X

Новости

Вчера
2 дня назад
16 сентября 2019
Фото: Тимур Абасов
5статей

Взгляд на самые значимые события 2015 года

2015 год. Год без «Белых ночей»

Завершающийся 2015 год в культуре Пермского края стал временем борьбы реальности с всепроникающим «как бы»

Пытаясь подвести итоги уходящего года в культуре Пермского края, всё время натыкаешься на что-то, о чём вспоминать не хочется. И в самом деле, придётся говорить о грустном. Но человек так устроен, что хорошее для него всё-таки главнее — наверное, так работает механизм психологической защиты. Поэтому о хорошем мы поговорим, и подробно, но начнём, как положено, с плохих новостей.

Думается, что имя Игоря Гладнева в самом ближайшем времени будет проглочено и переварено историей, как и имя Виктора Басаргина: масштаб этих личностей, согласитесь, вовсе не исторический. Это ни в коей мере не оскорбление — просто констатация факта, который упомянутые господа сами признают, если, конечно, не страдают тяжёлой формой мании величия. А вот след, который нынешние представители власти оставили в пермской культуре, — это надолго. Прорехи в событийной ткани, конечно, затянутся, взойдут новые ростки, расцветут новые цветы... Но отставание в развитии, ощущение глухой провинции... Не так просто будет выбраться из трясины, куда Пермь всё больше и больше погружается, в то время как соседи открывают музейные центры, напичканные новейшими технологиями, и оперативно, без бюджетно-финансовой истерики, пристраивают новый зал к и без того на зависть большому и современному ТЮЗу.

Создаётся впечатление, что руководству культурной сферы Пермского края очень хочется, чтобы на этой территории ничего не было — ни проектов, ни учреждений. К сожалению, они там должны быть по определению, поэтому министр Гладнев стремится сделать так, чтобы они вели себя потише, понезаметнее. Именно так происходит с известными пермскими проектами — фестивалем «Живая Пермь», например, или программой «Пермский край — территория культуры». И дело даже не в том, что денег на них выделяется значительно меньше, чем в былые годы. Как мы позже убедимся, государственные деньги для культурного проекта — не критичное обстоятельство; дело на самом деле в том, что проходят они не реально, а «как бы».

«Как бы» прошла «Живая Пермь». Может, кто-то и заметил события этого некогда громкого фестиваля, но нам такие люди неизвестны, равно как неизвестны и СМИ, которые публиковали бы реальные, не заказные материалы о них.

«Как бы» выбрали новые «Центры культуры Пермского края», не удосужившись не только позвать журналистов на защиту проектов и объявление победителей, но и релиз по итогам разослать. Участников конкурса уже второй год никто не обучает, пресс-туры не организуются. Программа тихо сползает в «как бы».

Когда затевался новый летний фестиваль «Пермский калейдоскоп», были опасения, что жаждущая развлечений толпа разнесёт Центральный парк им. Горького, приютивший фестиваль, лишённый привычного места на эспланаде, равно как и привычного имени, — «Белые ночи в Перми». Но — как бы не так! Ни толпы, ни особенных каких-то развлечений парк так и не увидел. Фестиваль не только переименовали, но и потихоньку отправили в разряд «как бы». И сегодня о планах проведения подобного события в 2016 году ничего пока не слышно.

Что касается учреждений, то самые умные из их руководителей вовремя поняли, что надо молчать и не рыпаться, иначе не видать ни одобрения их проектов, ни помощи в решении инфраструктурных вопросов.

Скорбно молчат и лишь в кулуарах тихонько жалуются на судьбу представители двух музеев — Пермской государственной художественной галереи и Музея современного искусства PERMM. Краевая власть в лице министерства строительства и ЖКХ их «как бы» облагодетельствовала: готовятся документы по реконструкции зданий для их постоянного размещения — галерея должна перебраться на ул. Окулова, 4, а PERMM — «на историческую родину», в Речной вокзал. Но! Проектная документация разрабатывается строительными организациями, не имеющими никакого отношения к музейному проектированию, представители учреждений к этому процессу категорически не допускаются, а концепции, которые зарубежные эксперты разработали для новых экспозиций этих музеев, благополучно забыты.

«Как бы» энергично готовится реконструкция Пермского театра оперы и балета: сначала вместо авторского, всеми признанного проекта английского архитектора Дэвида Чипперфильда для постройки новой сцены театра приняли на вооружение южнокорейский проект, по которому построен Дальневосточный театр оперы и балета, имеющий ряд существенных недостатков, а потом депутаты предложили вообще обойтись без новой сцены — просто реконструировать старую, хотя неоднократно говорилось, что при выселении на несколько лет, в течение которых будет идти реконструкция, театр лишится художественного руководителя, а балетную труппу со временем придётся создавать заново.

В «Театре-Театре» тоже «как бы» готовится реконструкция — не столь масштабная, но важная для этого театра. Однако краевое министерство культуры решило, что смысл его существования в том, чтобы этой реконструкции не допустить. Дни и ночи руководители краевой культуры заняты военной операцией по ликвидации возможности провести апгрейд театральной сцены. Эту бы энергию — да в мирных целях!

Но мирная жизнь — не для Пермского минкульта. Второй год идёт ожесточённая война чиновников от культуры с создателями одного из очагов этой самой культуры — АНО «Пермь-36». Учёных, которые пожертвовали карьерой и здоровьем ради того, чтобы на месте заброшенного исправительно-трудового лагеря создать музей с мировой известностью, с упорством маньяков чиновники терроризируют судами, находя всё новые и новые «косяки» в их работе.

На протяжении всего уходящего года то и дело происходили попытки восстановить справедливость: в последней на сегодня попытке участвовали советник президента России по правам человека Михаил Федотов, глава администрации губернатора Пермского края Анатолий Маховиков и уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина — 8 сентября они подписали документ, согласно которому стороны договорились о ряде мер для урегулирования ситуации с музеем. Но договорились они, как выяснилось, «как бы», потому что подписанное столь высокими сторонами решение руководством Пермского края не выполняется.

Технологию «как бы» в пермской власти освоили мастерски. Кажется, что вся культура превращается в симулякр... Но всё же есть приятные исключения.

2015 год стал первым годом работы Александра Янушкевича в Пермском театре кукол. Назначили его, правда, ещё в 2014-м, но результаты этого кадрового решения мы увидели только нынче, и они нас по-настоящему впечатлили. Четыре ярких спектакля за год — и сразу же последовали номинации на «Золотую Маску» за спектакль «Толстая тетрадь».

Вообще, количество номинаций на главную театральную премию страны у пермских театров, в первую очередь у Театра оперы и балета, стало приятнейшей сенсацией этого года: пермяки претендуют на 29 «Масок», из них 26 — у оперного театра, три — у кукол.

Пермский театр оперы и балета, его феерический худрук Теодор Курентзис, его оркестр и хор MusicAeterna на протяжении всего года собирали международные восторги. И чуть ли не каждая вторая хвалебная статья в иноязычной прессе начиналась с упоминания диковинного города Perm, который где-то в России, неизвестно где, скорее всего, в Сибири... Неважно! Главное — это город, в котором работает Курентзис.

Правда, учредитель театра — краевой минкульт — воюет и с ним тоже. Но Курентзис и возглавляемый им легендарный театр — это настолько мощное настоящее, что его не так просто перевести в раздел «как бы».

Наконец, в прошедшем году после реконструкции открылся фонтан на эспланаде, который отныне поёт и светится, и его сразу полюбили — как просто фонтан и как знак, что даже в Перми можно стройку довести до завершения.

Но главное хорошее, о чём действительно нужно упомянуть в предновогоднем обзоре и упомянуть по возможности жирным шрифтом, — это «культурная партизанщина», которая в этом году в Перми возникла, кажется, на совершенно ровном месте и расцвела пышнейшим цветом.

Прошли те времена, когда краевой минкульт инициировал культурные проекты. Отныне мы сами себе придумываем фестивали. Они могут получить бюджетное финансирование, как книжно-путешественнический «Гений места» или поэтический «Компрос», а могут и принципиально с властями не связываться, как фестиваль гражданских практик «После „Пилорамы“» или хипстерский Red Fest, но все они, во-первых, абсолютно «низовые инициативы», а во-вторых, сразу стали дико популярны! Настолько популярны, что порой их организаторы с этой популярностью едва справляются: так, растерянные авторы «Компроса» на самом деле не знали, как быть с толпой жаждущих высокой поэзии зрителей.

Всё большую роль в культурном процессе играют негосударственные площадки — от частного Музея советского наива до частной же территории речного порта. Появляются новые места притяжения — например, клуб с программным названием «Дом культуры», где объединились несколько креативных предпринимателей, или помещение на ул. Пушкина, 15, которое открывается только по большим и важным случаям, вроде фестиваля «После „Пилорамы“».

В Перми всё большей популярностью пользуются развлечения, которые и развлечениями-то можно назвать с очень большой натяжкой. Так, небывалый успех в этом году выпал на долю документальных фильмов. На протяжении всего фестиваля «Флаэртиана» толпа зрителей битком заполняла все залы киноцентра «Премьер» на всех сеансах. И, войдя во вкус, продолжает их заполнять на премьерах пермских режиссёров-документалистов, так что расстановка дополнительных кресел и банкеток стала для сотрудников «Премьера» рутинной процедурой.

Огромной популярностью пользуются научно-популярные события, модно стало учиться. Молодёжь созванивается, собираясь на лекцию о Большом взрыве, и обсуждает состав участников очередных «Научных боёв», а вполне состоявшиеся, обременённые успешной карьерой люди постарше массово поступают в магистратуру или записываются на субботние курсы, посвящённые мировой финансовой системе.

Интеллект в Перми в моде. Это обнадёживает: наука — это трезвость, опора на реальность, отказ от «как бы». Учёных не зомбируешь — они не верят в зомби. Интеллектуальный досуг делает пермяков неуязвимыми для симулякров.

И, вопреки тревогам, разочарованиям и чиновничьему произволу, культурный 2015 год завершается в Перми на диво красиво! «Поминальная молитва» в «Театре-Театре», «Снежная королева» в Театре кукол, «Пикник» в музее PERMM, WonderFest — зимний двойник Рэд-феста — и, конечно же, новое «Лебединое озеро» в Театре оперы и балета сказку делают былью, и кажется, что в будущем, 2016, году что-то непременно изменится к лучшему.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь