X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 августа 2019

«Надеваешь шлем, берёшь пульты — и вперёд!» Музеи Перми осваивают технологию виртуальной реальности

Недавно закрывшуюся в Музее современного искусства PERMM выставку московского художника Николая Касаткина «Двойная перспектива» виртуализируют — прогулки по ней будут доступны с помощью шлема виртуальной реальности из любой точки мира. Опрошенные интернет-журналом «Звезда» пермские музейщики говорят, что не боятся новых технологий и намерены их осваивать в ближайшей перспективе.

С Дмитрием Врубелем мы говорим по Скайпу. Однофамилец русского художника-символиста восемь лет живёт в Берлине. Врубель — автор знаменитого граффити на Берлинской стене «Господи, помоги мне выжить среди этой смертной любви», которое в народе называют «Братский поцелуй»: на нём изображен знаменитый поцелуй Брежнева с Хонеккером. В Перми он известен «Евангельским проектом» — выставкой, основанной на современных фотографиях новостных лент с цитатами из Евангелия. В 2009 году на здании Речного вокзала, где тогда размещался Музей PERMM, повесили огромный рекламный баннер с изображениями двух беззубых гопников.

Дмитрий Врубель работает в тандеме с Викторией Тимофеевой. Пару лет назад художники увлеклись VR — технологией виртуальной реальности. Главный мотив — стремление идти в ногу со временем.

«Мы увидели, что технология получает всё большую популярность, поэтому решили использовать её в искусстве, назвали её Vr4art», — рассказывает он.

Чтобы перенести свои картины в виртуальную реальность, надо было не просто сфотографировать картины — это только первый шаг. С помощью специальных компьютерных программ художники «с нуля» создавали выставочные пространства, а потом «развешивали» в них картины.

Другая новация художников — они проводят VR-туры. В прошлом году в рамках российской акции «Ночь музеев» художники открыли свой 3D-проект широкой публике и провели три VR-экскурсии. В общей сложности в них участвовало 60 человек из 10 городов России — в том числе, из Перми.

Вместе с Артемием Врубелем, который отвечает за техническую сторону процесса, художники работают сразу над несколькими проектами, познакомиться с виртуальной стройкой можно в группе в «Фейсбуке».

«Проект vr4art является связующим звеном между такими традиционными художественными практиками, как живопись и графика, между галерейной и музейной деятельностью и самыми актуальными IT-разработками в области визуальной культуры — такими, как VR и дополненная реальность», — говорится там.

Художники ежедневно выкладывают в группу эскизы будущих проектов. Есть среди них и пермские —виртуальный музей «Пермь-36» и недавно прошедшая в PERMM выставка Николая Касаткина «Двойная перспектива».

Дмитрий Врубель признаётся, что раньше слышал об этом художнике только то, что он принадлежал к кругу московских концептуалистов. Однако с его работами был мало знаком. Когда в «Фейсбуке» арт-директора PERMM Наили Аллахвердиевой он увидел его выставку, был поражён — особенно тем, как устроено пространство «Двойной перспективы», которое организовал куратор Арсений Сергеев.

«Пространство выставки Николая Касаткина было организовано с помощью перегородок, чтобы подчеркнуть специфику работ художника. Экспозиция работала один месяц, поэтому мы подумали, что её нужно „сохранить“ с помощью VR», — говорит Дмитрий Врубель.

По его словам, Николай Касаткин — сложный художник, обычные фотографии не передают характер его работ. С помощью оцифрованных работ в гиперпиксельном разрешении зритель, надев очки виртуальной реальности, из любой точки мира может совершить виртуальную экскурсию по выставке «Двойная перспектива» и с максимально близкого расстояния рассмотреть картины художника.

Одним из первых зрителей виртуальной выставки стала Наиля Аллахвердиева, которая совершила первый VR-тур в истории Музея PERMM.

«Путешествовать в виртуальном пространстве круто! Ощущение удивительные, надеваешь шлем, берёшь в руки пульты — и вперёд! У меня было тело Расхитительницы гробниц с отличной задницей», — смеётся она.

Наиля Аллахвердиева говорит, что виртуальные технологии позволяют менять тело и одежду, поэтому в будущем музейном мире мы будем себе конструировать любые тела и костюмы.

«Очень круто проходить через порталы в картинах, мои спутники в какой-то момент начали развлекаться и предлагать мне пройти сквозь стенки экспозиции, а я чуть не долбанулась о реальную стенку. В какой-то момент я захотела потрогать Врубеля рукой и протянула к нему свои механические пальцы, он протянул свои. И у нас получилось почти „Сотворение Адама“, но без спецэффектов, а жаль... Это было мое первое касание в виртуальном мире человека, это было волнительно, в мире будущего за это будут начисляться бонусы и включать фейерверки, а также пускать ток по телу!» — восхищается Наиля Аллахвердиева.

Она признается, что, бродя по виртуальной стройке выставки, её не отпускали размышления о будущем:

«Пока мы строим наши новые большие музеи, особенно в Перми, мир перегрузится в виртуальное пространство, и в какой-нибудь покосившейся избушке можно будет спокойно попадать на выставки в лучшие музеи мира. Какое искусство мы будем смотреть в этих виртуальных галереях? Как будет выглядеть пространство? Что мы будем делать в этом виртуальном музее, где всё можно трогать? Кажется, что будущее приближается быстрее, чем мы его можем вообразить».

Дмитрий Врубель пафосно говорит, что, как и во время «культурной революции», Пермь находится в технологическом авангарде:

«Музейщики в России живут в XIX веке, их пугают современные технологии. То, что пермский музей осваивает виртуальные технологии — это уникально не только для России, но всего мира. Ведь музейные работники очень ревностно и болезненно относятся к виртуальной реальности. Им кажется, что из-за виртуальной реальности в музеи перестанут ходить люди».

Директор Пермской художественной галереи Юлия Тавризян говорит, что никакой угрозы от новых технологий она не видит — «точно так же можно смотреть картинки в интернете и после этого не ходить в музей»:

«Музеи этот этап успешно переросли. VR, как и любое другое мультимедиа, может быть в музее, если оно оправдано экспозицией, её интерпретацией или содержанием выставки, или само является произведением искусства. Мы успешно показывали VR на выставке „Авангард, которого не было“, чтобы дополнить экспозицию теми вещами, которые не вошли. В новом здании галереи мы собираемся использовать дополненную реальность в разговоре о деревянной скульптуре, чтобы показать, откуда пришли памятники».

Сергей Попов, московский искусствовед и основатель галереи pop/off/art, при поддержке которой в PERMM и прошла выставка Николая Касаткина, говорит, что VR — хорошая музейная технология.

«Несколько лет назад среди музейщиков были споры — можно ли выкладывать в открытый доступ фотографии коллекций в высоком разрешении. Многие говорили, что нельзя — это убьёт интерес к посещению музеев. Но оказалось ровно наоборот. Когда при поддержке Google мировые музеи начали выкладывать в свободный доступ фото своих коллекций, посещаемость музеев возросла. Люди пошли в музей, чтобы увидеть, как фото отличаются от „живых“ экспонатов», — говорит он.

Первыми использовать виртуальные технологии стали музеи США и Европы. Одной из самых внушительных в мире считается виртуальная коллекция нью-йоркского Метрополитен-музея. На сайте музея можно познакомиться с 17 тыс. картин, скульптур и предметов декоративного искусства. Виртуальную экскурсию предлагает и Британский музей.

В России одним из первых музеев, запустивших виртуальные туры, стал ГМИИ им. Пушкина. Фотопанорамы с аудиогидами доступны для просмотра на компьютерах и планшетах, а 3D-прогулки для VR-очков — на операционных системах iOS 9 и Android. Перемещение по залам и обзор произведений искусства с текстовыми пояснениями доступны по большинству экспонатов.

PERMM может стать первым музеем в Перми, в котором будет виртуальный тур по выставке. Наиля Аллахвердиева говорит, что есть ещё один момент, почему это важно:

«Николаю Касаткину 87 лет, он не смог приехать в Пермь и посмотреть собственную выставку. Зато когда мы закончим, мы постараемся найти в Москве оборудование, чтобы художник мог попасть на выставку в виртуальном мире. Николай Касаткин всю жизнь ждал признания, но он не может даже приехать и разделить эту радость с нами. Мы очень надеемся, что получится это сделать дистанционно».

Искусствовед Сергей Попов убеждён, что технология VR станет одним из факторов повышенного интереса и даст новые возможности Музею современного искусства PERMM.

***

Летом 2018 года мы писали, что музей политических репрессий «Пермь-36» «переедет» в виртуальную реальность

Также мы писали, что учёные ПГНИУ оцифруют коллекцию художественной галереи.

Рассказываем о мобильном приложении «Открой пермский период!», которое позволяет из любой точки мира совершить виртуальные путешествия по Пермскому краю и пермскому периоду.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+