X

Новости

Вчера
2 дня назад

«Вместе против бедности»: Анна Ромащенко и истории женщин в критической ситуации

Первым событием фестиваля We-fest в этом году стала лекция под названием «Бедность и бездомность. Женские истории». Координатор московского проекта «Вместе против бедности» Анна Ромащенко, которая прочла в ЦГК эту лекцию, уже почти год вместе с командой волонтёров и друзей кормит нуждающихся и оказывает им посильную социальную помощь. В своем выступлении она рассказала не только о самой проблеме бедности и бездомности, но и рассказала несколько живых человеческих историй. Мы публикуем саму лекцию и эти удивительные истории практически без сокращений.

Я представляю большой социальный проект «Вместе против бедности», направленный на борьбу с такими явлениями, как бедность и бездомность. Мы сосредоточены на работе с именно с бездомными людьми. Наш проект существует меньше года, но даже за это время мы успели сделать достаточно много. При этом, на самом деле, спектр работ с бездомными — это сложный вопрос, поскольку в мире нет чёткого определения самого понятия «бездомный». Точнее, есть официальные определения, которые говорят о том, что бездомный — это человек, потерявший жильё при определённых обстоятельствах, но такие определения не отражают всей полноты явления, поскольку на деле всё обстоит несколько сложнее.

В этом выступлении я расскажу вам про мировой опыт борьбы с бедностью и бездомностью, основываясь на разных исследованиях, затем мы обратимся к российской истории, и после этого — к нашей деятельности.

Анна Ромащеннко Фото: Дарья Омутных

Начнём с рассказа о скандинавской модели, распространённой в Норвегии, Дании и Финляндии — это пример наиболее эффективного и успешного мирового опыта. У этих стран всё получилось, поскольку системно бороться с бедностью они начали ещё с семидесятых годов прошлого века, и сейчас в этом вопросе опередили всех. Упомянутые государства — социальные, это государства для человека, там установлены огромные налоги, но люди знают, что налоги уходят на помощь тем, кто в этом нуждается. Например, в Финляндии работает модель под названием «Дом в первую очередь», в рамках которой финны селят людей, оказавшихся за чертой бедности, в социальные гостиницы. Это простая идея: первым делом человек должен почувствовать себя дома, а уже потом решать остальные вопросы, связанные с оформлением документов и поиском работы. Притом, что уровень бездомности в Финляндии невысок, там только за последнее время открылось около десяти таких гостиниц. Благодаря высокому уровню социальной защиты, показатели бедности в этих странах почти нулевые, они не превышают процента. А отношение общества к бездомным толерантное: все понимают, для чего нужно им помогать.

Во Франции другой подход. В отличие от скандинавской модели, там во главу угла ставится психологическая помощь, которая у них очень развита. Ведь люди, долгое время прожившие на улице, неизбежно травмированы: эту рану нужно залечить, травму нужно проработать, и только после этого говорить о каких-то практических вещах. Кроме того, во Франции развита система социального страхования и пособий для бездомных. Для сравнения, у нас размер таких пособий сейчас составляет 870 рублей в месяц. Отношение там, как и в скандинавских странах, толерантное: недавно из заброшенных кварталов там сделали общежития для бездомных людей, и никто не бунтовал и не протестовал против этого. Французская специфика в том, что за чертой бедности там очень много женщин с детьми — это следствие того, что там много беженцев, уехавших из своих стран и не приспособившихся к жизни. Их социализируют и возвращают в общество правозащитные организации, которые там тоже очень сильны.

Одно из мероприятий проекта Фото: из архива Анны Ромащенко

Интересна история США, поскольку после кризиса 2009 года количество семей, живущих за чертой бедности, там увеличилось сразу на 9 %. Ночлежки в США существовали с начала века, но мест там всегда не хватало, бездомные разбивали лагеря рядом с ними, и одна ночлежка превращалась в целый квартал. Поэтому власти начали решать проблему, и число ночлежек увеличилось. Между тем, в США порядка 664 тысяч бездомных людей, и работа с бездомными у них не так уж и развита — во всяком случае, там людям до сих пор не хватает мест для ночлега. Но зато отлично развита система обеспечения малоимущих едой. Организации, которые там существуют, активно помогают с питанием людям, оказавшимся за чертой бедности.

В Китае всё ещё любопытнее и суровее. Китай, правда, утверждает, что там вообще нет бедных и малоимущих, но я не очень верю исходящей оттуда статистике, наблюдения очевидцев говорят об обратном. Там даже существует уголовная статья за бездомность, и китайцы считают хорошей идеей переселять бездомных людей в малонаселённые области, наделяя их землёй. Но в целом информации о том, что происходит в этой сфере в Китае, у нас, к сожалению, очень мало.

В России бездомность как явление появилась после отмены крепостного права: в тот момент, когда крестьяне пошли в города и поняли, что, собственно жить им там негде и есть нечего. Поэтому в 1885 году выделили 300 тысяч рублей (огромные по тем временам деньги), чтобы открывать ночлежки и работать с бездомностью. Изначально открытые ночлежки позволяли разместить 4500 человек. Самая известная из них находилась на Хитровке и была описана Максимом Горьким в произведении «На дне». Я живу рядом с этим местом: там, конечно, ничего такого уже не осталось, но место всё равно знаменитое.

Одно из мероприятий проекта Фото: Роман Агишев

Когда образовался СССР, власти поспешили заявить, что бездомных у нас нет и быть не может, а на деле их начали ссылать за сотый километр. Конечно же, одновременно с этим открывали рабочие дома и социальные гостиницы. И в результате бездомных в советских городах действительно практически не было.

Если говорить о сегодняшней статистике по России, то она такова: 32 % бездомных стали таковыми из-за миграции. Так бывает: человек приехал из другой страны или города, оказался в сложной ситуации и лишился крыши над головой. 30 % приходится на семейные конфликты: человек оказывается на улице просто потому, что не может жить в своём доме и сосуществовать с кем-то из близких. 14 % бездомных лишили квартир и документов мошенники. 7 % вышли из мест заключения и по разным причинам не смогли вернуться в свои дома, если таковые у них были до тюрьмы. 7 % лишились крова из-за пожаров. И ещё незначительный процент приходится на другие причины.

Сегодня в России сумма прожиточного минимума составляет 10088 рублей, а в некоторых регионах и вовсе 3500. От 20 до 22 миллионов человек проживают за чертой бедности. То есть, порядка 15 %: это чудовищная цифра для государства, которое называет себя сверхдержавой и при этом не может прокормить собственных граждан. А вот статистики по бездомным, к сожалению, нет, поскольку очень сложно задать рамки самого понятия: что такое бездомность, как она протекает и когда заканчивается. Однако существует средний показатель времени, за которое человека в разных странах выводят из состояния бездомности. Скандинавская система достигает этой цели за 10 недель, во Франции на это уходит 14 месяцев, в Канаде — 4-5 лет, в Италии — 2-3 года, а в России — 7 лет.

Теперь расскажу о нашей деятельности. Мы кормим бездомных и малоимущих. Ещё мы надеемся, что со временем у нас появится социальный работник и волонтёр, который будет ходить в УФМС вместе с этими людьми и помогать им восстанавливать документы — ведь многие бездомные даже не меняли паспорт (если таковой у них вообще имеется) со времён распада СССР. У многих людей документы пропали или были украдены, и вопрос восстановления документов для них жизненно важен. При этом в УФМС с ними далеко не всегда вежливы, часто нарушают их права и не оказывают услуги, на которые они могут рассчитывать по закону. Скажем, отсылают человека в тот регион, из которого он родом. Бывает, что эту стену не удаётся пробить, и тогда нужно сделать так, чтобы человек поехал на малую родину и восстановил паспорт. А сами, без помощи, они зачастую не могут этого сделать: ведь речь идёт об огромных расстояниях и больших деньгах за билеты.

Кроме того, мы проводим лекции, причём рассказываем не только о нашей деятельности, но и о других НКО, с которыми сотрудничаем. Например, в субботу у нас будет лекция про фриганство и фудшеринг. Такое явление, как фудшеринг, зародилось довольно давно. Суть его вот в чём. У нас в России есть закон об утилизации еды, согласно которому продукты, у которых подошёл срок годности, списываются и выбрасываются на помойку. Однако есть люди (и даже некоторое количество магазинов и кафе), которые отдают эту еду нуждающимся. Фриганство — это почти то же самое, только фриганы не передают еду малоимущим, а употребляют её сами. Интересно, что мировой опыт отличен от российского. Скажем, в Великобритании есть схожий закон, но он не предписывает выкидывать еду на помойку. Англичане просто выставляют аккуратные контейнеры с такой едой около супермаркетов, чтобы людям не пришлось рыться в помойках, если они хотят накормить нуждающихся или поесть сами. Многие мои друзья, когда оказывались в Лондоне в положении бедных студентов, пользовались этой возможностью. Поэтому сейчас наши усилия направлены на то, чтобы в российское законодательство были внесены соответствующие изменения.

Одно из мероприятий проекта Фото: Роман Агишев

А ещё мы читаем лекции в школах. Ведь в России бездомный человек почти всегда стигматизирован: существуют стереотипы о том, что бездомный обязательно грязен, плохо пахнет, злоупотребляет алкоголем и наркотиками. Чтобы немного снять эту стигматизацию, мы стали ходить по школам, разговаривать с детьми и рассказывать им о разных опытах. Например, многие фотографы в мире провели акции, когда фотографировали человека до и после того как его приводили в порядок и надевали на него чистую одежду. Человеческое подсознание очень живо реагирует на этот контраст: и школьники видят и понимают, что это такой же человек, который просто оступился или попал в безвыходную ситуацию. Но всё же в Москве сейчас очень высок уровень негатива по отношению к бездомным. Что с этим делать — сложный вопрос, но мы решили, что с детьми нужно разговаривать, чтобы новое поколение понимало, что бездомный — это человек.

Истории

Татьяна

Татьяна попросила не фотографировать себя, потому что ей было очень стыдно, что её увидит кто-то из родственников. Татьяна пришла к нам на кормление, на улице было −20 и волонтёры не чувствовали ног, это был один из худших зимних дней в году. Татьяна стояла в стороне и стеснялась подойти и взять суп. А по человеку было видно, что ему холодно и он хочет есть. Мы подошли к ней и узнали, что произошло. Выяснилось, что накануне она накопила денег на билет, чтобы уехать домой в Карелию, но буквально на минуту опоздала на поезд, РЖД отказались менять билет по полной стоимости, и Татьяна снова оказалась на улице, хотя на билет, который стоил 2000 рублей, она копила два с половиной месяца. Мы накормили её супом, напоили чаем, а потом отвели на вокзал и купили билет в Карелию. Пока мы шли, она рассказала, что всю жизнь работала дояркой на карельской ферме, отработала весь свой трудовой стаж, вышла на пенсию, а пенсия составляла 5400 рублей. Две тысячи она отдавала за коммуналку, остальное оставалось на еду. Поэтому она и поехала на заработки. В Москве у неё не вышло социализироваться, и она оказалась в таком положении. Пока она всё это рассказывала, мы привели её на вокзал — за три часа до отправления поезда. Мы дали ей билет, подошли к охраннику, велели ему посадить Татьяну на поезд. А потом вышли из вокзала, но зашли обратно. И за это время Татьяна исчезла. В голове у меня пронеслись все возможные стереотипы о том, что она обменяла билет, что пропьёт эти деньги и так далее. Но в итоге Татьяна перезвонила мне на завтра в час дня и сообщила, что едет домой в Карелию. И самое чудесное, что она теперь из Карелии шлёт нам посылки: с картошкой, с крупой. И письма: «Пожалуйста, кормите тех же, кто попал в такую ситуацию».

Виктория

Сейчас Виктория пропала из моего поля зрения, и я говорю об этом с такой тревогой, потому что наступили холода, а по неофициальной статистике (официальной нет), за зиму умирает около 3 тысяч бездомных. Проверить эту цифру нельзя: хоронят их в безымянных могилах, поскольку узнать имя человека чаще всего невозможно. Надеюсь, что с ней всё в порядке. Я помню, как она расплакалась, когда мы дали ей сапоги, потому что она стояла в балетках в -15. К сожалению, часто бывает, что ты приходишь от одной точки кормления к другой, а тебе сообщают: «Вот, Валерка умер». А ты с этим Валеркой три дня назад разговаривал. И могилы не найти, чтобы цветы положить. Есть определённые места, где этих людей хоронят, но это, как правило, либо безымянные могилы, либо что-то подобное. Всё это довольно страшно, а как обеспечить всех теплом — непонятно, потому что ночлежек в Москве очень мало. Есть один центр социальной адаптации и ещё пара мест, где можно переночевать. В Петербурге получше, потому что там действует «Ночлежка», но мест всё равно не хватает. При этом я часто хожу на заседания, где слышу, что бездомных стало значительно меньше, хотя мне кажется, что это манипулирование статистикой и подмена понятий. У нас ведь отсутствует системная работа с бездомностью.

Коробки и карма

Вот ещё одна история — мне передали две огромных коробки с вещами. Таксист мне их выгрузил около склада, а до него идти метров триста. Я стою с коробками и пребываю в полном недоумении, потому что не знаю, что делать. Я не очень понимаю, как работают механизмы вселенной, но именно в этот момент появляются два мужчины, которые говорят: «Мы вас помним, вы нас кормили, мы вам всё донесём». И они помогли мне донести коробки — это очень здорово, поскольку помощь так и приходит: когда её не ждёшь.

Елена

Это женщина, которую я тоже потеряла из вида. Елена в том году забеременела, родила ребёнка. Но она ночует на улице, и службы опеки, естественно, отобрали его. Она называла ребёнка Артуром, его забрали на следующий день после родов. Надеюсь, что с ней сейчас всё в порядке. А вообще на кормления часто приходят мамы с маленькими детьми, рассказывают, что не хватает денег на еду, потому что у нас вообще очень много матерей-одиночек воспитывает детей, а сделать это на существующее пособие практически невозможно.