X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
19 июля 2019
18 июля 2019

«Радуйтесь без меня»: Александр Юнусов и работа с тонкими гранями

В программе благотворительного фестиваля «Всякое добро», который пермяки организовали для помощи подопечным фонда «Дедморозим», есть благотворительный же аукцион — его презентация состоялась в ЦГК 17 декабря. Работы для аукциона предоставили пять пермских художников — конечно же, на безвозмездной основе. «Звезда» решила, что это замечательный повод рассказать подробнее о них и об их творчестве, и сегодня мы начинаем этот короткий цикл из пяти частей. Первым нашим героем стал Александр Юнусов — автор, которого более всего занимают категории белого шума, абстракции городских улиц и непроявленные существа.

Александр Юнусов с рождения живёт в Перми. Во время учёбы в авиационном техникуме он попал в легендарную студию «Арт-С», где познакомился с несколькими пермскими художниками, в числе которых был и оказавший на него большое влияние преподаватель студии — Михаил Павлюкевич. Ему Александр до сих пор благодарен за поддержку, советы и наставничество. Пожалуй, единственный совет учителя, который оказался не слишком полезным для Юнусова — совет пойти в академию живописи. Впрочем, на тот момент казалось, что и выбора особого нет, потому что альтернативой учёбе была армия. В академии начинающий художник проучился полтора года и понял, что не желает продолжать:

«Мне наша академия показалась не лучшим местом. В особенности ДПИ, на котором я и числился. Я провёл там год и ощутил, что этот год для меня вылетел в трубу. Ещё через некоторое время я понял, что с меня хватит, и бросил».

Александр Юнусов Фото: Иван Козлов

Так Юнусов всё-таки оказался в армии, и уже после неё, как только пришёл в себя, снял мастерскую и начал плотно заниматься живописью. А до этого, помимо учёбы в «Арт-С» и полутора странных лет в академии, у него за плечами уже был опыт рисования граффити — что это были за граффити, сейчас установить уже невозможно, потому что все стройки, на которых они рисовали вместе с товарищем, по словам Александра, уже стёрты с лица земли. А жаль: похоже, это выглядело интересно. Юнусов рассказывает, что они решили делать трёхмерные граффити, и в этом ему очень помогло техническое образование и специальность «технолог машиностроения»: навыки пространственного мышления пригодились таким вот неожиданным образом. Правда, даже такое граффити ему быстро наскучило, и с тех пор Юнусов к нему не возвращался.

Сегодня он занимается в основном живописью и снимает около Перми-II студию на пару со своим другом и коллегой, выходцем из студии «Арт-С» Сергеем Амельницким. За редким исключением Александр не поддерживает связей с молодыми пермскими художниками:

«Я не социофоб, мне вообще не интересна эта терминология. Просто если мне не любопытно с человеком общаться, то я и не стану этого делать. Честно говоря, те молодые художники, которые работают сегодня в Перми... Я вообще не понимаю, зачем они это делают. Не скажу, что у меня классическое мышление, я сам экспериментирую с материалами и темами. Но у того, что я вижу сегодня, как будто бы нет души. А мне это важно, это тоже идёт от Павлюкевича. Он говорил, что если ты собрался сделать глупый рисунок, то лучше не делать вообще никакого».

В мастерской Александра

По тем же причинам Александру Юнусову не интересны и современные художественные тусовки — он хоть и признаёт, что тусовка может быть полезна для развития, но замечает, что мало кому удаётся из неё выбраться и действительно применить куда-то полученный опыт. Если Юнусов и взаимодействует с кем-то из арт-среды, то в основном это авторы старшего поколения — тем же Павлюкевичем или Юрием Лапшиным.

Именно в вотчине Лапшина — в пермской арт-резиденции — Александр впервые развернулся как автор выставочных проектов. Несколько лет назад в ПАР как раз был период затишья, когда выставлять было особо некого, и Юнусов с Амельницким предложили сделать собственный проект. Сотрудники арт-резиденции на тот момент находились под впечатлением от одного из перфомансов Макса Чёрного, поэтому на всякий случай спросили у художников, не собираются ли они, например, заливать пол краской. Те пообещали пол не заливать, стены не долбить и вообще не совершать ничего деструктивного. Правда, в итоге стены всё-таки «немного покоцали», и отношения творческого дуэта с арт-резиденцией заметно охладились.

Тем не менее, Александр успел многое в ней сделать — за несколько лет он открыл две персональные выставки и два совместных проекта с Амельницким. Самым ранним из них была выставка «Закоулки», открытая в 2014 году. Это один из важных мотивов в творчестве Юнусова — городские пейзажи: улицы, переулки, сумрачные дворы и скверы. Однако его интересует не только и не столько городская география:

«Я всё изначально превращаю в абстракцию, — объясняет он, — и только потом начинаю проявлять в ней что-то среднее. Получаются не совсем пейзаж и не совсем абстракция. Это мой бзик: находить что-то на грани. Для большинства людей есть только негатив и позитив, и они не улавливают миллион разных состояний между этими крайностями».

Фото: Иван Козлов

Действительно, за час нашего разговора Александр несколько раз в разных контекстах упоминает «Тонкую грань»: между конкретным и абстрактным, уловимым и неуловимым, притягательным и ужасным. Например, когда рассказывает о выполненных на ткани работах, которые висят у него в мастерской и дожидаются своего часа:

«Эти работы — о прикосновении как философской категории. О том, что такое физическое и психологическое прикосновение к чему-либо, о том, какие тонкие грани мы при этом затрагиваем».

Руки, которые Юнусов вышил на этой работе, он позаимствовал с фресок Феофана Грека — взял эти очертания и перенёс их на тёплую бязь: «Руки в абстрактной композиции — как центр всего, как чёрные дыры, которые притягивают».

Правда, эта работа пока не закончена: первую её часть он сделал сразу, а вторая не пошла, хотя сам художник считает это абсолютно нормальной частью процесса и вспоминает, опять-таки, назидание Михаила Павлюкевича: «Делай, что делается, а не идёт — оставь».

Прикосновения Фото: Иван Козлов

Зато из этого проекта о прикосновениях родилась тема Существ:

«Существует множество сказок, мифов и былин, — рассказывает художник. — Сюда же можно примешать Библию, Коран, даосские сказки — да хоть что. В любой из них есть некие явления и существа божественной природы, ангелы и демоны. И если отбросить всю эту мишуру, что останется? Вера человека в определённую сущность, которая превыше него. Но при этом если человека не будет, то не будет и этого существа — здесь тоже тонкая грань».

Именно такие существа — точнее, сущности — стали героями его тематического цикла. По словам художника, графически они решены «на грани растворения» — и действительно, на многих полотнах едва угадываются ангелоподобные создания. Их намерения и настрой ясны не вполне, но понятно, что они способны вызывать трепет — а то и вовсе предназначены для этого.

«Это ведь, вроде бы, у Тарковского книжник Кирилл ругал Андрея Рублёва за то, что в его иконах много любви и нет страха? А то сюсюканья достали, — вздыхает Александр, — пытаешься показать лёгкие материи, нежность, грусть, печаль, а зрители говорят, что это жесткач и депрессуха. Ребята, да вы чё, это самые радостные мои работы! Нет, говорят, чувак, ты загнался, надо больше позитива. Извините, но радуйтесь без меня».

На рабочем столе у Юнусова, помимо упомянутого Феофана Грека, лежат альбомы Ольги и Александра Флоренских и много других книг, но сегодня его больше вдохновляет именно духовная литература — ну или, если проще говорить, Юнусов «жёстко ударился в буддизм»:

«Я читаю разборы современных историков. Чушь поганая, — усмехается он, — но ведь всё равно интересно посмотреть, как сейчас начинают трактовать и переламывать сутру помоста шестого патриарха».

Из-за этого пренебрежения к современным трактовкам Александру не оставалось ничего, кроме как попытаться выучить японский самостоятельно, чем он и занялся. После полугода практики он заявил учителю, что хотел бы освоить чтение оригинальных трактатов. Но выяснилось, что они написаны на языке, который настолько сильно отличается от современного, что для его постижения необходимо будет учиться ещё лет пять — причём, в идеале, непосредственно в Японии.

Тем не менее, влияние восточной философии на художника, кажется, оказалось огромным. Это чувствуется, когда он рассказывает о своих проектах в Арт-резиденции. Один из них, совместный с Сергеем Амельницким, назывался «Югэн». Притом, что понятие «югэн» в японской культуре ассоциируется с интуитивным и неявным восприятием объекта, элегантностью и спокойствием, зрителями он был воспринят едва ли не противоположным образом: по воспоминаниям художника, они «поняли направление, но где-то пропустили поворот» и расценили экспозицию как «жестяк». Это довольно странно, учитывая, что подлинное настроение экспозиции, кажется, вполне прочитывается даже по оставшимся архивным кадрам:

Из архива Александра Юнусова
Из архива Александра Юнусова

Ещё более укоренёнными в буддистскую традицию кажутся другие проекты Юнусова в Арт-резиденции: «Шум» и «Белый шум». В рамках этих проектов он вместе с Сергеем пытался максимально очистить выставочное пространство от всего лишнего, чтобы ничто не отвлекало зрителя от непосредственного восприятия.

«Экспериментировать и растворять пространство в пространстве, создать чёрную дыру в пустоте — это довольно сложная систематика, — признаётся Юнусов. — Каждый видит по-своему, а значит, и пространство у каждого растворяется по-своему. Человек думает о чём-то своём, но, заходя в выставочный зал, его мысли меняются на одно: „Что за нахрен тут происходит?“ В этот момент он очищает сознание так, как мы очистили выставочное пространство».

Иначе говоря, эти проекты недостаточно было просто видеть — для полноты эффекта в них следовало присутствовать и быть полностью включённым. Вероятно, пермским зрителям ещё представится такой шанс — категория очищающего шума по-прежнему занимает Александра, и он планирует продолжать эксперименты по растворению пространства — вероятно, до полной победы над ним.

***

О фестивале «Всякое добро» и о правилах участия в аукционе читайте здесь.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+