X

Новости

Вчера
16 ноября 2018
15 ноября 2018
14 ноября 2018

«Слон-пьедестал». Как в Казанке устроили слонотворение и отметили день деревни

Фото: Иван Козлов

Оханский район Пермского края — это какая-то магическая земля. В позапрошлом веке на неё упал крупный метеорит. Где-то здесь же обитает знаменитый знахарь, к которому ездят паломники со всей России, и строятся удивительные экопоселения, объединяющие самых разных людей. А ещё именно в Оханском районе, неподалёку от деревни Казанка, в 2010 году был обнаружен скелет древнего вида мамонта — Трогонтериевого слона. В 2013 году Пермский краевой музей инициировал его раскопки, которые длятся до сих пор (для России раскопки такого масштаба и сложности уникальны и случаются далеко не каждый год). Слон, которого ещё не откопали до конца, уже внёс огромный вклад в российскую науку, а пару лет назад ещё и стал работать на повышение уровня жизни в Казанке.

Последнему немало поспособствовала Ирина Чернега — девушка, предки которой долгое время жили в соседней Острожке. Сама она в юношестве уехала в Москву, получила там образование и осталась работать, но два года назад вернулась к корням, устав от Московской жизни. В Острожке Ирина возглавила общественный музей, а в Казанке развернула бурную общественную деятельность. В этом ей помогло знакомство с пермскими художниками и сотрудниками музея PERMM — Настей Шипициной, Любовью Шмыковой, Петром Стабровским и другими. Вместе они придумали для Казанки несколько проектов, и в конце концов Ирина получила под всё это дело грант конкурса «Культурная мозаика малых городов и сёл». Так и появился фестиваль со сложным названием «Трогонтериевое слонотворение», который впервые прошёл в Казанке 23 июня. В «Слонотворении» активно участвовали молодые пермские художники из команды PERMM, но всё же основной колорит ему придавало то, что фестиваль объединился с днём деревни Казанка.

Фото: Иван Козлов

А дни деревни, села или города везде примерно одинаковые и проходят в целом по одной схеме. В Казанке день деревни начался ранним утром, ещё до того, как из Перми приехал автобус с музейными волонтёрами и художниками. Пока пермяки готовили площадки для своих мастер-классов, со сцены, установленной около администрации и прикрытой рыжим ковром, звучали частушки про озорную кумушку и песни под аккордеон, а затем настало время награждения выдающихся жителей села. Некоторые жители Казанки, отмеченные как особо уважаемые и незаменимые — в частности, незаменимый староста, незаменимый сыродел и незаменимый участковый, — получили благодарственные письма и комплекты постельного белья.

Фото: Иван Козлов

Местная жительница, незаменимость которой в деле уховарения также была отмечена со сцены, разливала по тарелкам бесплатную уху из речной рыбы, которая и правда оказалась исключительно вкусной. Здесь же продавали свою продукцию двое незаменимых брагоделов — они разливали брагу прямо из двадцатилитровых бутылей. Брага была представлена в более лёгком варианте, который не назывался никак, и в более крепком — последний привезли жители деревни Замании, поэтому он продавался под брендом «Заманииха».

Фото: Иван Козлов

После танцевальных номеров и официальных церемоний на сцену вышел местный поэт. Оказалось, он посвятил Ирине Чернеге целую песню — точнее, стихи, которые он нараспев продекламировал. Вот такие:

Вдруг в Казанке слона отыскали

Звёздный час для Ирины настал

Англичане овечку склепали

У Оханска же слон — пьедестал

Предков мамонта двинем в Европу

Зашатается НАТО во сне

Восторгаемся мы Пенелопой

Ира, Ирочка, ты не красней

А казанским, острожским ребятам

Ныне древние снятся слоны

Предок мамонта, хоть и горбатый,

Но сойдёт и такой для страны

Мы гордимся тобою, Ирина,

Всё-всё-всё расскажи про слона

Ты красивая, словно рябина,

В кружевах вся и так же стройна.

Ах, Ирина Чернега, ты заря, ты и нега,

Про слонов в интерне вся Россия поёт

Чище ты стала снега, на краю стоишь брега

О тебе по планете везде слава идёт.

Фото: Иван Козлов

Слон в Оханском районе был найден всего один, и тот, как мы помним, пока недооткопаный, но упоминание слонов во множественном числе вполне можно было объяснить поэтической интуицией. Ребята из музея PERMM как раз расставили на поляне множество фанерных слонов, чтобы дети с родителями могли их раскрасить. Это даже отметил со сцены глава Оханского района Дмитрий Байдин:

— Раньше у вас ходили коровы и козы, — сказал Байдин, — а теперь стадо слонов ходит по Казанке.

К этому времени каждый слон в стаде уже обрёл индивидуальность: на одних появился цветочный орнамент, на других — улицы с автомобилями. Несколько слонов были высвечены на рентгеновский манер и могли служить пособием по палеонтологии. Ещё на одном слоне кто-то крупными буквами написал «Дзюба».

Фото: Иван Козлов

В Доме культуры Казанки тем временем проходили кинопоказы и лекции, организованные сотрудниками «Музея пермских древностей». А в небольшой комнатке около входа художник Илья Гришаев открыл временную экспозицию под названием «Музей знакомых и удивительных вещей». Для этого он приехал в Казанку на день раньше, и они вместе с сыном Ирины Чернеги Димой насобирали в деревне разных вещей — какие-то им одолжила местная жительница, а какие-то были подобраны прямо на улице.

Фото: Иван Козлов

Среди экспонатов выставки были фундамент для поросёнка, поющая лейка, туесок, в котором спрятаны звёзды, подсвечник на метле, посох, показывающий погоду экспонат, Дюймовочка из костей, отпугиватель кротов и какая-то минималистичная конструкция из палок, прислоненная к стене.

— Эта вещь без названия, поэтому про неё сложно что-то сказать, — сказал Илья.

Фото: Иван Козлов

В туеске действительно можно было разглядеть звёзды, отражавшиеся в стекле, а лейка действительно пела и издавала разные звуки. В центре зала стояли комнатные растения на спортивных тренажёрах.

— Это цветы, которые занимаются спортом, — объяснял Илья зрителям.

Фото: Иван Козлов

Особенно заинтересовала местных жителей «реплика слону» — конструкция, которую Илья сделал из корзинки, металлической пластины и четырёх подпорок. Пластина оказалась большой железной плитой с узором и надписью «ППК 1876». Никто не знал, что это: Илья не знал, местная жительница, которая одолжила ему эту вещь, тоже не знала, и посетители выставки не знали, хотя активно строили разные предположения.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Антон Завьялов

Часть экспозиции мальчик Дима сделал лично. Он создал Медузу, мистера Ступку, мистера Пня и мистера Водичку. Последний мистер, впрочем, не дожил до финисажа.

— Я выпил мистера Водичку, — сказал Илья и отдал Диме пустую бутылку с наклеенными на неё глазками, — теперь это мистер Бутылочка.

Дима, вроде бы, не расстроился.

Фото: Иван Козлов

В субботу выдался едва ли не первый за всё лето жаркий день, и посетители фестиваля, явно отвыкшие от того, что летом может быть тепло и даже жарко, не рассчитали своих сил. Веселье началось в десять, к середине дня закончилась уха, убийственная деревенская брага и почти вся еда, а в третьем часу центральная поляна Казанки почти опустела. Пермские делегаты, ожидавшие вечернего автобуса, отправились гулять по окрестностям, а по возвращении их ждал ещё один торжественный момент.

За несколько часов художник Пётр Стабровский создал в Казанке новое общественное пространство. На поляну неподалёку от детской площадки были водружены несколько деревянных пирамид, исполненных в типичном для Стабровского минимализме: просто три обтёсанных бревна, крепко связанных верёвкой. Пётр объяснил, что в простоте форм заложен большой потенциал, потому что с тремя брёвнами можно придумать вообще что угодно. Можно повесить качели (что и было сделано с одной пирамидкой), можно устраивать внутри посиделки, а можно, например, обтянуть их сеткой, и тогда получится импровизированное выставочное пространство.

На самом деле, Казанка пока ещё не очень сильно преобразилась под воздействием трогонтериевой темы — треугольные конструкции Стабровского дополнили ансамбль, главной частью которого до этого был слон из горбыля, сделанный командой музея PERMM на основе старых детских качелей ещё в прошлом году. Тогда же художники вместе с подростками создали в Казанке нечто типа экскурсионного маршрута «По следам трогонтериевого слона». Он состоит из надписей, которые повествуют о приключениях слона в деревне, а заодно дают представление об этом самом слоне. Например, покупка слоном капустных пельменей (соответствующая надпись красуется на стене местного магазина) говорит о том, что он был вегетарианцем, а отметка на столбе, об который слон чесал спину, даёт примерные представления о его размерах.

Впрочем, приключения слона носили не только познавательный, но и чисто драматический характер: на остановке написано, что слон прождал здесь автобус несколько тысяч лет, но так и не уехал, а на какой-то бетонной балке появилась надпись «Здесь трогонтериевый слон пытался понять, что это» (ни слону тогда, ни гостям фестиваля сейчас это так и не удалось).

Фото: Иван Козлов

На этом, в общем, примерно всё. Но, во-первых, проект Ирины Чернеги ещё на начальной стадии, и в ближайшие месяцы она планирует только наращивать темпы. А во-вторых, надо понимать, что такое Казанка и что такое российская глубинка вообще. То, что в городе может пройти незамеченным, в деревне становится поводом для обсуждения на месяцы вперёд. Даже эти невинные надписи про слона изначально были встречены некоторыми местными жителями с опаской — граффити у многих из них прочно ассоциируется с порчей стен (даже если стены и так уже безнадёжно испорчены временем и разрухой). Так что конкретный проект — это только половина дела. Важнее сломать сложившиеся стереотипы и помочь жителям по-новому взглянуть на собственное село. В этом плане у Ирины и команды музея PERMM всё получается отлично.

Ну и образ трогонтериевого слона помогает — к счастью, Ирина Чернега использует его мощь для решения внутренних проблем, а не для того, чтобы зашатать НАТО, как предлагал поэт.

***