X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

«Человек приспособился к бактериям, а бактерии — к человеку». Биолог Максим Казарновский об иммунитете человека

26статей

В этом проекте мы расшифровываем и публикуем самые важные и яркие, на наш взгляд, речи общественных, политических и культурных деятелей.

Фото: Мария Воронова

Что из себя представляет иммунная система, сколько весят все бактерии взрослого человека и почему живуч миф о несуществующем ВИЧ? В Музее пермских древностей выпускник Школы лекторов «Эволюции», лаборант-исследователь МГУ Максим Казарновский выступил с лекцией об иммунитете. Мы за ним всё записали, и теперь публикуем самое интересное.

Что мы знаем об иммунитете

У человеческого организма есть три уровня защиты. Это барьеры слизистых и кожи; врождённый иммунитет, который распознаёт бактерии по характерным для них молекулам и действует по принципу «семь бед — один ответ (воспаление)»; и адаптивный иммунитет, который долго «раскачивается», но зато очень эффективен и умеет запоминать особенности патогена (возбудителя инфекции) на долгие годы.

Уникальность иммунитета — в его адаптивности, способности подстраиваться под любую, даже ранее неизвестную угрозу. Он этого достигает совершенно невероятными средствами — мутирует собственный геном, например. Сейчас активно изучаются вопросы антииммунитета — как иммунитет защищает что-то, что не должно быть уничтожено. Кроме того развитие микробиологии тоже идёт бок о бок с иммунологией. Что касается практики, то в области рака, например, мы сейчас, широко шагая, входим в эпоху иммунотерапии злокачественных образований.

Возраст имеет значение

Иммунитет у ребёнка, зрелого и пожилого человека довольно существенно отличается. У ребёнка, особенно очень маленького, есть две особенности. Во-первых, его микробиом довольно переменчив во времени. Это приводит к изменению иммунологического «фона» — иммунитет постоянно приспосабливается к новым поселенцам. Во-вторых, при рождении часть иммунитета ещё не работает и замещается материнскими белками, поступавшими до рождения через плаценту, а после рождения — с молоком.

У пожилого же человека начинает серьёзную роль играть процесс под названием «инволюция тимуса». Тимус — это небольшой орган в грудной клетке, где лимфоциты проходят «обучение» перед выходом в остальной организм.

С возрастом тимус уменьшается в размерах и к старости почти полностью перестает работать. В связи с этим болезни у стариков идут тяжелее и дольше. Кроме того, ухудшается работа многих других органов, что тоже сказывается: костный мозг производит меньше клеток, печень уже не может столь интенсивно создавать токсические для бактерий белки, которыми наполнена кровь.

Тимус Фото: thymistem.org

Паразиты, вирусы, бактерии

С точки зрения современной науки, бактериальные сообщества нашего тела являются его неотъемлемой частью. Они образуются в организме с рождения и сопровождают нас до самой гибели. Все бактерии взрослого человека, если положить их на весы, будут весить от 3 до 5 килограммов. Немудрено, что при таком тесном и неизбежном совместном сосуществовании, произошла коэволюция тех и других — человек приспособился к бактериям, а бактерии — к человеку. То же можно отчасти сказать обо всех видах-сожителях, червях, грибах и так далее. Бактерии просто лучше всех изучены.

Если говорить о конкретике, то мы отдаём на откуп бактериям несколько важных задач. Самая очевидная — колонизационная резистентность. Это ковёр из микроорганизмов, которым мы постоянно покрыты и который защищает нас от потенциально опасных новичков. Благодаря ему патоген не может нас «колонизировать», так как всё уже занято.

Условно поверхность тела человека можно представить как хорошо развитый ландшафт. Тут есть и влажные болота слизистых, и сухие пустыни кожи, и тропические заросли подмышек. Если всё это очистить от чужеродной жизни, то эти территории почти моментально начнут заселяться абы чем — бактериями, грибами и археями, летающими в воздухе, сидящими на клавишах клавиатуры или живущими в одежде. И будут эти бактерии безвредны или вызовут болезнь — заранее не скажешь.

Потому организм поступает так. Он не пытается уничтожить всю жизнь на этой территории, а лишь очищает её от известных и неизвестных болезнетворных видов, оставляя полезные или безвредные.

И в результате все эти территории постоянно заселены столь плотно, что болезнетворной бактерии просто негде закрепиться. Кроме того, даже если она закрепится, наши более старые сожители уничтожат её довольно быстро — они куда лучше умеют справляться с коллегами, чем мы сами (большая часть современных антибиотиков — вещества, которые используются в природе одними микроорганизмами для борьбы с другими микроорганизмами, которые мы просто выделили и используем).

«Полевыми» работами занимаются обычно макрофаги и нейтрофилы. Им отчасти помогают лимфоциты, но непосредственно в этом не участвуют.

Про «ВИЧ не существует»

ВИЧ существует, его видели и работают с ним. Больше того, некоторые современные лекарства от других заболеваний созданы с применением отдельных особенностей вируса иммунодефицита. Во всём этом ВИЧ-диссиденстве есть лишь одна правдивая фраза. Периодически кто-то из диссидентов утверждает, что «от СПИД не умирают». Это действительно так с медицинской точки зрения — человека со СПИДом убивают другие болезни, а СПИД просто делает его беззащитным перед ними.

Вирус ВИЧ Фото: Предоставлено Максимом Казарновским

Почему же существует миф «ВИЧ не существует»?

Во-первых, ВИЧ-инфекция до сих пор сильно маргинализована. Люди знают, что ВИЧ болеют наркоманы и заключённые, потому при положительном диагнозе первый вопрос — «как?». Во-вторых, наше государство крайне плохо относится к ВИЧ+ пациентам. Человек может довольно сильно расстроиться, отстояв очередь в несколько часов в обшарпанном диспансере и услышав, что препараты он получит только через полгода. В связи с этим люди вполне мотивированы искать поводы больше сюда не возвращаться.

В этой ситуации мне видится вполне естественным желание человека вырваться. Например, через отрицание существования проблемы. Причём отрицание порой даже факты не могут переубедить Таккая история была с журналом Continuum. Это «научный» диссидентский журнал, который публиковал массу наукообразных статей про отсутствие ВИЧ. Он издавался до тех пор, пока вся редакция не умерла от ВИЧ.

***