X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 ноября 2018

«Мы не хотим расшатывать устои». Директор пермской гимназии № 4 Татьяна Дьякова — о школьной форме, дисциплине и розовых волосах

Фото: 2gis.ru

Конфликт с отстранением десятиклассницы гимназии № 4 из-за окрашенных в розовый цвет волос получает новый виток. После предписания прокуратуры устранить неправомочные локальные акты школы, гимназия была оштрафована на 50 тысяч, а директор — на 30 тысяч рублей. Накануне на сайте гимназии появилась новая версия локальных требований к внешнему виду и одежде обучающихся. И она мало чем отличается от предыдущей. Журналист «Звезды» дозвонился до директора гимназии № 4 Татьяны Дьяковой и попросил рассказать, что происходит.

Образование, порядок и дисциплина

— На коллегиальном совете гимназии родители выступили против того, чтобы учащиеся приходили на занятия с окрашенными волосами, аксессуарами и пирсингом. Они считают, что в локальных актах всё должно звучать конкретно, а не с размытыми формулировками «рекомендовано», «может быть».

В новом локальном акте мы снова написали про запрет на окрашивание в яркие неестественные цвета. Запрет на пирсинг был принят единогласно. Это предлагали и сами родители. Когда с коллегиальными органами говорили, у нас затянулся разговор до позднего вечера, мы обсуждали буквально каждый пункт. Родители сами говорили, что в гимназии для детей важно образование, результаты: здесь есть порядок и дисциплина. Мы считаем, что наши дети находятся не только во внешней (турникеты, ограждения), но и в идеологической безопасности.

Цвет волос, прически, аксессуары — они действительно индивидуальны и добровольны. Но эти нормы, которые мы устанавливаем, действуют при очень важных условиях. Индивидуальный выбор не должен противоречить социальным и религиозным устоям, моральным ценностям государства.

Директор гимназии № 4 Татьяна Дьякова Фото: kamensky.perm.ru

Если посмотреть закон об образовании, там чётко написано, что такое «образование» и что такое «воспитание». Мы не просто предоставляем «услугу» — пришёл или не пришёл в школу. Обучение и воспитание — процесс очень серьёзный и общезначимый. Мы должны учитывать и моральные ценности государства. К тому же эти ограничения действуют только во время уроков. Мы совершенно не настаиваем на том, что должны регламентировать внешний вид ребёнка во внеучебное или каникулярное время. В нашем локальном акте прописана как раз свободная форма, но в этом конкретном случае речь идёт только об учебной форме во время занятий.

Идентичность и патриотизм

[Форма нужна] чтобы была дисциплина, деловая атмосфера, чтобы не было имущественного и социального различия. Не будь формы — это сразу будет заметно. Для того чтобы ребёнок чувствовал себя психологически комфортно, когда нет таких различий. Это формирует школьную идентичность и патриотизм, и это тоже очень важно, потому что чувство родины начинается с семьи, школы, города. Поэтому всё это имеет достаточно глубокое значение и глубокие корни.

Мне не хочется приводить этот пример, но посмотрите, что произошло в Керчи? Когда происходят такие страшные трагедии, понимаешь, что нет мелочей. Когда мы говорим о порядке, дисциплине, требованиях, нет мелочей. Мы же работаем с детьми от 7 до 18 лет, это как раз тот период, когда формируется личность. Их приводят совсем несмышлёными детьми, а выходят они совершеннолетними, выбирают профессию и у них сформированы жизненные и целевые установки. В этом возрасте особенно важно, чтобы ребёнок «не потерялся».

Фото: wikimapia.org

У подростков всегда идёт цепная реакция. На них сейчас очень влияют социальные сети, информация со всех сторон, в которой они не всегда могут разобраться, спросить у родителей или педагогов. Им хочется быть взрослыми, свободными и что-то решать для себя. Но всё это ведь не должно проявляться в каких-то внешних вещах: волосы покрасил, пирсинг нацепил, татуировку сделал. Это расшатывает деловую атмосферу.

Индивидуальность можно ведь проявлять по-другому. Занимаешься спортом — побеждай в соревнованиях. Интеллектуальными играми — участвуй в «Что? Где Когда?» Мы всячески поощряем индивидуальные возможности, склонности и победы детей. Но мы против того, чтобы только какие-то внешние атрибуты выделяли индивидуальность одного ученика среди других. Это нетрудно — покрасить волосы в розовый цвет, мне кажется. За счёт денег родителей.

«Внешний вид» и «одежда обучающихся»

По закону «Об образовании РФ», образовательные учреждения имеют автономию, право на самостоятельное осуществление образовательной и финансово-экономической деятельности и в том числе на разработку и принятие локальных нормативных актов, в соответствии с законодательством РФ.

Есть также письмо министерства образования «Об установлении требований к одежде обучающихся». Одно из приложений — так называемый модельный акт для субъектов РФ. На его основе создаются нормативные документы в регионах. У нас он называется «Об установлении типовых требований к одежде обучающихся в муниципальных образовательных организациях Пермского края». Там есть один и тот же целевой блок: школьную форму рекомендуется вводить, чтобы устранить признаки социального, имущественного и религиозного различия между учащимися.

В этих же актах есть слова «внешний вид» и «одежда обучающихся». Если говорить об одежде, то там устанавливаются стандарты к форме и внешнему виду в соответствии с принятыми в обществе нормами делового стиля. Внешний вид включает в себя и причёску, и обувь. Мы разрабатывали локальный нормальный акт коллегиальными органами. В данном случае это касается педагогического совета. Есть также коллегиальный совет, куда входят и родители учеников.

«Локальный акт школы не противоречит закону»

Прокуратура в своём протесте написала, что требования к одежде мы можем устанавливать, потому что в законе «Об образовании РФ» написаны требования к одежде обучающихся. В Пермском крае тоже в основном про одежду, но в некоторых пунктах внутри документов есть такие понятия, как «внешний вид», звучит запрет на одежду и обувь асоциальных молодёжных объединений.

Но прокуратура написала, что гимназия не может устанавливать требования к цвету волос, пирсингу и так далее. Но если мы не можем устанавливать запрет, значит это надо разрешить? Мы отправили ответ на протест прокуратуры, его составили родители-юристы, имеющие опыт работы в этой сфере. Они перечитали судебную практику и законодательство в сфере образования. Протест не приняли. Нормы мы в своём локальном акте, в новой его редакции, оставили. Там появился раздел «Характеристика делового стиля», потому что во всех федеральных и региональных документах он заявлен. У нас такая позиция. Согласится с ней прокуратура или нет, я не знаю.

Но для нас это важно. Мы не хотим расшатывать те устои, которые есть. Кроме того, большинство родителей — за такие нормы. Они и ценят это в гимназии, поэтому и ведут сюда своих детей.

Мы провели юридическую экспертизу нашего локального акта. Он не противоречит законодательству. Но норма про внешний вид — спорная. У юристов и прокуратуры разные оценки.

О себе, гимназии и родителях Зины

В гимназию было много вложено сил. Я работаю здесь больше 27 лет, из них 25-й год директором. Для меня эта гимназия очень дорога. Но, видимо, настолько силён эгоизм этой семьи (Зины Агишевой, — прим. ред.), что любое движение, которое ей не принимается, будет ими всячески оспорено и оболгано.

Зина пропускает занятия по решению семьи. Это может подтвердить любой учитель. Её мама говорит, что не будет объяснять пропуски занятий своей дочери, потому что считает это вмешательством в частную жизнь. Но гимназия — образовательное учреждение, здесь должен быть порядок, здесь очная форма обучения, и если ты что-то пропускаешь, значит, нужно доказать, что пропустил по болезни, если уезжаешь на олимпиаду или соревнование, тоже должен быть какой-то документ. Что будет со школой, если хотим — посещаем, а хотим — нет? Может быть, в каких-то школах это есть, но это решение школы и её коллегиальных органов. Мы решили иначе, у нас классическая гимназия с классическими правилами.

Это просто какой-то праздник непослушания. Если бы родители ответили на мой телефонный звонок, а я звонила папе Зины, и они бы сразу приехали, они признали бы, что нарушили требования гимназии, то ситуация бы разворачивалась по-другому. Но мы ничего не успели сделать, а в социальных сетях уже всё появилось.

И почему нельзя было начать эту дискуссию раньше? До того, как ты пришёл в 10 класс. Это наш локальный акт, мы можем в любое время внести в него изменения, если что-то там написано не так или противоречит каким-то современным нормам. Мы совершенно не собираемся делать из детей одинаковых солдатиков в одинаковой форме и одинаковыми причёсками. Мы за индивидуальность, но и за порядок в том числе. Ничего страшного, если дети решат покрасить волосы. Пожалуйста — делайте это летом.

  • 7 сентября десятиклассницу гимназии № 4 Зину Агишеву отстранили от занятий из-за окрашенных в розовый цвет волос. Об этом она рассказала в Instagram. К занятиям не была допущена и ещё одна старшеклассница.
  • 10 сентября обеих девушек допустили к занятиям, а 14 сентября прокуратура Дзержинского района начала проверку учебного заведения.
  • Эта история вышла на федеральный уровень. О «розовых волосах» написали, например, в Медузе, сняли сюжет на НТВ.
  • 16 октября суд удовлетворил иски прокуратуры к гимназии № 4 и ее директору по «делу розовых волос».
  • Однако, несмотря на протест прокуратуры, гимназия № 4 вновь утвердила дискриминирующие требования к внешнему виду учеников.

***

Пермяки устроили в социальных сетях флешмоб, где выкладывали свои фото и делились воспоминаниями о подобных инцидентах в школьные годы.