X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 ноября 2018

Очные лекции в вузах предлагают убрать. Мнения пермских преподавателей разделились

Фото: Диана Корсакова

Правительство готовит реформу высшего образования, по которой занятия в аудиториях заменят онлайн-лекции. Эта инициатива поступила от Высшей школы экономики (ВШЭ), где уже внедряют изменения. Специалисты ВШЭ считают, что из -за лекций у преподавателей не остается времени на научно-исследовательскую деятельность, да и студенты их постоянно прогуливают. В следующем году Министерство образования и науки РФ планирует запустить пилотный проект в нескольких университетах и сравнить эффективность традиционной формы обучения, где основой являются лекции, и образовательных моделей, базирующихся на онлайн-курсах.

В ходе реформы все вузы и учебные программы планируют разделить на три уровня госаккредитации. На «базовом» уровне вуз будет обязан использовать в основном онлайн-лекции. Вместо посещения занятий студенты будут смотреть лекции на Национальной платформе открытого образования.

Следующий уровень, «продвинутый», предполагает, что университет или институт сможет самостоятельно заниматься подготовкой онлайн-курсов, без помощи топ-университетов.

Обладатели аккредитации ведущего университета будут иметь её только в том случае, если они обязуются все свои базовые курсы по профильному направлению и значительное число курсов по выбору реализовать в онлайн-форме и сделать доступными для широкой аудитории.

Преподаватели пермских вузов по-разному отнеслись к возможному нововведению.

Динара Гагарина, заведующая кафедрой гуманитарных дисциплин НИУ ВШЭ — Пермь, кандидат педагогических наук

Динара Гагарина Фото: Диана Корсакова

— Я очень хорошо отношусь к переносу лекции в онлайн. Интернет и цифра в целом — это ведь не просто ещё один способ передачи или обработки информации, это то, что радикально меняет мир.

Лекция в том виде, как она проводится в большинстве университетов, — это устаревший формат. Это в 90 % случаев односторонняя пассивная передача информации от преподавателя к студенту, это субъект-объектный подход к учебному процессу, когда студент по-прежнему воспринимается как объект, который надо «научить». Это абсурд. У студента и школьника уже много лет есть доступ к информации не меньше, чем у учителя. Не нужно приходить в университет, чтобы получить информацию. Это можно делать в любом месте, в любое время и в любую погоду. С большим комфортом, с чашкой кофе и хорошим видом из окна.

Можно ли сделать аудиторную лекцию интерактивной? Да, можно. Но очень сложно технически и физически, если у вас 100 или 200 человек в потоке. Плюс есть клише в наших головах — мы же пришли на лекцию, интерактивности тут не предусмотрено.

Есть проблема с научным уровнем лекций. Самая лучшая лекция — та, которую читает учёный, ведущий исследования в этой области. Можем ли мы обеспечить, чтобы отечественную историю или информатику — два предмета, которые преподаются практически на всех направлениях университетов, читали учёные в этих областях? Конечно, нет. К сожалению, мы не можем этого обеспечить и на менее массовых дисциплинах. Есть предметы, по которым в нашем миллионом городе нет специалистов. Что делать в этой ситуации? Либо убирать из учебного плана, либо ставить не самого компетентного преподавателя. Либо предложить онлайн-курс с ведущим экспертом из другого города или страны. Кажется, если мы этого не сделаем, то это будет наше преступление перед студентами.

Я уже не говорю о тех случаях, когда лекторы читают материал по пожелтевшим листочкам с рукописным текстом. И не надо рассказывать, что линейная алгебра или история Древнего Рима не изменились за последние 100 лет. Это недопустимо, это насмешка, это неуважение к студенту, который пришёл в университет и тратит свой самый дорогой ресурс — время, а государство или сам студент ещё и оплачивают это.

Противники нововведения говорят о лишении студентов личного общения, это в корне не так. Все как будто забыли, что университет — это не только лекции. Никто не предлагает отменить семинары, лабораторные работы и другие форматы.

В онлайн-образовании есть серьёзный экономический эффект, но экономя на аудиторных лекциях, мы получаем возможность потратить деньги на другие форматы.

По поводу страха преподавателей потерять работу. Страх совершенно не оправдан для высококлассных преподавателей — именно они и будут записывать лекции. И это будут прекрасные лекции, которые будут доступны не только избранным студентам, а всем. Преподаватели с низким уровнем действительно лишатся работы, но вряд ли стоит об этом сожалеть. В этом смысле активный переход университетов в онлайн — хороший профессиональный экзамен для преподавателя. Но это экзамен и для университетов, и особенно для их администраций. Готовность и способность университетов принимать эффективные решения, разрабатывать соответствующее локальные акты, стимулировать преподавателей, объяснять своим сотрудникам и студентам новые принципы будет означать их выживаемость. Мы переходим к этапу серьёзной конкуренции между университетами — конкуренции за студентов, за преподавателей, за учёных, за финансирование, наконец. Потребитель в условиях конкуренции выигрывает. А наш потребитель — это не только студент, это всё общество, как бы высокопарно это не звучало.

Нужны ли лекции и университеты? Да, безусловно. Нужны открытые лекции от лучших экспертов. Лекции, на которые имеет смысл приехать с другого конца города или даже из другого города. На таких лекциях слушатели не засыпают и не делают домашнее задание к следующей паре, задают классные вопросы, а лектор ощущает полное единение с аудиторией.

Константин Лях, старший преподаватель кафедры журналистики и массовых коммуникаций ПГНИУ

Константин Лях Фото: econom.psu.ru

— Предложение вызвало бурю эмоций не только среди преподавателей, но и среди студентов. Непонятно, как переход на онлайн-лекции повлияет на оплату труда, на стоимость обучения. Лидером образования в нашей стране почему-то считается ВШЭ, это вызывает недоумение, пока что это учебное заведение не дало миру никого выдающегося. Все инновации, которые пытается вводить ВШЭ, к реалиям российского образования не имеют никакого отношения.

Всё в скором времени уйдёт в интернет. Магазинов не будет, книг не будет, театров не будет. Но до образования даже Америка не добралась. ВШЭ предлагает, чтобы нас учил монитор. Если кому-то задать вопрос: у кого ты учился? Ответ будет таким: у профессора Иванова или у профессора Антонова и так далее. Научные школы возглавляют люди, а не мониторы. Интернет — это инструмент, который может быть полезен. Онлайн-курсы как дополнение к высшему образованию — это прекрасно. Например, если вы хотите изучать курс микроэкономики в Оксфорде, а не в ПГНИУ, то пожалуйста. Но диплом вам выдадут здесь, в Перми.

Я считаю, что нас шатает, что у нас в России всегда юношеский максимализм: лекции-онлайн, преподаватели-онлайн, студенты-онлайн... Главное, вовремя перечислять деньги. Это даже не заочники уже. Всё это имеет место быть, но как дополнение, как самообразование. Живое общение с преподавателем, возникающие в ходе лекций обсуждения, прямой человеческий контакт ничто не может заменить.

Иван Печищев, доцент кафедры журналистики и массовых коммуникаций ПГНИУ

Иван Печищев Фото: Галина Сущек

— Для начала нужно сказать, что использование онлайн-технологий в образовании — неизбежный процесс, и они уже внедряются в практику школ и вузов. Не нужно бояться технологий. Хорошего преподавателя ничего не заменит, но цифровые инструменты сделают его ещё эффективней. Не стоит все высказанные заявления и слухи воспринимать буквально. Так, словно все занятия в университетах перенесут в онлайн. Совсем нет. Давайте разберёмся.

Во-первых, лекции и сейчас занимают не слишком большое место в учебном процессе. Скажем, в моем курсе, который является базовым для студентов медийных направлений, доля лекций — 13 % от общего количества часов. Это всего семь пар в триместр. Если вспомнить, что есть дисциплины, состоящие исключительно из практических и лабораторных занятий, то станет понятно, что доля лекций в учебном процессе современных бакалавров — не более 5 % за все годы обучения.

Во-вторых, правильное использование онлайн-инструментов — благо. Все продвинутые преподаватели (и их руководители, я надеюсь) понимают, что «говорящая голова» и видео-лекции по 1,5 часа неэффективны. Создатели онлайн-курсов уже набили шишек, и уже никто не будет просто записывать лекцию и выкладывать её в интернет. Результата от этого почти нет. Да, преподаватели будут записывать видео, но оно станет только частью онлайн-курсов, включающих также текстовые и мультимедийные материалы, элементы контроля и взаимодействия. Если лекции перенести в онлайн, а в аудитории работать со студентами по изученным материалам, получится уже известная эффективная модель, которую называют «перевёрнутый класс». Это разновидность смешанного обучения, когда преподаватель использует онлайн-технологии в учебном процессе.

Я лично использую онлайн-технологии и свой дистанционный курс в учебном процессе. Могу сказать, что это освобождает мне много времени для работы со студентами в аудитории. Мы можем пойти намного дальше в изучении темы, потому что они изучили часть материала онлайн.

Сейчас многие вузы создают онлайн-курсы и размещают их на крупных площадках. Часто это делается для имиджа. Хотя Министерство образования уже выпустило нормативные акты, позволяющие студентам зачесть дисциплину в вузе по сертификату об окончании онлайн-курса. По отзывам коллег, далеко не все студенты стремятся в онлайн, так как дистанционный курс требует большего внимания и усилий, да и контроля обучения там может быть больше.

Мне кажется, пока преподавателям не стоит беспокоиться и о своих зарплатах. Да, с большим внедрением онлайна нагрузка может уменьшиться, но у нас есть ещё много практических курсов, студенческих исследовательских работ и, собственно, академических исследований. Возможно, придётся немного перестроиться, но кардинально ничего не изменится.

***

Интервью с доцентом кафедры информационных технологий и кафедры новейшей истории России Пермского классического университета Динарой Гагариной.