X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017

Обводим носорога. Как слабовидящие дети изучают историю культуры

Фото: Иван Козлов

— Сначала ничего не было¸ был только океан и было небо. И в этом небе летала утка. Или гагара. В общем, водоплавающая птица. Летала-летала и устала. Присесть ей было негде, поэтому она упала на дно океана и... что сделала, как думаете?

— Уснула! — радостно кричат дети.

Артём Вострокнутов улыбается и объясняет, что гагара не уснула (хотя это, и правда, проще всего предположить), а зачерпнула со дна ил, из которого и возникла вся суша. А потом села на неё и снесла яйца, из которых вылупились небесные светила.

Артём — заведующий музеем археологии и этнографии Пермского Предуралья. На примере гагары, которая снесла такие важные для мироздания яйца, он рассказывает маленьким воспитанникам школы-интерната для незрячих и слабовидящих детей о том, почему горшки в древности имели яйцевидную форму. Вместе с другими представителями музея, сотрудниками и студентами исторического факультета ПГГПУ, Артём ведёт в школе-интернате курс под названием «Вслед за древним человеком: археолого-этнографическое путешествие с закрытыми глазами», созданный для того, чтобы слепые и слабовидящие дети могли познакомиться с историей и культурой региона.

Фото: Иван Козлов

К этому проекту шли несколько лет. Ещё в 2013 году молодые специалисты из ПГГПУ стали сотрудничать с компанией Cybercom. Начали они с изготовления моделей археологических артефактов: сначала делали виртуальную копию, потом распечатали модель на принтере. И довольно скоро задумались о том, что такие модели можно не только использовать в научных целях, но и показывать людям — как раз тогда один из их коллег вернулся из Будапешта и рассказал, что венгерские музеи активно используют технологии 3D печати для работы с незрячими и слабовидящими посетителями. Пермяки решили перенять этот опыт и поначалу активно сотрудничали с местным филиалом ВОС, а потом, благодаря полученным в ПГГПУ компетенциям, стали работать с незрячими детьми из школы-интерната на улице Самаркандской.

Первые занятия прошли удачно, а спустя время их организаторы выиграли объявленный Минкультом конкурс по модернизации музейного дела. Благодаря этому, встречи музейщиков с первоклассниками стали регулярными. Сейчас идёт цикл занятий по археологии, а к осени педагоги переключатся на этнографию: будут петь с детьми народные песни, изучать танцы и шить кукол. А на будущий год, если всё будет идти хорошо, они планируют проводить занятия сразу у нескольких классов, а не у одного, как сейчас.

Наша задача — дать детям комплексное впечатление об истории культуры Пермского края, — говорит Артём, — На самом деле, первоклашки только кажутся самой сложной категорией, им просто нужно давать меньше теории и чаще менять сферу занятий. То есть, в самый первый раз мы знакомились с тем, что такое раскопки, на прошлом занятии они по трафарету обводили носорога — рисовали руками, создавали наскальную живопись, как древние люди. А в следующий раз у нас будет бронзовый век — познакомим их с керамикой того времени.

Фото: Иван Козлов

Знакомство с историей и археологией проходит не так, как обычные уроки в интернате. Дети вместе с преподавателями сидят на ковре, а за парты возвращаются только на время мастер-класса. На этот раз им предстоит вылепить из глины собственный археологический артефакт — горшок яйцевидной формы — и украсить его орнаментом (для этого отлично подходит узор на колпачках фломастеров). По окончанию занятий детей ждёт чай с тортом и непременная совместная фотография.

— Муравейник! Изюм! Сыр! — кричат дети, когда речь заходит о том, какое слово произносить на фото.

— Ну хорошо, — соглашается Артём. Для первой фотографии будем кричать «Муравейник», для второй «Изюм», а для третьей — «Сыр».

Фото: Иван Козлов

Этот проект состоялся ещё и потому, что сам интернат был открыт и заинтересован в новых и необычных форматах. Его поддержала Ольга Русинова — заведующая интернатом и замдиректора по воспитательной работе (впрочем, несмотря на множество разных регалий, она просит называть себя просто «учителем первого „А“»).

У нас в классе обучается двенадцать человек, — рассказывает Ольга Владимировна. — Четыре человека по системе Брайля — то есть, у них есть в лучшем случае остаточное зрение, а так они его практически полностью лишены. А остальные дети — слабовидящие. Я, конечно, сразу откликнулась, когда ребята из университета нашли меня и предложили сделать такой культурно-исторический проект. Ведь незрячие познают мир через ощущения, а у них не так уж часто есть такая возможность — в тех же музеях чаще всего висят таблички «Руками не трогать», и все эти знания остаются для них совершенно недоступными.

Поскольку у всех детей в классе разные проблемы со зрением, раздаточные материалы для каждого занятия тоже приходится делать в разных вариантах — и для тех, кто видит не очень хорошо, и для тех, кто не видит вообще. Чаще всего на уроках работают с теми объектами старины, которые близки и понятны детям — с игрушками или предметами быта, которыми когда-то пользовались их сверстники. Так, через рисунки, лепку и совместные игры дети постепенно познакомились с работой археолога и перешли к знакомству с местной культурой и её историей.

У детей с нарушениями зрения представление об окружающем мире в большей степени вербальное, — говорит Ольга Русинова, — А тут, на наших занятиях, они познают мир непосредственно, пусть даже по контурам. Это очень увлекает детей да и нас тоже. Это не было бы мне настолько интересно, если бы я не любила всё, что связано с историей. И если бы я не любила своих ребят, которым надо дать возможность узнать мир во всём его многообразии.

***

  • Читайте также о проекте композитора Сергея Иванова, который учит электронной музыке незрячих и слабовидящих детей.
  • Репортаж Михаила Даниловича с показа фильма «В бой идут одни старики» с тифлокомментированием.
  • Рассказ Оксаны Байдиной, председателя молодёжного совета ВОС Пермского края, о том, как ей удаётся справляться с трудностями и жить насыщенной жизнью, несмотря на то, что 15 лет назад она потеряла зрение.
  • Интервью Ивана Козлова с художником Андреем Стариковым, который создаёт красивые и приятные глазу пастельные пейзажи, несмотря на то, что он на 90 % лишён зрения.
  • История борьбы за образование Димы Прорубникова: незрячий мальчик хочет и может учиться, но в Кунгуре не оказалось ни одного тифлопедагога.