X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
21 июня 2019
20 июня 2019
19 июня 2019

О Путине, эмиграции и девяностых. Алексей Иванов дал интервью Юрию Дудю: коротко

На YouTube-канале «вДудь» вышло интервью с писателем Алексеем Ивановым. Иванов и Дудь встретились в Манчестере, который писатель назвал Небесный Челябинск. Алексей Иванов поделился мыслями о современной российской политике, вспомнил девяностые и рассказал о том, почему он живет за пределами России и не в Перми. Интернет-журнал «Звезда» выбрал наиболее интересные моменты полуторачасового интервью.

Об эмиграции

В нашем обществе место жительства характеризует человека. Если ты живёшь в Москве — крутой, в провинции — лох, за границей — предатель. Поскольку я не живу в Москве, у меня выбор между лохом и предателем, и я не хочу его делать.

Первый раз попал за границу семь лет назад, в Прагу. Я думал: съезжу, и что-то изменится в моём отношении к России. Так и случилось. Многие вещи в общественной жизни России мне стали неинтересны, потому что для Европы — это архаика.

Я не прилагал никаких усилий, чтобы оставаться в России, мне там было реально интересно. Ну а потом всё так потихонечку сложилось, я подумал: «А чего бы и не поехать?»

Россия не такая, как Англия, она не интересуется собой, не ценит себя, не пытается себя узнать или переосмыслить на уровне нового времени. Поэтому то богатство культурного наследия, которое есть в России, не работает ни в плане туристических объектов, ни в плане самоуважения.

О том, что не нравится в современной России

Коррупция. Несвобода. Почитание власти.

Фото: Канал «вДудь»

О нефти и власти

Пока у нас есть ресурсы Сибири, мы можем заниматься косвенными модернизациями, не трогая главное, что нужно изменить. То же, что называется «нефтяное проклятие». В нулевые нас это, безусловно, затормозило. Поток нефтедолларов, хлынувших на нас, позволил остановить реформы страны: дальнейшую демократизацию, либерализацию и прочее. Те деньги, которые мы должны были получить, завершив свои реформы, мы получили от «нефтянки», не завершая реформ. Нулевые годы — это были годы незаработанных денег.

Сделали бы нормальную либеральную экономику, которая приносила бы нам деньги. Вот на этом бы и зарабатывали. Но мы её не сделали, потому что деньги у нас появились сами собой, мы «клад откопали».

О девяностых

Девяностые — это время более сложное, чем просто обнищание, катастрофы и т. д. Это время создания институтов, которые очень важны для нашей нынешней России и без которых мы не можем себе представить современную жизнь. В первую очередь, это институт частной собственности, которого не было до 1990-х, и институт выборов.

Разумеется, сейчас эти институты работают плохо, криво, но они есть, они уже легитимны в сознании общества. В девяностые главной задачей государства было создать эти институты, а не обеспечить благополучие народа, и, как ни странно, наше государство с этой задачей справилось. То есть в 1990-е был ещё и мощнейший созидательный тренд, и, когда мы в 1990-х видим только одну национальную катастрофу и не видим того, что было реально сделано, это большая ошибка перед историей.

Фото: Канал «вДудь»

О Путине

[Когда Путин на очередной срок пошёл], это меня не порадовало, это меня удручило. Но я уже понимал, в какую сторону мы движемся, и такой поступок президента был неизбежен.

Первый раз меня пригласили на какое-то мероприятие в Питере, это был 2004 год. Там было человек 40 приглашённых, среди них я был единственный не из Москвы и не из Питера. И мне было просто интересно посмотреть на Путина. Оказалось, что в реальной жизни он такой же, как в телевизоре.

Второй раз я поехал на более тесную встречу, там было человек 10 писателей, я поехал с конкретной целью. В то время в Перми я инициировал создание книжной серии «Пермь как текст». Мне местные власти выдали деньги на эту серию, и одной рукой финансировали, а другой разворовывали. Я начал орать, мол, наведите порядок, накажите воров, доиздайте книги. И решил съездить на встречу с Путиным, посчитав, что так я буду иметь больше веса. Но наши чиновники стойкие, их не поколебать такой ерундой, как президент. И ни к чему это не привело, серия так и осталась разворованной.

Об отчаянии

Было не отчаянье, а разочарование, когда я понял, что мы возвращаемся обратно в «совок». Это было так грустно, я думаю: «Вот, блин, всё опять возвращается на круги своя».

Я считаю, что нация всегда должна быть недовольна, даже самым идеальным государством, это норма существования. Не потому что власть плохая, потому что так положено в нормальном обществе. Если мы начинаем быть довольными, нам больше некуда развиваться. И своим образованием, своим моральным обликом, своим финансовым положением, в том числе и своей властью.

Со временем стало видно, что нации не нужна ни свобода, ни Европа, нужен Советский Союз.

Фото: Канал «вДудь»

О потерянных рукописях

Я не только сторожем работал, ещё и на бисквитной фабрике, это была работа замечательная, это как раз было в 1990-е годы. Я сначала сидел на вахте, мимо меня шли женщины, которые работали на этой фабрике, и выворачивали передо мной сумки, показывая, что они ничего с фабрики не украли. Мне было очень стыдно смотреть им в сумки, я отворачивался, и они заметили, что мальчик сидит очень хороший и можно что-нибудь вытащить. Они стали меня подкармливать, приносить всякие вкусности, я там как сыр в масле катался. В этой схеме я участвовал из деликатности, а не потому, что рассчитывал на какую-то прибыль.

Как раз в первой половине 90-х, когда я писал «Географа», я дважды терял рукопись. В первый раз я как раз работал сторожем, я оставил рукопись в ящике рабочего стола, уборщица увидела тетрадку, тетрадь исписанная, а исписанная — значит ненужная, ну и выбросила её на помойку, пришлось всё заново писать. А второй раз у меня её украли вместе с сумкой. И написал её в третий раз.

Я помню первый вариант, он был значительно короче. Всякий раз я делал его всё больше, больше и больше.

О «Сердце Пармы»

Я впервые приехал на северный Урал и удивился, что я вижу здесь мир из старинной русской сказки. Валуны, ели, обросшие мхами, общее ощущение эпичности, серьезности, холода. Я задумался — почему атмосфера русской сказки именно здесь, на севере Пермского края? Тогда я заинтересовался происхождением русского фольклора и выяснил, что во многом это перетолкованные на русский лад обрядовые практики и мировоззрение финно-угорских язычников, превратившиеся в русские сказки. Так я захотел написать роман о том, как из двух миров рождается русская земля.

Я читал работы историков, этнографов и географов. Организуется поход, на неделю-полторы, по какой-нибудь реке, и он захватывает несколько интересных территорий. Вот я и иду в этот поход, точнее — я его сам и организовываю.

Полностью интервью можно посмотреть на канале «вДудь»: