X

Новости

Вчера
2 дня назад
19 февраля 2020
18 февраля 2020
17 февраля 2020
150статей

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

«Спонсируется из Европы для развала российских семей». В Перми прошёл пикет против закона о домашнем насилии

Напротив главного ледового городка собрались двадцать человек, организатор акции — пермское отделение «Родительского Всероссийского сопротивления». Журналистка «Звезды» отправилась на пикет и поговорила с протестующими.

Проект закона о профилактике семейно-бытового насилия опубликовали на сайте Совета Федерации 29 ноября. В документе описаны основные понятия: что такое семейно-бытовое насилие Семейно-бытовое насилиеумышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления, кто может подвергаться семейно-бытовому насилию Кто может подвергаться семейно-бытовому насилиюсупруги, бывшие супруги, люди, имеющие общего ребёнка, близкие родственники, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство люди, что такое защитное предписание Защитное предписаниедокумент, оформленный должностным лицом органа внутренних дел, определяющий меры защиты лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию. Против этого законопроекта и протестуют пермские сторонники «Родительского Всероссийского сопротивления». Некоторые из них пришли на акцию с детьми. Протестующие развернули плакаты с надписями «Семья — основа государства», «Хватит врать о массовом „насилии“ в семье», «Зачем новый закон, если старые не исполняются?», «14 тыс. женщин, гибнущих от рук мужей — ложь! Клеветников к ответу!», «Нет закону о СБН! Законы должны быть для всех, а не только для феминисток!».

Я подхожу к мужчине, который держит плакат с надписью «Причина насилия — алкоголизм и падение культуры, их нельзя устранить наказаниями». Он представляется Вадимом, говорит, что вышел поддержать коллег из движения «Суть времени» и «обратить внимание на пагубное воздействие данного закона». Вадим говорит не очень складно, ссылается на опыт Германии и Испании, где подобный закон был принят, но статистика преступлений никак не изменилась. При этом, по мнению Вадима, в этих странах после принятия закона увеличилось количество разводов, а следовательно, «закон разрушает семью». Вадим ссылается на документальные фильмы на YouTube, которые публикует «Суть времени», и говорит, что этот закон можно использовать «со злым умыслом».

«Нужно бороться с причинами домашнего насилия, а не со следствием, — считает Вадим. — Это алкоголизм, наркомания, низкий уровень культуры граждан. Вообще, нужно фиксировать какие-то случаи и восстанавливать средства борьбы с алкоголизмом. В 90 % случаев, которые из ряда вон — это алкоголизм. Нужно бороться с этим. Деньги есть, и их хотят отдать НКО, заставить систему работать по-новому, но нужно эти деньги пустить на другие дела. Благими намерениями вымощена дорога в ад».

Наш разговор услышала пожилая женщина, и захотела поделиться своим мнением. Она представилась Ольгой Юрьевной, ей 68 лет. Рассказала, что у неё есть муж и сын, оба пьют, а она «не знает, куда биться». При этом главную проблему она видит в том, что в аптеках круглосуточно продают «шкалики по сто грамм». Мужчины их покупают (стоит недорого — 50 рублей), разбавляют и пьют. «Это все знают! Почему наше правительство разрешает круглосуточно продавать эти шкалики?» Я спрашиваю, страдает ли она от домашнего насилия. Ольга Юрьевна отвечает, что муж её не бьёт, но «морально уничтожает», когда пьян. «У него крыша едет, и он издевается, всякими последними словами, всякую гадость говорит часами. Так действует этот алкоголизм. И эта аптечная сеть, в которой это разрешено, и все про это знают!» Женщина ничего не знает о законе о домашнем насилии, но думает, что он никому не поможет. Считает, что надо «прикрыть» аптеки, и тогда не будет никакого домашнего насилия, а её муж — нормальный человек, когда не пьёт.

После этого Вадим указал мне на Алексея Мазурова — председателя пермского отделения РВС, и сказал, что он лучше мне всё объяснит. Алексей считает, что «сама идея принятия подобного закона в России абсурдна, не нужна, вредна»:

«Во-первых, я не знаю людей, которые за насилие. Все против насилия, что и показал недавний опрос ВЦИОМ, когда 90 % респондентов заявили, что они против насилия. Но дело в том, что этот закон проблему насилия никак не решит, потому что у неё есть свои причины. Что он сделает — так это разрушит российскую систему права и те неформальные нормы, благодаря которым наше общество существует, институт семьи разрушит.

Самое главное, что зарубежная практика принятия таких законов уже есть в Германии, в Испании, в США. Например, в США где-то в 10 % случаев при выдаче защитных предписаний эти документы становились некой инициацией того, что насильник, наоборот, решал пойти на преступление. Его злило это, и он в конце концов убивал свою жертву. В той же Испании больше 15 лет действует эта норма. Уровень насилия не снизился, а где-то даже повысился. Явно видно, что это негативный опыт и при этом у нас этот закон пытаются продвигать.

Есть законопроект, который в ноябре был опубликован на сайте Совета Федерации. Этот закон пытаются принять уже около десяти лет. В очередной раз пытаются продвинуть такие нормы, как экономическое и психологическое насилие. Эти понятия прописаны очень сумбурно, становится непонятно, кто будет определять, что этот вид насилия осуществляется в семье. Толком это никак не прописано, все эти нормы и понятия размыты, что создаёт почву для злоупотреблений со стороны не просто должностных лиц, а некоммерческих организаций, которым по этому закону хотят предоставить возможность вмешиваться в дела моей и вашей семьи.

В законе написано о „страданиях“, именно это слово употребили авторы. Тот законопроект, который сейчас представлен, написан именно в том виде, в каком его хотят различные заинтересованные субъекты внедрить в российское законодательство. Он абсолютно деструктивен и, самое главное, устарел. Российское законодательство гораздо более прогрессивно. Например, как панацею против домашнего насилия авторы видят защитное предписание или охранный ордер. Но в России уже существует норма, в которой прописан аналог этого охранного ордера — это статья 105.1 УПК РФ (Запрет определенных действий) Все необходимые законы уже есть».

Женщины тоже участвовали в пикете, и мне стало интересно услышать их мнение. Одна из участниц представилась Ольгой и сказала, что она против закона, «который спонсируется из Европы для развала российских семей».

«Это именно развал. Все статистические данные, которые приводятся, сфабрикованы. Женщины, которые выступают за этот закон, не имеют семей — это уже показатель того, что они вообще не могут привнести ничего хорошего в семью. Этот закон против семей, против России, это вообще геноцид русского народа. Без суда и следствия врываться в жизнь семьи и диктовать свои условия никто не имеет права! Статистика завышена и навязана извне, сейчас можно через интернет любое мнение общественности сфабриковать, и причём это будет лживое мнение. То, что женщину побили — всё это бред. Семьи живут нормально, в моём окружении нет ни одной женщины, которую бил бы муж. Зачем новый закон, если старые не исполняются? Зачем? У нас достаточно законов. Нужны законы, наоборот, защищающие семьи, помогающие улучшать жилищные условия, поднимающие прожиточный минимум и так далее. А это что? Это зачем?»

Спрашиваю, каким образом закон разрушит семью. Ольга призывает на помощь женщину, стоящую рядом, она представляется Еленой. Та спрашивает, есть ли у меня семья. Я говорю, что замужем, но детей пока нет, планирую рожать лет через пять.

«То есть вы хотите пожить для себя? Значит, я считаю, вы практически чайлдфри, — делает вывод Елена. — Bы уже достаточно взрослый и зрелый человек для того, чтобы иметь семью. Вот если ваш муж на вас рассердится или захочет завести любовницу на стороне, он сможет пойти в полицию и написать на вас донос [если закон примут]. Никто не будет проверять, прав он или нет, вы его побили или нет. Он ударит себя по пальцу молотком, и скажет, что это вы сделали. И вы не докажете ничего! А ему выпишут охранный ордер, запретят вам приближаться к нему и к его квартире»

Отвечаю, что, если мой муж со мной так поступит, я не захочу вообще к нему приближаться. Обе женщины ликуют: «Ну вот видите, ваша семья разрушена, и так можно разрушить много семей, и дети не будут рождаться!» Дальше мне рассказали про гипотетическую соседку, которая недовольна тем, что дети шумят, а в панельном доме хорошая слышимость. Соседка донесёт, и ребёнка изымут из семьи без суда и следствия. Причём здесь закон о домашнем насилии, непонятно. Но раз уж речь зашла о детях, я решила спросить, считается ли в семьях этих женщин нормой побои и крики. Ольга ответила, что в её семье кричать друг на друга — допустимо, ударить — «есть определённые методы воспитания, и их никто не отменял». Елена добавила, что это провокационный вопрос, и методы воспитания детей — это личное дело каждого, и никто не имеет права туда лезть своими «грязными лапами». Алексей Мазуров, который находился рядом и слышал наш разговор, отметил, что за физическое наказание ребёнка предусмотрена статья 6.1.1 КоАп РФ (Побои), а за повторное правонарушение — 116 статья УК РФ (Побои), по которой могут посадить на два года. Также он добавил, что благодаря «декриминализации домашнего насилия» снизилось количество преступлений, а наказать обидчика стало проще, потому что процедура упростилась.

Я решила спросить тихую женщину без плаката, которая скромно стояла с краю, что её привело на это мероприятие. Её зовут Людмила, и она считает, что подобные законы «изуродовали жизнь людей» в Европе, хотя сама Людмила ни разу за границей не была.

«Я считаю, что этот закон — это вариант ювенального закона, против которого я столько лет выступала, на новый лад. Просто это другое название, но точно так же приведёт к разрушению семей. Насколько я понимаю, можно будет просто по анонимному доносу влезть в семью. А сколько бывает неадекватных соседей, которые просто питают личную неприязнь. Если смотреть на опыт других стран, там это просто изуродовало жизнь людей. Я бы не хотела жить в таком обществе, как у них. Например, у меня в Германии подруга живёт, она рассказывает, что там друг на друга доносят и детей изымают. И сколько народа бежит оттуда к нам! Потому что у нас пока ещё человеческие отношения между людьми, и семьи дружные, по сравнению с ними. Этот закон продвигают люди, у которых нет семей. Я верю, что в семьях есть насилие, но этот закон к реальному насилию отношения не имеет. Если примут этот закон, супруги могут поссориться, потом помириться, а их будут продолжать преследовать. У нас уже есть законы, и я не понимаю, что сейчас мешает женщине пойти и подать в суд на мужа».

***

Ранее в Перми прошёл пикет в поддержку сестёр Хачатурян, его участницы рассказали «Звезде» о своём опыте пережитого физического, психологического и сексуального насилия.

#ПроектFAQ: Природа насилия. Потому что можно?

Битва мнений: что думают мужчины по поводу флешмоба #ЯНеБоюсьСказать.

Рассказываем о федеральной «горячей линии» для тех, кто столкнулся с бездействием органов власти при домашнем насилии.

Подкаст: психолог Елена Безводинских о том, почему от домашнего насилия больше всего страдают мужчины.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь