X

Освобождённый крик. Как избежать похищения ребёнка, не привязывая его к себе

Фото: Художник Александр Греков

Ваш ребёнок знает, что нельзя разговаривать с незнакомыми людьми на улице, ведь вы множество раз объясняли это ему. Но что будет, если незнакомый человек попросит его помочь больной бабушке или спасти забравшегося на дерево котёнка? Спросите своих детей, как они поступят. Возможно, ответ вас неприятно удивит.

Проблемная дискуссия в сетевом публичном пространстве по поводу похищения и убийства таксистом маленькой Юли не утихала долго: участники искали виноватых, обдумывали причины, предлагали поправки в законодательстве, но выхода не нашли. Потому что чёткого алгоритма, позволяющего ребёнку избежать опасной встречи со взрослым с недобрыми намерениями, не существует. Но минимизировать риски можно.

Мы послушали психолога Светлану Чергик и правозащитника Игоря Аверкиева на Городском гражданском салоне «Невроз родителей: между безопасностью ребенка, его правами и средой для свободного развития» в центре «ГРАНИ», поговорили со следователем Андреем Безматерных, вспомнили лекции культурологов Олега Лейбовича и Яны Афанасенко, узнали о тренингах, подключили технический прогресс и предлагаем вам несколько способов «защиты».

Откажитесь от авторитарного воспитания

«Слушайся взрослых!» — как часто мы говорим это детям, своим и чужим, не задумываясь о том, что установка может быть опасной. Против тотального контроля родителей над детьми высказалась участница круглого стола в центре «ГРАНИ», психолог Светлана Чергик.

По её словам, авторитарный стиль воспитания способен подавить в ребёнке многие важные для выживания качества, делая маленького человека уязвимым. Когда родители не дают ребенку совершать ошибки, наказывая за них, они создают препятствия на пути к самостоятельности. Когда ребёнок ограничивается в выражении негативных чувств («закрой рот», «перестань орать», «это совсем не страшно»), он теряет способность использовать позитивные возможности запрещённых эмоций злости и страха, а ведь именно они позволяют в нужный момент сконцентрироваться и мобилизоваться.

Способность злиться — это также и способность сказать «нет». Но часто ребёнок не чувствует себя в безопасности, когда хочет выразить протест взрослым (не только родственникам, но и чужим людям). Поэтому важно учить ребенка доверять своим чувствам, а самим при этом спокойно относиться к его несогласию и проявлению негативных эмоций. Ребёнок, растущий в атмосфере доверия, находится в более безопасной ситуации и на улице.

Фото: Художник Александр Греков

Научите ребёнка громко кричать

На том же гражданском салоне председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев подчеркнул, что у семей с высоким уровнем образования, доверием родителей к поступкам и выбору детей, развитыми понятиями о свободе и правах ребёнка риск пострадать от рук преступников гораздо меньше. Но если «встреча» произошла, то главное умение ребёнка в опасной ситуации — громко кричать. Это не только привлекает внимание других людей на улице, но и может отбить у похитителя желание продолжать. Если мотив преступления против ребенка не прагматический (ограбить), а психологический (либидо), то остановить его проще.

При этом крик — это не так-то просто, подчеркнул Аверкиев. Ведь общественные нормы не приветствуют повышения голоса, и в нужный момент человек может просто постесняться. Поэтому крик в маленьком человеке тоже нужно уметь «освобождать».

Склеивайте горизонтальные социальные связи

Одно из проблемных полей российского общества — его атомизированность, это также обсуждали участники салона. Соседка, дворник, продавщица в магазине, бабушки у подъезда — все они могут случайно увидеть, что с вашим ребенком что-то происходит и сообщить вам. Равнодушных по отношению к детям людей совсем не много. Зато много тех, кто старается оградиться от общения. Важно налаживать отношения с «обитателями» двора и не стесняться знакомиться, здороваться, поддерживать друг друга, помогать.

Проложите маршрут

По словам заместителя руководителя отдела криминалистики СУ СК РФ по Пермскому краю Андрея Безматерных, самая эффективная профилактическая мера — сопровождение детей на улицах. Но это далеко не всегда возможно, а на каком-то этапе может быть вредно для доверительных отношений «взрослый — ребёнок».

Программа минимум здесь — проложить вместе с ребёнком маршрут (в школу, секцию, кружок, к бабушке и так далее). Лучше несколько. Он должен проходить по людным местам, освещённым и оживлённым улицам, мимо банков и магазинов, где есть охранники. Не стоит включать в маршрут места, в которых совершить преступление легче всего — путь через гаражи, арки и переходы, дороги, окружённые высокими сугробами и так далее.

Если дорога из школы не может быть построена таким образом, вариантов нет — придётся или действительно сопровождать, или найти сопровождающих (для решения этой задачи можно, например, объединяться с родителями из вашего дома и соседних домов или даже организовать доставку школьным автобусом).

Если ваш ребенок — юный Том Сойер и упрямо ходит стройками и гаражами, научите его говорить «нет» и отдайте в секцию по лёгкой атлетике.

Фото: Художник Александр Греков

Отвлеките ребенка от соцсетей

Когда-то в школьных учебниках по ОБЖ был параграф о том, что ребёнку не стоит сообщать незнакомым людям, какие сладости и игры он любит. Ведь так просто заманить доверчивого малыша вкусной конфетой. Сейчас эта опасность обрела более глубокий оттенок, проявившись в виртуальном сегменте.

Современные дети знакомятся с социальными сетями лет так с шести. Используя соцсети для общения и демонстрации своих увлечений, ребёнок облегчает задачу недоброжелателя, который может воспользоваться выложенной информацией и пригласить на встречу. Если родители разделяют увлечения своего чада или знают о них, ребёнок, скорее всего, поделится удачей: «Мама, представляешь, мне написал один мужчина, он может отдать мне настоящую игровую приставку!».

Проще разрешить ребёнку остаться ночевать у одноклассников, ходить на кружки и секции, которые ему нравятся, допоздна в школе ставить сценки, чем отслеживать его диалоги в соцсетях (что, к тому же, совсем неэтично). Поставьте на чашу весов некоторые вещи — что лучше: если подросток «опять гуляет с этой девочкой» или сидит рядом и пишет кому-то в соцсети? «Опять репетирует со своей группой» или в соседней комнате назначает встречу в диалогах?

Используйте достижения техники (только без фанатизма)

Система «Мультипас» — это карты для школьников (точнее, для спокойствия родителей), которые несколько лет назад начали вводить в школы Пермского края. Кроме разных вариантов агрессивного контроля за детьми вроде SMS о том, что они едят в столовой, карточка может помочь узнать, во сколько ребёнок вышел из школы. «Маячок» от компании «Бизнес Бюро» хранит телефоны родителей, «кнопка жизни» направляет звонок в Центр Помощи, оператор определяет местоположение ребёнка, направляет помощь (карету скорой, полицию, МЧС, другие службы) и оповещает родственников о случившемся.

Операторы мобильной связи предлагают свои решения. У МТС есть «Детский пакет» — набор услуг, связанных с ограничением информационного контента и рекламных рассылок, определением местоположения ребёнка. Услуга «Радар» от компании «Мегафон» позволяет узнать, где находится абонент.

Главное тут не переборщить. Тотальная слежка приведёт к ухудшению психологического климата в семье. Не удивляйтесь потом, что ребёнок убежал из-под всевидящего родительского ока сам, без всяких похитителей.

Не занимайтесь самопоиском

Если всё же что-то произошло, ребёнок долго не отвечает на звонки, вы не имеете понятия о том, где он сейчас, нужно действовать решительно. С момента исчезновения ребёнка до наступления трагических последствий проходит крайне малое время, счёт идет на минуты. Многие родители занимаются «самопоиском». Не нужно. Сразу звоните 02.

Фото: Художник Александр Греков

Ребёнок — тоже человек

Всё начинается со стиля воспитания. Родители хотят, чтобы ребенок был добрым, вежливым и отзывчивым, в итоге он готов прийти на помощь любому, без всякого анализа ситуации. Другая крайность — когда родители проверяют телефон и соцсети, водят своё чадо повсюду за руку и повторяют по-булгаковски «не разговаривай с незнакомцами». Тогда ребёнок начинает убегать от любой трудности, шарахаться от каждого встречного и не придёт на помощь тому, кому это и правда нужно.

Важно найти баланс. Семейные проблемы обычно начинаются тогда, когда мы «присваиваем» себе другого человека. Это «моё», я его оберегаю и защищаю, и «оно» должно меня радовать.

Стоит помнить, что ребёнок — это человек, хоть и с несколько «сокращённым» перечнем прав. У него есть свой собственный путь проб и ошибок, тумаков и ободранных коленей, побед и удовольствий. Ребёнок должен чувствовать доверие родителей к его выбору, его поступкам и интересам. Если это доверие установится, он сам будет рассказывать по вечерам, по каким гаражам бегал, как его дразнили, кто и что ему предлагал.

***

  • По данным СУ СК РФ по Пермскому краю, в 2016 году число преступлений в отношении несовершеннолетних выросло по сравнению с 2015 годом: с 795 до 832. При этом рост по статье 131 (изнасилование) — 40 %, по статье 131 (развратные действия сексуального характера) — 35 %. Стабильно высокие показатели по статьям 161 и 162 («Грабёж», «Разбой»).
  • Если вам нужно больше информации, вы можете принять участие в проекте Академия детской безопасности «Умка», созданном содружеством волонтёров «Поиск пропавших детей». Дети здесь учатся правилам безопасности в природной, бытовой, городской и виртуальной средах, а взрослые — предотвращению пропажи детей и правонарушений в отношении несовершеннолетних. Подобным обучением занимается также пермский филиал частной организации «Школа безопасности „Стоп-угроза“». Он проводит тренинги, на которых дети от 5 до 17 лет учатся тому, как действовать при встрече с похитителем, распространителем наркотиков и грабителем. Участие в тренингах платное.
  • Читайте также колонку журналиста «Звезды» Владимира Соколова «Безопасность наших детей. Мы не сможем предусмотреть всё», репортаж Максима Артамонова о том, как работают волонтёры-поисковики и наши карточки «Что делать, если пропал человек». Тему тотального родительского контроля мы также затрагивали в интервью с психотерапевтом Александром Вайнером, а об истиной природе детских самоубийств в своей колонке рассуждает журналист Иван Козлов.