X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
13 октября 2017
12 октября 2017
11 октября 2017

Изъяны «городской конституции»

Фото: Константин Долгановский

9 июля в актовом зале Пермской городской думы состоятся публичные слушания, посвящённые новому проекту Устава Перми. Де-факто заметной открытой дискуссии во время разработки так и не развернулось; обсуждается документ, уже предложенный депутатам. Причём, если присмотреться к деталям, новая «городская конституция» радикально меняет порядок управления городом — спущенная с краевого уровня схема избрания и статус главы Перми; формы взаимодействия жителей и органов власти; новый порядок избрания депутатов Пермской городской думы... Как выяснилось, документ получился не таким, каким его хотели видеть члены ныне расформированной рабочей группы по подготовке поправок в Устав.

За два дня до официальных слушаний своё обсуждение провели эксперты: учёные, политконсультанты, помощники депутатов, общественные деятели. Дискуссию инициировали бывшие члены рабочей группы по изменению Устава: Виталий Ковин и Константин Сулимов, политолог отдела политических исследований Пермского научного центра Олег Подвинцев, директор ООО «Центр избирательных технологий» Людмила Ознобишина.

Во время дискуссии эксперты представили любопытные данные уличного опроса пермяков Центром социологических и маркетинговых исследований «Социо Про». 2/3 (67,7 %) опрошенных жителей не смогли вспомнить и назвать фамилию своего депутата, а знают и помнят представителя своего округа в думе лишь 13,3 %. Эти данные ярко говорят и о взаимодействии депутатов с избирателями, и о степени информированности последних, считают социологи.

При этом своё мнение об Уставе может сформировать каждый, считает учредитель фонда «Дедморозим» Дмитрий Жебелев, который собирается посетить и официальные слушания:

«Пусть дума позорится на всю страну»

Местное законодательство предоставляет жителям немало форм для взаимодействия с властями: обращения граждан, собрания, публичные слушания, работа в совещательных органах, общественный контроль. Некоторые из них не воплощаются вовсе (референдумы), но главную проблему Константин Сулимов видит в несистемности списка:

Появилась гражданская (общественная) инициатива (статья 19 проекта Устава — ред.), но она повторяет обращения граждан к должностным лицам по 159-ФЗ. Порядок и условия вхождения в состав совещательных органов у нас определяют сами подразделения администрации — как и какой орган формируется, как часто должен собираться и чем заниматься. Это приводит по факту к разнобою. Орган может работать реально, а может — для галочки.

Есть и явные регулирующие глупости: «Публичные консультации проходят в форме круглого стола». Если орган власти захочет провести консультации, не дай бог, в другом формате, всё полетит к чертям. Зачем? Непонятно.

Другой эксперт, Александр Минкович, критикует сам текст документа. По его наблюдению, «гражданская инициатива» и «обращения граждан в органы» ничем не отличаются, а проект Устава написан без соблюдения юридического языка. Отдельно он остановился на статье о наказах избирателей депутату:

В Перми есть программа развития микрорайонов. Но инициаторами действий под выделенные бюджетные средства являются депутаты, хотя это должно быть население, которое выберет из группы наказов наиболее важные референдумами или опросами. У меня предложение не участвовать [в слушаниях], пусть дума с большинством «Единой России» примет этот документ и позорится на всю страну. Желаю им большого успеха.

Тему продолжил Виталий Ковин: он отметил, что кандидат становится депутатом, а полученные им наказы остаются просьбами во время выборов. Политолог предложил придать им статус официальных обращений. Гражданские же инициативы, по его словам, заимствованы из германской практики, только там граждане могут собрать подписи и поставить вопрос перед местными депутатами даже вопреки их нежеланию. В пермском Уставе гражданская инициатива попадает в совещательный орган, а не в думу — «остаётся в предбаннике».

Более резко высказался Дмитрий Желебев. По его мнению, все формы участия населения не будут работать без политических рычагов — прежде всего прямых выборов главы города:

— Я помню, что были обещания, рабочая группа, а потом чёрная дыра, провал, и появился какой-то результат. Любая форма должна быть обеспечена ресурсом. Меняется система выборов депутатов, которые делают значение моего голоса меньше. Например, возникла большая общественная инициатива, которая противоречит личным убеждениям главы города или большинства депов. Меня никто слушать не будет, соберу я хоть миллион. Что лучше сработает: если я приду с миллионом человек к главе или один звонок губернатора этому же главе?

Эти формы не будут работать без 90 % выборов главы города, или хотя бы чтобы на референдуме решалось, как мы будем управляться. Ещё 9 % — то, как будет выбираться городская дума. И остаётся 1 %, на котором мы, общественники, будем прыгать, как на пятачке, и искать норму, за которую сможем зацепить того или иного чиновника и сдвинуть его с места.

Эксперты отметили: форм участия населения стало больше, но многие уже и без того представлены в законодательстве. Кроме того, привлечь к работе над документом разработчики Устава никого не пожелали.

«Получится какое-то ассорти»

Ещё один важный, формально не решённый вопрос — порядок формирования Пермской городской думы. Пока существуют три схемы: по мажоритарной системе (36 округов) депутаты избирались в 2011 году. Сейчас в Уставе закреплена смешанная (18 избирается по округам, 18 — по партийным спискам). Разработчики Устава предлагают схему «22 одномандатника — 14 по партийным спискам».

Людмила Ознобишина отмечает, что уже принятая схема лучше для развития партийных отделений, давая больше представительства. Спектр партийных взглядов становится более разнообразным, но уменьшается и количество депутатов. Дума становится неким аналогом Законодательного Собрания (на краевом уровне Пермь делится на 11 округов).

В мажоритарной системе, на мой взгляд, глобальных минусов нет. Новой схемой разработчики отдаляют депутатов от избирателей и заодно прописывают новые формы, по которым они должны взаимодействовать с властью, вот настолько усложняем контакт. Чем меньше размер округа, тем больше доступность. Произойдёт ухудшение доступности, качество работы депутатов будет ниже, финансовый довод не работает. Никакого жёсткого федерального тренда на уход от округов нет, каждый регион определяет сам.

Интересно, что подходы прежней рабочей группы по изменению Устава снова оказались нарушены. Ещё тогда говорили о том, чтобы предложили несколько схем с аргументами по каждой, а потом выбрать предстояло депутатам. Однако никакой вариативности не последовало, в августе думе предстоит обсуждать только схему с «22 на 14».

Новая схема принимается не на века, а под конкретные выборы 2016 года, констатировал Олег Подвинцев.

Решение одной конкретной задачи — попытка передела сфер влияния в городе. Никто особенно и не скрывал эти мотивы, по крайней мере, в кулуарных разговорах. Не то, как развить партийное представительство, сэкономить городские деньги, — все эти аргументы придумываются. В основе лежит создание ситуации неопределённости, чтобы поиграть с нарезкой округов и заставить депутатов конкурировать друг с другом, получить для себя преимущества.

Часть экспертов уже отправили свои предложения в думу, некоторые намереваются выступить и на официальных публичных слушаниях. Напомним, новый Устав Перми будет обсуждаться 9 июля в 18 часов в актовом зале Пермской городской думы (Ленина, 23).