Авторское право налево. Как в Перми взаимодействуют с Российским авторским обществом

Фото: Pixabay

Плох тот музыкант, который не мечтает написать такой хит, чтоб «всю жизнь получать гонорар». В нашей стране правила получения и размер этого гонорара устанавливает Российское авторское общество (РАО). В начале этого года организацию сотрясли несколько скандалов: то именитые композиторы заявляют о разрыве с ней любых отношений, то аудиторская проверка выявила «странные» схемы использования финансов. Мы решили выяснить, как в Перми реализуется «авторское право» и все ли здесь играют по установленным правилам.

Что такое РАО, знает почти каждый предприниматель — от владельца кафе до пассажирского перевозчика. Российское авторское общество считает, что за любое публичное воспроизведение музыки надо платить, и не важно, что у вас за бизнес: респектабельный ресторан или небольшая парикмахерская. Включили музыкальный центр или радио, значит, вам это необходимо для привлечения клиентов и придётся раскошелиться. Многие пермские предприниматели недовольны такой постановкой вопроса, однако более-менее подробно о своей истории взаимоотношений с РАО решился рассказать только один, и то на условиях анонимности.

— Через несколько недель после того, как я открыл караоке-клуб в Перми, ко мне пришло письмо из РАО: так, мол, и так, ваше заведение посетил тайный покупатель, им зафиксировано воспроизведение таких-то песен, это всё подтверждается аудиозаписью, такого-то числа, во столько-то. Договора с нами у вас нет, поэтому вы должны заключить договор и заплатить штраф 250 тыс. руб. Я звоню и спрашиваю: почему 250 тысяч, откуда такая сумма? В ответ: оттуда, что у вас повышенный коэффициент, мало того, что кафе ваше на 50 посадочных мест, так вы ещё и караоке-клуб. И тут же они сразу предложили мне пойти на мировое, в таком случае они готовы сделать 50 % скидки от штрафа. Меня такая щедрость насторожила. Что за скидки такие интересные, если есть установленные тарифы и коэффициенты? Я пошёл к юристу. Он мне говорит: к огромному сожалению, ничего поделать с этим нельзя, кроме одного — коэффициент караоке-клуба они тебе выставлять не имеют права, потому что в РФ в рамках юридического поля такого понятия вообще не существует. Я тут же отправил им официальное письмо, написанное под диктовку юриста, после чего полтора-два месяца — никакой реакции. Я всё это время периодически им звонил: я вам отправил письмо и всё такое. Потом в какой-то момент мне приходит ответ с уже значительно меньшей суммой, чем первоначально, этот пресловутый повышенный коэффициент убрали. В итоге мы всё равно пошли в мировой суд, подписали соглашение, и я перечислил деньги. Но система ценообразования в этой организации у меня до сих пор вызывает недоумение. Через несколько месяцев мне звонит уже другая организация, которая в Екатеринбурге сидит, ВОИС. Там такая же песня: у вас был тайный покупатель, была зафиксировано воспроизведение трека в исполнении Майкла Джексона, права на который принадлежат компании Sony. Вы должны с нами заключить договор и дальше опять про какие-то свои внутренние таксы и правила. Но в тот момент я уже не занимался этим клубом, и чем там история закончилась, не знаю.

По правилам, установленным РАО, все предприниматели, с которыми имеется договор, должны ежемесячно присылать список музыкальных треков, которые вих заведениях за это время прозвучали. И неважно, ресторан у вас, где играет живая музыка, или парикмахерская, где весь день играет радио. Список должен быть составлен. Дальше на основании этих бумажек распределяются полученные РАО деньги между авторами музыки.

При этом пермские композиторы, с которыми мы разговаривали, так до конца и не понимают, где и как можно посмотреть реальную бухгалтерию РАО и понять, какие же методики применяются при распределении «авторских» денег.

Терзают смутные сомнения и пишущих авторов. Почти одновременно два драматурга Ярослава Пулинович и Юлия Тупикина разместили в своих аккаунтах социальной сети Facebook гневные посты.

Ярослава Пулинович, драматург (цитируется по Facebook):

— В бухгалтерии московского РАО отвечают, что пока нет информации, когда РАО начнет выплачивать деньги авторам. То есть эта организация меня уверяла, что всё у них в порядке, и никаких задержек не будет, а по факту задержки уже начались. Екатеринбургское отделение ничего внятного сказать не может, потому что Москва ничего сказать не может. А авторам остаётся только затянуть потуже пояса. Короче, авторы, драматурги, переводчики, художники, есть идеи, что делать в этой ситуации?

Юлия Тупикина, драматург (цитируется по Facebook):

— В среду 22 февраля целый день я названивала в РАО. Пыталась выяснить, когда же придут ко мне мои деньги, не приходившие с ноября (а я хотела подарков к Новому году). Никто в РАО не мог мне ответить — футболили от одного к другому, пока я, наконец, не уткнулась в Кучерову Ольгу Александровну (495) 697-12-17, которая одна знает, но Ольга Александровна не брала трубку весь день (может, они её выдумали). В итоге, в отделе регистрации взяли мой телефон и поклялись, что всё-всё узнают и перезвонят. Сегодня 28 февраля, последний день месяца (они перечисляют только в конце месяца, то есть, следующая надежда — только конец марта), никто не позвонил, я так и не получила свои деньги за декабрь, январь и февраль.

Мы попытались выяснить, как взаимодействуют с РАО наши культурные учреждения. На запросы в Пермский театр оперы и балета, краевую филармонию и Театр-Театр ответы пришли как под копирку, поэтому и приведём лишь один из них:

— У Пермского театра оперы и балета есть генеральный договор с РАО, и в рамках этого договора с каждым автором, который не хочет по каким-то причинам получать роялти напрямую от театра, РАО заключает отдельный договор-лицензию. После подписания этих бумаг, театр по генеральному договору платит РАО, а они уже рассчитываются по индивидуальным лицензиям с каждым автором. У театра ещё ни разу не было прецедента невыплат, потому что все авторы с театром на связи. Более того, зачастую театр содействует РАО во взаимодействии с авторами: предоставляет контактную информацию, например.

В приватной беседе представитель одного из театров сказал, что отчисления в РАО — это как налог, платить надо обязательно, а вот куда потом в его недрах деньги пропадают и почему они не доходят до авторов — это уже вопрос к правоохранительным органам.

Но иногда «молоко» так и не доходит до потребителя. «Авторское право» порой оказывается не подъёмно.

Некоторые и вовсе машут рукой на отечественные правила: да ну его, это РАО. При этом сам принцип, что авторство должно приносить прибыль, никто не отрицает.

Действительно, сейчас на рынке появилось огромное количество различных организаций, которые занимаются регулированием в этой сфере и, более того, агрегированием, то есть сбором и средств, и различных баз данных. Они работают не только на территории РФ, но и за рубежом. Также есть компании, которые занимаются поставкой «очищенного» музыкального контента для тех же кафе, магазинов и т. д. Для этого они заключают договоры напрямую с авторами, и те уже сами принимают решение, каким образом передать права — либо за деньги либо за славу.

В начале февраля 2017 года были обнародованы предварительные данные аудиторской проверки РАО: в 2016 году на счета общества поступило 4,7 млрд руб., из них на обеспечение финансово-хозяйственной деятельности было направлено 1,6 млрд руб. На сегодняшний день из общей суммы платежей, связанных с финансово-хозяйственной деятельностью РАО, были исследованы платежи на сумму 295 млн руб. Признаки фиктивности выявлены в отношении платежей на сумму 228 млн руб., то есть более чем в 75 % случаев.

***

  • Читайте также колонку режиссёра и продюсера Ивана Кустова о том, куда движется пермский шоу-бизнес.
  • Интервью с директором концертного зала «Типография № 1» Артёмом Срединым.