Довыборы в пермское Заксобрание: Пацанчики, «пузотёрка» и голос за пятьсот рублей

60статей
Репортажи «Звезды»

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Фото: Михаил Данилович

Воскресное голосование за депутата ЗС по второму избирательному округу вряд ли можно назвать обычным. Это вам не вялые довыборы в тот или иной парламент, когда явка доходит лишь до десяти процентов. Как говорят в объединённом штабе пермских наблюдателей, налицо острая борьба между фокусником Владимиром Данилиным и директором завода Егором Заворохиным. Вместе с ней — агрессивная агитация, компроматы и провокации. Корреспондент интернет-журнала «Звезда» провёл 4 декабря в разъездах по избирательным участкам.

В первые часы после старта голосования почти ничего не происходит. Из онлайн-переписки наблюдателей узнаём, что где-то уже проголосовали семь человек. А в другом месте — аж двенадцать. На одном из участков забыли вписать в аншлаг один из прикреплённых сюда домов — срочно исправляют ошибку. Автор фотографии называет свой снимок «Утренняя аэробика».

Фото: наблюдателя с участка

«Молодой человек, как пройти до ближайшей аптеки?»

Двенадцатый час дня, приезжаем к обычной районной поликлинике на улице Куфонина, что на Парковом. Здесь тоже голосуют. Неприметное двухэтажное здание обычно теряется в окружении типичных жилых многоэтажек. Сейчас же на подъезде к медучреждению дежурит пост ГИБДД. Вокруг самого здания наматывает круги пара полицейских.

До нашего приезда представитель объединённого штаба наблюдателей сообщила: сюда пришла странная женщина. Попросила членов комиссии принять её заявку на надомное голосование. Обычно с такими просьбами обращаются соседи или родственники тех, кто не может прийти сам. У женщины поинтересовались, кем она приходится «неходячим» избирателям. Та заявила: «Я — агитатор». Тут же назвала фамилию кандидата, которого представляет. Так как агитация сегодня, да ещё и в месте голосования запрещена, наблюдатели кандидата-соперника сразу же попросили её на выход. Растерянную женщину замечаем на улице. К ней подходит другая и, то ли поучая, то ли успокаивая, говорит: «Зачем вы туда пошли, обо всём ведь уже договорились...». Дамы ходят туда-сюда, секретничают, размахивая руками. Потом исчезают.

Судя по всему, весть об агитаторах на участке не оставила равнодушными оппонентов. К участку подъезжает легковушка, из неё выходит молодой человек. Характерной походкой, органично смотрящейся в спальном районе, приближается к нам — так получилось, что, кроме нас, сейчас здесь никого. «А вы тут что, агитируете, что ли?..» — покачиваясь с ноги на ногу, спрашивает парень. Получив отрицательный ответ, возвращается в машину. Смотрит на нас из окна, говорит по телефону.

Мы остаёмся на месте, ищем взглядом пропавших из виду «агитаторов». Через полчаса из того же автомобиля выходит уже другой человек. Он приближается и говорит: «Молодой человек, а где здесь ближайшая аптека?» — смотрит в упор. Не получив ответа об аптеке, вновь садится в машину. Делаем вывод, что за выборами ещё как следят...

Начеку все. Подходим к избирательному участку в школе № 44. Громко играет современная версия какой-то русской народной песни. Следом гимн Пермского края. Достаю фотоаппарат — тут же ко мне подходят двое полицейских. Один представляется старшиной полиции Хесейновым и заявляет: «Сегодня выборы — здесь нельзя фотографировать». На встречные вопросы говорит, что мы из избирательного участка очень скоро можем оказаться в полицейском (в штабе нам пояснили, что его претензии необоснованны).

Белая «шестёрка-пузотёрка»

Несколько часов до конца голосования. Наблюдатели бьют тревогу: в Заостровке спаивают избирателей. Приезжаем. У серого покошенного киоска-павильона — машины полиции (в одной из них на заднем сидении два человека). Рядом — белый ВАЗ шестой модели с низкой посадкой. В открытом багажнике «шестёрки» — картонные коробки.

— С водкой, — объясняет Галина, она представляется агитатором одного из кандидатов (но, судя по всему, агитатором была во время избирательной кампании, а сейчас наблюдатель). — Смотрю, эти коробки всё таскают и таскают, ещё светло когда было. А Лёша — хозяин этого киоска — жалуется, что его сегодня работать заставляет (якобы соратник одного из кандидатов, которого Лёша не может ослушаться, — Прим. ред.). Думаю, что-то неладное... А тут узнаю, что алкашам сказали: в четыре будут разливать.

Галина вызвала полицию. После этого сотрудники и окружили киоск. Заходим в него: оказывается, почти ресторан. За одним из столиков сидит молодой человек с девушкой. Полицейский склонился над посетителем:

— Гришаня, объясняю тебе ещё раз. Нужно [ехать в отдел], потому что ты оказался не в то время не в том месте. Тебя должны опросить, ты должен дать объяснения...

— Короче, пятьдесят первая — и всё, — размахивая руками, почти твёрдым голосом отвечает Гришаня. Так он искусно ссылается на норму, позволяющую не свидетельствовать против себя или родственников. — Я и деньги все потратил (то есть не на что будет вернуться из отдела — Прим. ред.): вот девушка, на сухарики, на пиво...

На последних словах Григорий показывает рукой на заказ. В разговор вступает спутница:

— А кто с ребёнком будет домашнее задание делать? Вы, что ли? — спрашивает она полицейского.

— Давайте я приду... — отвечает мужчина.

Переговоры продолжаются, прибывают новые полицейские.

В штабе наблюдателей, тем временем говорят, что «пузотёрку» замечали сегодня в разных местах. На участках то и дело появляются «люди с перегаром». Они приходят группами в несколько человек. Иногда — вместе с одной и той же сопровождающей или сопровождающим. Словом, запах перегара стал одним из символов этих довыборов.

Голос за пятьсот рублей

— Судя по практике, такие небольшие выборы выигрывает как раз тот, кто лучше сумеет «мобилизовать» электорат, — говорит Виталий Ковин из регионального отделения ассоциации «Голос», он дежурит в штабе. — Сразу с нескольких участков наши наблюдатели сообщают: люди задерживаются в кабинках, ведут себя так, будто фотографируют бюллетени. Обычно это делают, чтобы предъявить фотографию и получить награду за правильное голосование: выпивку или деньги.

Рядом с Виталием работает Наталья Вавилова из общественного объединения «Пермский наблюдатель». Наталья заканчивает говорить по телефону:

— Позвонила наблюдатель, — пересказывает свой разговор активист. — Говорит, один и тот же парень сначала пришёл с одним человеком на участок, потом с другим. Когда снова появился, наблюдатель подошла к ним и подслушала разговор: один другому объяснял, как тот получит пятьсот рублей.

Фото: Галина Сущек

В штаб звонит ещё один наблюдатель. Девушка жалуется на то же самое: на участке уже третий раз появилась подозрительная женщина. Каждый раз она приходит с новыми избирателями. Наблюдатель пожаловалась полицейскому, но тот ничего не сделал.

— Смотрите сами, как сейчас лучше поступить, — отвечает в трубку Виталий Ковин. — Можно, конечно, пожаловаться на сотрудника полиции в вышестоящую инстанцию. Но надо понимать, что, возможно, придётся ехать писать заявление и так далее. То есть уезжать с участка. А там как раз скоро начнут считать голоса.

На фото одна из сопровождающих собирает группу избирателей

Впрочем, интерес к выбором высок и среди «немобилизованного» электората. Сразу у нескольких участков вижу одну картину: неуверенным шагом — чуть скользя по тротуару ногами — идёт бабушка, опираясь на палочку. У одной женщины вообще пальто сбоку в снегу: видимо, совсем недавно упала. Каждая пенсионерка на вопрос о выборах оживляется. «А как же, конечно, проголосовала!». Далее на выбор: «За молодёжь!», «Чтобы поднял завод, чтоб были ПТУ, а что толку — голосовать за циркача!», «Может, будет лучше».

Девушка Оксана рассказывает, что выборы вызвали большой ажиотаж. Много листовок в ящиках. А в субботу пришло письмо якобы от «Единой России» о том, что партия сняла своего кандидата. То, что это неправда, Оксана сначала объясняет нам, а потом подошедшему знакомому.

— А я хочу сказать о нарушении! — жалуется другой собеседник. — На улице — вон там — висят листовки кандидата от КПРФ. Хотя агитация запрещена! Но это вы на диктофон не записывайте, потому что я за коммунистов... А вот что можете записать на диктофон — что вон на том доме висят плакаты за [фамилия кандидата]. Это же незаконно! (На самом деле незаконно только в пределах пятидесяти метров от участка — Прим. ред.)

Везде дежурят представители службы, которая опрашивает только что проголосовавших. По словам мёрзнущих дежурных, людей идёт много — не многим меньше, чем было на выборах 18 сентября. Видимо, чувствуют, что каждый голос что-то значит. Или значит хоть что-то.

***

  • Явка на довыборах 4 декабря составила 20,34 % от общего числа избирателей.
    Победителем стал исполнительный директор завода им. Дзержинского Егор Заворохин, за которого проголосовали 51,16 % избирателей.
  • Иллюзионист Владимир Данилин («Единая Россия») получил 37,85 % голосов. На третьем месте — экс-депутат Заксобрания Владимир Гребенюк (КПРФ) — 4,62 %, далее Айна Якупова — 2,33 %, замкоординатора реготделения «ЛДПР» Татьяна Каменских — 1,45 % — и директор по развитию ООО «Империя» Денис Епифанов — 0,47 %.
  • Выборы в депутаты ЗС Пермского края по второму округу должны были пройти 18 сентября. Но их отменили после того, как все кандидаты, кроме Владимира Данилина, сняли свои кандидатуры.
  • Обзор наглядной агитации во втором округе перед довыборами можно посмотреть здесь.