизавете Романовой, которую в больнице назначили своей небесной покровительницей.

Фото: Иван Козлов

А это уже территория женского монастыря, в который с территории больницы можно попасть просто через калитку. Вот, например, построенный в семидесятые годы позапрошлого века сестринский корпус:

Фото: Иван Козлов

Здесь тоже можно надолго зависнуть. Особенно в период цветения пионов

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

С монастырской территории лего выйти во двор дома по Ленина, 94. Этот двор выглядит покинутым, а старая детская площадка в его центре может претендовать на звание самой укромной детской площадки в городе.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Сам дом удивительно похож на объект конструктивизма (как внешним видом, так и мелочами вроде открывающихся наружу форточек), но всё же его вряд ли стоит называть конструктивистским — он построен слишком поздно, в 1953 году. Он, как и больничный корпус, стоит на месте, где раньше располагалась монастырская постройка — часовня Николая Чудотворца.

Фото: Иван Козлов

Теперь можно выйти на Ленина и взглянуть на фасады трёх рядом стоящих домов. Это красивые и довольно необычные здания сталинских времён, но рассмотреть их поближе не получится, потому что входы во дворы, как это нынче принято, перегорожены заборами и автоматическими калитками.

Фото: Иван Козлов

Но в переулок между домами зайти вполне можно — отсюда открывается вид на Храм Иоанна Богослова, тоже относящийся к Успенскому монастырю. Это не памятник, а новодел, но всё равно пусть будет.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Пройдя по дворам ещё немного, мы наконец упрёмся в тыльную сторону одного из самых известных пермских домов — построенного в 1949 году по проекту архитектора Варфоломеева дома под названием «Ворота в город».

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Двор у этого дома не самый комфортный: большую его часть занимает холм-бункер, внутри которого расположено бомбоубежище, овощные ямы и разные технические помещения.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

С этого ракурса особенно заметна градостроительная драматургия — ещё сто лет назад местной архитектурной доминантой была небольшая церковь, но в середине двадцатого века её окружили сталинскими домами, спрятав от посторонних глаз.

Фото: Иван Козлов

Ну а это типичный открыточный вид на «Ворота в город» из сквера Дзержинского — куда же без него.

Фото: Иван Козлов

Кстати, посмотрите внимательнее на элементы фасадного декора. Вам может показаться, что конёк крыши увенчан гипсовой шишкой, но гораздо соблазнительнее думать, что на «Воротах в город» красуется настоящий символ Перми — гигантский пистик.

Фото: Иван Козлов

А это — бюст Дзержинского. Ну, что ж поделаешь.

Фото: Иван Козлов