X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Владимир Бикмаев
26статей

Репортажи с пленарных заседаний и комитетов Пермской городской думы и Законодательного собрания Пермского края

Бюджет Пермского края: Новые старые мантры

Внесённый в парламент проект бюджета на очередную трёхлетку грозит региону политическим и финансовым банкротством

В региональном парламенте прошли общественные слушания по проекту закона «О бюджете Пермского края на 2016 год и на плановый период 2017 и 2018 годов». И хотя Органный зал был заполнен едва ли на четверть, но основные интересанты пришли — и полный состав правительства, и руководство Законодательного собрания, и делегаты из органов местного самоуправления, и активисты-общественники. Сомнительно, конечно, что кто-то из них осилил предлагаемый к обсуждению законопроект. Ведь его масштабность и впрямь впечатляет: сам законопроект — 634 листа, пояснительная записка — 475 листов, приложения — 3 627 листов и так далее. Поэтому вместо «полного собрания сочинений» участникам было продемонстрировано два десятка презентационных таблиц, которые и стали основой для докладов профильных чиновников.

На словах там было почти всё гладко и стандартно. В докладах и председателя правительства Геннадия Тушнолобова, и вице-премьера Ирины Ивенских, и министра социальной защиты Татьяны Абдуллиной, и и. о. министра здравоохранения Янины Калиной постоянно звучали новые старые мантры: «в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации», «социально-ориентированный бюджет», «сокращение неэффективных расходов», «адресность социальной поддержки», «оптимизация штатной численности», «разумная политика заимствований». Казалось бы, ничего нового, если бы не два «но».

Фото: Владимир Бикмаев

Ведь в следующем году будет сразу две больших избирательных кампании — в Государственную думу и в краевое Законодательное собрание, а также — выборы в Пермскую городскую думу, что требует от властей очень осторожного отношения к разного рода «сокращениям» и «оптимизациям». Ну, а самое главное — нынешний правительственный курс по-прежнему ориентирован на масштабные заимствования для исполнения собственных полномочий. Причём займы планируются такие серьёзные, что через три года совокупная долговая нагрузка казны превысит половину объёма консолидированного бюджета региона.

По вчерашнему сценарию

Проект закона «О бюджете Пермского края на 2016 год и на плановый период 2017 и 2018 годов» был внесён в региональный парламент ещё 1 октября. И по нему уже состоялось одно рабочее совещание с участием правительства и депутатского корпуса. Оно, наверное, осталось бы незамеченным, если бы не комментарии председателя бюджетного комитета краевого Законодательного Собрания Елены Зыряновой, прозвучавшие сразу в нескольких СМИ. Она, обычно очень сдержанная в оценках, весьма скептически отнеслась к внесённому документу. Заявила, что так плохо, как мы будем жить в 2016 году, мы ещё не жили. Что достичь заявленных показателей по доходной части бюджета будет довольно трудно, в связи с чем есть вероятность дальнейшего секвестрирования расходных обязательств казны.

Однако на общественных слушаниях, которые состоялись в краевом парламенте в минувшую среду и на которых председательствовала всё та же Елена Зырянова, начиналось всё браво и без трагических ноток, даже несмотря на то что главный финансовый документ свёрстан исходя из пессимистичного сценария развития экономики. Ведь в среднем в течение трёх лет, с 2016 по 2018 год, прирост валового регионального продукта может составить только порядка 0,8 процента, мировые цены на нефть марки Urals — $60 за баррель, обменный курс доллара прогнозируется на уровне 56,8 рублей.

Скептики бы только усмехнулись. Ведь краевое правительство, верстая бюджет, из года в год наступает на одни и те же грабли. Все эти цены на нефть и обменные курсы были взяты из майских оценок Минэкономразвития РФ. За прошедшие пять месяцев многое изменилось, кризисные явления в экономике усилились, подросла инфляция и так далее. И данный прогноз будет однозначно изменён, поскольку Минэкономразвития вскоре выдаст новые цифры. Соответственно, придётся менять многие параметры бюджета при подготовке его ко второму чтению. И депутаты увидят в конечном итоге совсем не тот бюджет, за который они голосовали в первом чтении. Так было и в прошлом году, и в позапрошлом.

Проблема, в общем-то, известная. Правительство торопится вносить проект нового бюджета к 1 октября, поскольку такой срок установлен региональным законодательством. Но Бюджетный кодекс РФ разрешает вносить бюджет в срок до 15 ноября, чем большинство продвинутых регионов пользуются. Сначала дожидаются свежих сценарных условий Минэкономразвития, потом верстают свои бюджеты. Но Пермский край упорно не хочет менять свои установки, чем обрекает себя на разработку весьма далёких от жизни бюджетов, которые потом приходится корректировать до неузнаваемости.

Можно сказать и больше. Бюджетный законопроект уже сейчас не актуален и не соответствует региональному законодательству. Благодаря поэтапной отмене региональной льготы по налогу на прибыль краевые власти надеются получить в бюджет дополнительно в 2016 году 2,9 млрд рублей, в 2017 — 6,4 млрд, а в 2018 году — аж 9,3 млрд рублей. Но льгота-то не отменена! Эту инициативу краевое Законодательное Собрание на сентябрьской пленарке не поддержало. Парламентарии посчитали, что во время кризиса бизнесу требуется поддержка со стороны государства и что предлагаемая инициатива лишь усложнит его жизнь. Да и совсем не факт, что платежи в бюджет возрастут, ибо бизнес в нашей стране давно научился быстро перестраиваться и оптимизировать налоговую нагрузку.

Лукавые декларации

Если говорить о цифровых параметрах проекта бюджета, то выглядит это так. Доходы бюджета в 2016 году пока прогнозируются на уровне 88,9 млрд рублей, в 2017 году — 95,5 млрд рублей, в 2018 году — 100,5 млрд рублей. Расходы бюджета: в 2016 году — 97,4 млрд рублей, в 2017 году — 104,8 млрд рублей, в 2018 году — 109,1 млрд рублей. И нетрудно заметить, что темпы роста расходов в следующем году вновь выше, чем темпы роста доходов. В правительстве признаются, что такой тренд настораживает. Поэтому под лупой оказались добровольные социальные обязательства Пермского края, которые не предусмотрены требованиями федерального законодательства и обходятся казне в 6,5 млрд рублей.

И их пересмотр, невзирая на громкие заявления всех без исключения высокопоставленных чиновников о социальной ориентированности бюджета и сохранении всех социальных обязательств казны, уже начался. По сравнению с первоначальным бюджетом на 2015 год, расходы краевого бюджета в следующем году предлагается сократить по 14 государственным программам из 22. И «резать» будут преимущественно социальные затраты по обеспечению доступной среды инвалидам, по социальной поддержке граждан, по программе «Семья и дети», по содействию занятости населения. Да что далеко ходить?! Даже субсидии на ЖКХ для работающих ветеранов труда Пермского края и работающих пенсионеров с большим трудовым стажем тоже предлагают подвергнуть секвестру. Прозвучало, что если первоначально эти льготы стоили 70 млн рублей, то теперь, благодаря многолетнему увеличению количества претендентов на эти субсидии, стоят уже 400 млн. И что если этот процесс не остановить, то через четыре года денежные выплаты региональным ветеранам будут зашкаливать за миллиард. И поэтому предлагается делать выплаты только неработающим обладателям этого статуса.

Однако даже все предлагаемые секвестры не решают главной проблемы: планировать жизнь по средствам у этого правительства не получается. Согласно заключённому с федеральным Минфином соглашению, дефицит бюджета Прикамья не должен превышать 10 процентов. Сформировавшийся дефицит денежных ресурсов в следующем году, а это 8,5 млрд рублей, краевые власти надеются погасить, как и в этом году, за счёт кредитов федерального казначейства и коммерческих банков. Для обеспечения сбалансированности бюджета в следующем году планируется занять 22,2 млрд рублей, с учётом необходимости погашения кредитов предыдущих лет. То есть, как два года назад это и прогнозировали некоторые парламентарии — Дмитрий Скриванов, Илья Шулькин, Юрий Ёлохов, Елена Зырянова и Елена Гилязова, — наращивание госдолга Пермского края происходит практически в геометрической прогрессии.

Сегодня, по официальным данным, сумма госдолга составляет 12,5 млрд рублей. Но, согласно новому проекту бюджета, соотношение госдолга к доходам региона уже через три года увеличится с нынешних 15 до 50 процентов — до 48,5 млрд рублей. Если ориентироваться на региональное законодательство, то данный размер долга является предельным. И совершенно непонятно, как потом с такой долговой нагрузкой разбираться, кто её будет гасить и какими деньгами. Ведь отдавать эти займы нужно будет после 2018 года, когда здесь будет совсем другое правительство. Спрашивать за долги будет не с кого. Хотя, конечно, есть маленькая надежда на чудо, что правительство, к примеру, найдёт клад и сразу рассчитается с долгами. Или что федеральный бюджет нам поможет. Но таких чудес, конечно же, не бывает.

Стройки века

Отдельного внимания заслуживает инфраструктурная политика региона. На прошедших слушаниях Геннадий Тушнолобов рассказал о новых грандиозных планах: в недалёком будущем у нас будут построены открытый футбольный манеж и центр спортивной подготовки, которые станут базовыми для проживания и тренировок некоторых сборных команд в рамках чемпионата мира по футболу в 2018 году, а также центр фигурного катания. Причём у всех этих новых проектов есть главная фишка — софинансирование из федерального бюджета, а значит, совершенно другой уровень ответственности.

В то же время чиновники умолчали об уже набившем оскомину новом зоопарке, на строительство которого в бюджете будущей трёхлетки заложено аж 2,4 млрд рублей. Не прозвучало, что вместо реконструкции здания действующего Оперного театра планируется отгрохать новый театр, и тоже с миллиардным финансированием. Завсегдатаям художественной галереи тоже не сыпали соль на раны: неоднократно анонсированный переезд этого учреждения до сих пор не состоялся, и такое ощущение, что вряд ли он когда-либо произойдёт. Да даже если представить фантастическую ситуацию, что всё построят и доделают, то не факт, что это будет работать! Ведь в активе у нынешней правительственной команды — построенный водовод Пермь-Краснокамск, который так и не решил водной проблемы этого города. В активе — достроенное здание театра в Кудымкаре, где всё ещё вылазят недоделки и плетутся постоянные интриги в отношении местных творческих руководителей.

После этого мечтать становится вредным. Особенно когда много долгостроев и когда миллиардные проекты не приносят тех эффектов, о которых заявлялось ранее. И жаль, что на слушаниях не было депутата Вадима Чебыкина, который очень любит дискутировать с премьером о «стройках века», на которые в бюджете банально нет денег и которые намертво застревают на стадии подготовки проектно-сметной документации. Поэтому, может, стоит всё-таки прислушаться к словам Вадима Леонидовича и признать: денег в бюджете на реализацию миллиардных «хотелок» пока просто нет! После чего взять и отказаться от этих проектов, тем более что длинный список всех этих виртуальных зоопарков, галерей и театров можно заменить социально значимыми объектами, которых так ждут не только в отдалённых уголках нашего края, но и в региональной столице: например, поликлиники в Ленинском районе Перми. И не пора ли правительству, наконец, договориться с депутатами об актуальных для региона проектах и двигаться по выбранному пути?

Пока премьеру верят

Наверное, общественные слушания прошли бы в стандартном формате, когда активисты-общественники задают дежурные вопросы и получают дежурные ответы. Но были жёсткие вопросы со стороны депутата Анатолия Карпова, который поднял тему передачи краевых полномочий на уровень муниципалитетов без финансового сопровождения. Было громкое выступление депутата Ильи Шулькина, который абсолютно обоснованно «наехал» на правительство за разработку бюджета, который не отвечает вызовам времени, не решает никаких проблем и лишь вгоняет регион в долговую безысходность. Более того, Илья Григорьевич предложил не принимать такой бюджет и отправить его на доработку. И чтобы депутаты могли в этом процессе тоже участвовать, внося на стадии формирования главного финансового документа свои предложения. Ведь именно народным избранникам предстоит ратифицировать бюджет и впоследствии нести перед избирателями ответственность за его содержание.

Фото: Владимир Бикмаев

Депутата Шулькина, увы, не поддержали. Оно и неудивительно, ведь в зале было от силы полтора десятка депутатов. Преимущественно тех, кто всегда голосует за все инициативы правительства. Но на самом деле это для исполнительной власти сигнал, что принятие такого законопроекта в первом чтении на октябрьской пленарке будет проблематичным, ибо Шулькин далеко не одинок. Многие из тех, кто планирует переизбираться в парламент в следующем году, крепко подумают, стоит ли поддерживать такой бюджет. В их числе наверняка окажется и фракция КПРФ, представители которой, например, Геннадий Кузьмицкий, не только публично высказываются в поддержку «кривых» вариантов бюджета, но и вносят от своего имени законопроекты, предполагающие сокращение социальных расходов, как произошло этим летом. Тогда Геннадий Эдуардович предложил «заморозить» выплаты ветеранам труда. Абсурдной инициативу посчитало большинство парламентариев, в результате законопроект ушёл в корзину. А уж про фракцию ЛДПР, которая всегда обеими руками за любую предложенную правительством редакцию бюджета, и говорить нечего. Именно с её молчаливого согласия происходят все эти бездумные оптимизации. И будет совсем неудивительно, если этим квазиоппозиционным партиям уже на ближайших выборах аукнется за такую работу их представителей в Законодательном Собрании Пермского края.

Именно поэтому и не получится продавить этот вариант бюджета через «Единую Россию». Не факт, что фракция нынче будет такой же сговорчивой, как раньше. Ведь, в отличие от вышеупомянутых депутатских объединений, там есть понимание последствий принятия такого бюджета. Полного провала кандидатов от «Единой России» и, по сути, политического банкротства региона вряд ли кто-то хочет. И хотя правительство наверняка опять включит свой главный аргумент: у большинства других регионов ситуация с бюджетами — в особенности с самообеспеченностью и долговой нагрузкой — на порядок хуже, чем в Пермском крае, но чужой грязью не умоешься. Перспектива иметь к 2018 году государственный долг под 50 млрд рублей, что приближается к половине объёма годового бюджета, вряд ли кого-то радует. Это очень напоминает финансовое банкротство, поскольку перспектива расплаты с такими огромными долгами за трёхлетним горизонтом планирования вообще не просматривается.

Но, возможно, разум всё же возобладает над эмоциями и правительство пойдёт на диалог с депутатским корпусом, с группами влияния внутри парламента, чтобы совместно определить политику региона в социально значимых отраслях и в вопросах развития общественной инфраструктуры. Только если в переговорщики опять запишут вице-премьера Олега Демченко, который слышит только себя и работает в непонятно чьих интересах, или министра транспорта Алмаза Закиева, который за непродолжительный срок своей службы успел разругаться со многими влиятельными депутатами, то такой формат обречён. Эти люди хотя и пользуются доверием губернатора, но не заинтересованы в диалоге, ибо им всё равно. Они рано или поздно уедут. А вот тот же премьер Геннадий Тушнолобов — останется. И, кстати, именно он на прошедших слушаниях неоднократно подчёркивал, что надеется на конструктивную работу с депутатским корпусом по обсуждению и принятию бюджета. Возможно, это тоже новая старая мантра, но премьеру народные избранники пока верят. Даже те, кто уже не верит никому.