X

Citizen

Вчера
2 дня назад
17 октября 2017
16 октября 2017
13 октября 2017
12 октября 2017
11 октября 2017

Инклюзивный театр «Пространство любви»: Совсем не простодушные слова

Фото: Тимур Абасов

В Перми много самых разных театральных студий для желающих приобщиться к прекрасному. Но театр-студия «Пространство любви» выделяется из всех. Это единственный в нашем городе инклюзивный театр, в котором занимаются люди с синдромом Дауна. Мы побывали на занятии этого «особенного» театра и пообщались с его участниками.

Иван Козлов в рамках своего проекта общался с руководителем «Пространства любви» в мае этого года. Теперь мы решили побывать на репетициях и пообщаться с коллективом. Мы подумали, что этот театр со своей важной миссией заслуживает подробного рассказа. Тем более в жизни этого небольшого, но уникального для города коллектива происходит много разных интересных событий. Например, в конце ноября театр «Пространство любви» принял участие 4-м фестивале творчества людей с особенностями психического развития «Нить Ариадны». А 2 декабря на ежегодном краевом фестивале-конкурсе «Преодоление», который был посвящён международному Дню инвалида, коллектив театра получил первое место в номинации «оригинальный жанр».

Включение в общество

Театр «Пространство любви» появился в Перми больше года назад. Его особенность в том, что это инклюзивный театр. В таких театрах с помощью искусства, арт-терапии занимаются социализацией людей с ОВЗ — ограниченными возможностями здоровья. Это могут быть люди с синдром Дауна, аутисты, слепые, инвалиды-колясочники и даже беспризорники. Часто эти люди как-то обособлены, исключены из общества и лишены нормального общения. Инклюзивный театр преодолевает эти преграды с помощью искусства.

В России инклюзивные театры работают давно и успешно. Недавно в Москве руководителями таких театров была составлена резолюция, которая должна помочь развитию инклюзивного искусства в нашей стране. Но «Пространство любви» — это первый полноценный театральный коллектив такого формата в Перми.

История этого театра началась с того, что общество инвалидов Дзержинского района пригласило актрису Аллу Мезенцеву поработать в рамках гранта на создание небольшого театрального коллектива. Сперва занимались только два человека, а потом они привели своих друзей и коллектив разросся до семи артистов.

Фото: Тимур Абасов

По словам Аллы Мезенцевой, театр «Пространство любви» во многом держится на инициативе родителей его участников. Они попросили её не бросать это начинание, а работать с их детьми дальше, потому что обычно другие приглашённые педагоги их покидали. Она согласилась, но сразу заявила, что это будет полноценный театр-студия, а не простой театральный кружок. И они будут серьёзно заниматься театром и даже выходить в театральное пространство города и края.

«Смысл в том, что инклюзия — это включение, и ребята должны быть включены в общество», — говорит Алла.

Так актриса, которая никогда раньше не имела дела с «особенными» людьми, стала руководителем инклюзивного театра.

«Пространство любви» довольно быстро набрало обороты и начало жить весьма насыщенной фестивальной жизнью. За прошлый сезон коллектив театра выступил на нескольких фестивалях в Пермском крае, в частности, на фестивале уличных театров, который проходил летом этого года в парке Горького в рамках «Пермского калейдоскопа».

Пока «Пространство любви» живёт в основном за счёт благотворителей, инициативы родителей артистов и грантов. Например, в рамках одного большого благотворительного фестиваля, театру удалось получить небольшую сумму денег на покупку обуви. Благодаря содействию общества инвалидов Ленинского района и районной администрации, театру удалось получить для репетиций небольшой зал в здании на Монастырской улице. Выигранный грант конкурса «Город — это мы» позволил поставить совместно с режиссёром Андреем Максимовым поэтический спектакль «Стихи звучали простодушно». С ним «Пространство любви» выступало на сцене пермского «Дома актёра», а в конце ноября этот спектакль показали в Москве на фестивале творчества людей с особенностями психического развития «Нить Ариадны».

Самое главное: внимание и друзья

Выделенное «Пространству любви» помещение — это танцевальный зал в центре города. Мы заходим на репетицию театра, и нас очень тепло приветствуют его руководитель и актёры. Один из них — Иван — жмёт руки мне и фотографу. Сразу становится понятно, что присутствие журналистов на репетиции никого из них не смущает.

Мы попали на очень важную репетицию, ведь как раз на следующий день коллективу предстояло выступить на краевом фестивале-конкурсе «Преодоление». В этом ежегодном фестивале участвуют люди с ограниченными возможностями.

Фото: Тимур Абасов

Руководитель театра начинает занятие с небольшой разминки — артисты с хлопком в ладоши должны «перебрасываться» своими именами. Процесс идёт весело, актриса Наташа даже начинает подшучивать над друзьями, добавляя к их именам фамилии известных людей, так получается, что в репетиции участвуют Антон «Макарский» и Наталья «Ветлицкая». После этого упражнения руководитель предлагает немного поработать под музыку — подвигаться в определённом ритме. Эти тренинги по форме и проведению если и отличаются от обычных театральных упражнений, то разве что тем, что у артистов «Пространства любви» на их выполнение уходит чуть больше времени и руководителю приходится этот процесс контролировать, а иногда и подталкивать его. После упражнения под музыку, поаплодировав друг другу, артисты переходят к репетиции номера.

Сам спектакль «Стихи звучали простодушно» идёт сорок пять минут, но для фестиваля был выбран короткий, но очень насыщенный отрывок. В нём артисты ходят над пропастью по канату, которую обозначает протянутая на полу верёвка. Лёгким движением руки Аллы Мезенцевой верёвка превращается в волну, а артисты, растягивая ткань, оказываются в океане, по которому плывёт белый бумажный кораблик.

Фото: Тимур Абасов

В текстах об инклюзивных театрах часто можно встретить слова о том, что этот театр делает сильным особенная искренность и подлинность «особенных» артистов. И, глядя на актёров «Пространства любви», невольно соглашаешься с этими словами. Про этих артистов трудно говорить, что они играют или что-то изображают. На сцене они очень естественные, правдивые и настоящие. Они ничего особо не изображают, но очень стараются исполнить всё как надо. И у них это хорошо получается. Видно, что работа на сцене доставляет им удовольствие.

«Такое ощущение, что они раскрываются в спектакле. Стараются всё сделать крупнее. Быть не внешне, а внутренне увереннее. Они не заигрывают со зрительным залом, не оглядываются, кто пришёл смотреть», — рассказывает Алла Мезенцева.

Фото: Тимур Абасов

Алла Мезенцева:

Наверное, самое трудное в работе с такими людьми — это понять их. У меня есть определённый багаж знаний, я могу прийти и сказать встать туда, встать сюда. Но этого мало. Надо сделать так, чтобы они тебя услышали и поняли, что ты хочешь от них добиться. Но главное — понять, нужно ли это им. Понимание — самое главное. Если это взаимопонимание происходит, тогда все начинаем раскрываться больше, начинаем друг друга слышать. А если я просто пришла, начала им рассказывать и показывать — то им не интересно. Тут очень важно понять друг друга, быть более внимательным, даже слишком внимательным. Нужно видеть каждого. Это и так всем людям необходимо, а здесь внимания нужно ещё больше.

В увиденном нами отрывке разные артисты прочитали два стихотворения — «Солнце духа» Николая Гумилёва и «Переведи часы назад» Ларисы Рубальской. Но в самом спектакле есть ещё стихи Рождественского, Тютчева, Фета, Маяковского. И все эти стихи ребята выбрали сами. Изначально у спектакля не было какой-то концепции, он просто собирался из миниатюр, которые артисты придумывали сами. А уже потом возникла тема — внимание к другим людям. По словам Аллы Мезенцевой, хотя спектакль и назвали «Стихи звучали простодушно», потом оказалось всё совсем не просто и в итоге появились какие-то особенные смыслы.

Фото: Тимур Абасов

Вот как эти смыслы описывает в своём сочинении о театре одна из его актрис Наталья Родина:

«Хотелось показать глазами своей героини современное общество... Вот мальчик пытается познакомиться с девочкой. Подходит к ней с цветочком и что-то говорит. Девочка не обращает внимания. Она читает газету. Вторая попытка тоже не увенчалась успехом. Не обращая внимания на мальчика, девочка переходит к вязанию. Так и в жизни — мы не видим или не хотим видеть, что происходит вокруг нас, погрузившись в свой кокон, как чеховский Беликов».

Репетиция заканчивается довольно быстро. Она не может идти больше часа, из-за того что актёры сверх этого времени начинают уставать и терять внимание. Но, как говорит Алла Мезенцева, ребята спокойно выдерживают интенсивный ритм репетиций на премьерах или гастролях, когда за день проходит сразу несколько показов. «В этом они ведут себя почти как профессиональные артисты», — отмечает руководитель театра.

Фото: Тимур Абасов

После репетиции на мой вопрос о том, что для них занятия в театральной студии, артисты отвечают, что это в первую очередь общение и встречи с друзьями и близкими.

Алла Мезенцева:

Они действительно сдружились. Они стали помогать друг другу — подняться, одеться, созваниваются, общаются. У них появилась огромная жизнь, которой раньше не было. Они были сами по себе. На данный момент их семеро, но уже ждёт целая группа ребят, они приходили к нам на спектакли. Это подростки 13-16 лет с синдромом Дауна. Но мы никаких ограничений не делаем, зовём всех, к нам многие хотят. Но у нас не бывает времени, потому что мы оказались фестивальным театром. Я думаю, что мы их примем в эту устоявшеюся группу, которая уже может сама чему-то научить новеньких.

***