X

Новости

Вчера
2 дня назад
14 февраля 2019
13 февраля 2019
Фото: vk.com/reviewsperm

С митинга — в суд. Организатора пермской «Димонстарции» Михаила Городова обвинили в мошенничестве

Михаил Городов, один из организаторов протестного митинга в Перми 26 марта, стал обвиняемым по уголовному делу о мошенничестве. Постановление об этом городская полиция издала в середине мая, сейчас Городов в свободное от работы время вместе с адвокатом готовится к суду. «Звезда» выяснила, в чём именно обвиняют оппозиционера и что изменилось в расследовании его дела после участия в «Димонстрации».

Именно Михаил Городов подал заявку на проведение «Димонстарции» у Памятника героям фронта и тыла, где в итоге и состоялся митинг. До последнего момента команда организаторов относилась к этой площадке как к запасной. В приоритете был участок у скульптуры «Легенда о пермском медведе». Но после многочасовых переговоров с чиновниками в последнюю ночь перед выходными место всё-таки изменили на эспланаду.

Сам Михаил не верит в связь его проблем с мартовским событием. Дело, говорит, скорее в публикациях против бывшего компаньона, Андрея Морозова. Тексты и телесюжеты появились с подачи Городова за несколько дней до «Димонстрации». В материалах говорится: фирмы Морозова поставляют в образовательные учреждения и торговые сети Перми просроченную молочную продукцию. К марту против самого Городова уже завели дело о мошенничестве — после жалобы того самого бывшего компаньона. Но если раньше в расследовании не было ничего необычного, говорит наш собеседник, то к концу месяца оно внезапно «приняло обвинительный характер».

Были компаньонами, стали врагами

Журналист «Звезды» встречает Михаила у выхода из отдела полиции № 6 УМВД по Перми в день, когда он стал обвиняемым, — 18 мая. Молодой человек предполагал, что пробудет в здании час, но вышло равно в два раза дольше. Оказавшись на улице, он просит несколько минут на перекур.

— Я ей (следователю СУ УМВД по Перми Харинцевой — Прим. ред.) говорю: «Дайте мне копию постановления о привлечении меня в качестве обвиняемого», — Михаил говорит громко и машет руками. — Она: «Нет, вы же её в интернет выложите!» Я отвечаю, что выложу, конечно. Но не дать документ она не имеет право!

Потом Городов немного молчит, смотрит в сторону и, кажется, обсуждает сам с собой события последних двух часов.

Всё началось осенью 2015 года. Водитель, трудоустроенный в компании Андрея Морозова, ООО «Милк Лайн», въехал на корпоративном автофургоне в «Мерседес». Ремонт легковушки оценили более чем в полтора миллиона рублей. На помощь бизнес-партнёру пришёл Михаил, который был учредителем другой компании — ООО «ОТТК». Водителя и автофургон задним числом переписали на это общество: на его счёте не было суммы, нужной владельцу «Мерседеса», — значит, можно было торговаться и просить рассрочку (а друг с другом потом рассчитаться). Об этом идёт речь в постановлении о привлечении Городова обвиняемым по делу.

Пострадавший в аварии согласился на 800 тысяч — то есть сумму снизили в два раза. Заключили мировое соглашение, Михаил начал расплачиваться.

Из восьмисот тысяч я получил от Морозова в общей сложности чуть больше ста, — рассказывает молодой человек. — Затем он стал говорить, чтобы я требовал деньги с виновника ДТП. Обратите внимание, это произошло уже тогда, когда на меня этот долг был юридически оформлен. Вы же понимаете, что с водителя глупо взыскивать 800 тысяч? У него ответственность ограничена месячной заработной платой.

Михаил начал платить из своих. По его словам, большую часть долга перед собственником «Мерседеса» он в итоге погасил.

Михаил Городов на митинге 26 марта Фото: Игорь Шихалев / vk.com/dimon_permb

С точки зрения Андрея Морозова, «Милк Лайн», «ОТТК» и некоторые другие конторы принадлежали ему, а Михаил был у него нанятым юристом. Который — это же его работа — как раз должен был получить деньги с виновника дорожной аварии. В полицейском постановлении говорится: «Морозов уверил Городова, что денежные средства в счёт возмещения ущерба пострадавшей стороне будут перечисляться ООО „Милк Лайн“ с условием, что Городов, как юрисконсульт ООО „Милк Лайн“ и аффилированных данному Обществу предприятий в законном порядке взыщет затраты с виновника ДТП». По словам Михаила, он даже не был трудоустроен в ООО «Милк Лайн». Но следователь написала, что он всё же работал там юрисконсультом «на основании устной договорённости».

Кроме того, из материалов полиции следует: обвиняемый предложил Андрею Морозову сделать два фальшивых документа — якобы чтобы «заблаговременная» передача грузовика от одной компании другой выглядела более убедительной. Одна бумага должна была быть об оплате аренды машины. Вторая, на ту же сумму, — о долге одного бизнесмена перед другим. Получился бы взаимозачёт. Тут и началось самое главное. Михаил с нужными документами на руках начал добиваться возвращения долга — по версии следствия, изначально не существующего. Даже к коллекторам пошёл. В этом, говорится в тексте следователя, и заключается его покушение на мошенничество.

У Михаила же другая точка зрения. Он объясняет, что компании предпринимателей работали по схеме: товар со стороны сначала приходил в его фирму. Затем шёл Морозову. Рассчитывались тоже в два этапа. Однажды, по версии собеседника «Звезды», «Милк Лайн» не заплатило «ОТТК». Именно этот долг и хотел вернуть Городов, идя к коллекторам, утверждает он сам.

Ключевую роль в деле играет договор залога недвижимости — им «Милк Лайн» гарантировало, что вернёт долг (тот, который то ли мнимый, то ли нет). Без этого документа Михаил не смог бы претендовать на возврат денег. Когда уголовное дело только завели, Андрей Морозов настаивал: подписи на соглашении со стороны его компании поддельные. Но экспертизы это не подтвердили.

Поэтому Михаилу тогда показалось, что уголовное дело начало разваливаться: «Дело шло к тому, что всё это уже прекратится», — говорит он сейчас.

Разоблачения в прессе против уголовного дела

Сам Михаил к тому времени тоже пошёл в наступление. ООО «Милк Лайн» Морозова вместе с аффилированными компаниями производит и торгует молочной продукцией. В марте в интервью «Аргументам и фактам — Прикамье» Городов заявил о разных нарушениях у бывшего коллеги.

По мере необходимости обезличенная молочная масса фасуется и обклеивается под известных производителей, — сказал он. — Там же весь просроченный товар, который вернули из магазинов, идёт в дело. Сметану и творог сваливают в одну ёмкость, перемешивают и фасуют в новую тару. Так, например, получается очень популярный «творожный» продукт под видом фермерского. Покупатели удивляются: «Вчера покупал — был очень вкусный, а сегодня — сплошная химия». Это означает, что вчера в замес попался качественный дорогой творог, а сегодня — дешёвый.

Скриншот телесюжета ТК «Рифей-Пермь» Фото: rifey.ru/news/perm/show_id_52047/22-03-2017-permskiy-kray-zavalili-molochnym-falsifikatom-i-prosrochkoy

Журналисты «АиФа» купили творожный продукт, о котором шла речь, и отдали его на экспертизу в Роспотребнадзор. Оказалось, что для здоровья он не опасен, но молочных жиров в нём меньше в 10 раз, чем производитель написал на упаковке, — 5 вместо 50 процентов. Новостной сюжет об этом вышел и на телеканале «Рифей-Пермь». «Я очень долго шёл к этим репортажам», — гордится собой Михаил. Оно того стоило: насколько ему известно, с Андреем Морозовым перестали сотрудничать некоторые продуктовые магазины и дошкольные образовательные учреждения.

В подготовке митинга 26 марта, продолжает, он не мог не принять участия: «Потому что сам столкнулся с коррупцией, хоть и на своём, локальном, уровне». Имеет в виду попытку обвинить его в преступлении.

Чей ход?

Повлияли ли разоблачительные публикации и «Димонстрация» на расследование, неизвестно. Но после них, в мае, уголовное преследование Михаила словно пошло на второй круг. Как мы уже написали, 18 мая Михаил стал обвиняемым в деле о мошенничестве (статья 159 Уголовного кодекса). Причём в постановлении о его привлечении уже не идёт речь о подделке подписи, с разговоров о которой всё и началось. Сказано лишь: «Вожакова (генеральный директор ООО „Милк Лайн“ — Прим. ред.), не предполагая, что Городов совершает мошеннические действия, направленные на незаконное отчуждение недвижимого имущества, подписала договор залога».

Кроме того, та же следователь СУ УМВД по Перми Харинцева возбудила против Городова ещё одно уголовное дело — о вымогательстве в крупном размере (статья 163 УК). Кстати, постановление о его возбуждении занимает всего одну страницу. В нём говорится: Городов «под угрозой уничтожения системного блока предъявил незаконные требования к Морозову о передаче ему денежных средств в размере 600 000 тысяч рублей». «Прижатый к стенке» Морозов, выяснила полиция, деньги отдал. Но почему-то чуть меньше якобы требуемой суммы — лишь 590 тысяч. «Что является крупным размером», — заключила следовательница.

По словам Михаила, тот самый системный блок принадлежит ему, поэтому шантажировать кого-то им он попросту не мог. На диске остались документы, нужные Морозову, — вот и договорились встретиться, заодно Андрей обещал вернуть долг за ДТП двухлетней давности. По делу о вымогательстве Михаил дал подписку о невыезде.

Из отдела полиции № 6 УМВД по Перми на журналистский запрос пришёл письменный ответ: «Встреча со следователем С. С. Харинцевой организована быть не может, так как данные предварительного следствия по уголовному делу в отношении Городова М. О. не подлежат разглашению и могут быть преданы гласности, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства».

Штрафы на любой вкус

Бывший компаньон Михаила Андрей Морозов тоже отказался от общения со «Звездой». «Я не готов ничего комментировать: запрещено, — сказал он по телефону. — Следствие рекомендовало пока не разглашать информацию».

— Там же пишут статьи, — добавил Андрей. — Они на 95 % пишут всю правду. Как там — «Под маской оппозиции...», вот... Там 99 % процентов всё правда.

— А ещё один процент?

— Ну, там выставляют его [Городова] моим партнёром. А он был просто у меня сотрудник, просто юрист.

Одну из новостей, которые явно имеет в виду Андрей Морозов, опубликовал сайт antimaidan.ru. Она называется «Пермский „оппозиционер“ оказался банальным преступником». «Он требовал 600 тысяч от местного бизнесмена по фамилии Морозов, —говорится в новости. — Тот деньги ему заплатил, а затем обратился в полицию. Либеральная общественность тут же выстроила логическую цепочку: Городов собирает митинг, а власть ему мстит».

Михаил Городов на митинге 26 марта

Михаил Городов — не единственный организатор протестных акций в Перми, против кого завели дела. Как и в его случае, они могут быть не связаны с самими митингами. В мае Верещагинский городской суд оштрафовал на тысячу рублей 18-летнего Александра Шабарчина. Молодой человек добавил на свою страницу в социальной сети песню, которую, оказалось, признали экстремистской. На суде Александр сказал, что не знал о запрете на композицию.

В мае же Дзержинский районный суд Перми наказал штрафом в 5 тысяч организатора апрельского митинга «Надоел!» Михаила Касимова. Во время акции у него не было соответствующего бейджа. По словам Касимова, до начала действа никто из представителей власти не указал ему на это нарушение. А сразу, как это произошло, он надел опознавательный знак.

Другой организатор акции «Надоел!» Валентин Мурзаев получил из ГИБДД постановление о штрафе в 500 рублей — перед самым началом мероприятия перешёл проезжую часть не в том месте.

Михаил Городов сравнивает постановления о его виновности со школьными сочинениями — на его взгляд, они такие же непрофессиональные. При этом молодой человек признаётся, что уголовные дела отнимают у него много времени и сил. И по какому пути следствие пойдёт дальше, он загадывать уже боится.

***