X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
15 сентября 2017
14 сентября 2017
13 сентября 2017
12 сентября 2017
11 сентября 2017

День коммуны: эпизод из томской эвакуации Пермского университета

6статей

Столетие для любого университета — предмет особой гордости. Наш столетний юбиляр Пермский университет, как полагается любому долгожителю, не только принимает поздравления, но и делится воспоминаниями. По заверениям сотрудников университета, в архивах и фондах университетского музея сохранилось огромное количество свидетельств минувшего века. Об интересных и странных находках университетских историков мы будем рассказывать в рамках совместного проекта «Звезды» и Музея истории ПГНИУ. Стихия университетской жизни редко становились известна обывателям за стенами «первого на Урале». Приоткроем эту дверь...

Фото: Музей истории Пермского университета

В конце октября 1919 года на Тоболе рухнул фронт адмирала Колчака. В эти дни значительная часть преподавателей Пермского университета находилась в белом тылу, в Томске. История томской эвакуации в общих чертах известна и в этой истории не так много радужных красок. Документы и воспоминания рисуют одинаково напряжённый труд и быт пермской диаспоры. Но в один из тех дней, когда наступление Красной армии в Сибири сделалось неотвратимым, пермяки в Томске гуляли праздник.

Профессиональные сообщества в часы совместного досуга склонны пародировать свой труд. Тот октябрьский вечер 1919 года стал бы лучшей иллюстрацией к упомянутой мысли. Всё здесь имитировало научную конференцию: «докладчики» вместо тостующих, обсуждение «докладов», выборы председателя, ведение протокола. Не столь удивительна форма, удивителен повод. С напускной серьёзностью протокол назовёт это «1-ым годичным заседанием коммуны». О коммуне стоит отдельно сказать пару слов.

Осенью 1918 года молодые биологи-преподаватели университета и несколько студентов сплотились в коммуну. Это был десяток людей 25-летнего возраста, среди них две девушки. Год данного события может ввести в заблуждение — создание коммуны не имело идеологической подоплёки. Коммуна строилась на простой идее выживания. Во-первых, так было проще вести домашнее хозяйство, поскольку все они жили по соседству в университетских «квартирах» и все они были холосты, что заставляло тянуться к домашнему уюту. Во-вторых, коллективными силами «коммунары» выменивали в деревнях картошку, что спасало их от голода.

За первый год существования коммуна стала чем-то большим, не только жилищно-бытовой ячейкой. Ровно об этом говорит круг гостей. На празднике, помимо «коммунаров», присутствовала профессура, включая японского учёного Х. Ишикаву (первого дарвиниста у себя на родине) и даже представители артистической среды. Тем вечером шутили о прожитом, об оставшихся в Перми, о распрощавшихся с холостяцкой жизнью, о приготовлении медицинских препаратов. Часть «официальная» сменилась беседой, затянувшейся, по свидетельству протокола, далеко за полночь. Таким оказался большой праздник маленькой коммуны.

Коммуна в томской эвакуации: Данини, Орлов, Таусон, Федотов, Беклемишев, Четыркина. Фото: Музей истории Пермского университета

Что они праздновали? Несомненно, год выживания. Коммуна родилась в красной Перми, годовщину встретила в белом Томске. Через двенадцать прожитых месяцев пролегла линия фронта, голод, эвакуация. Будущее в октябре 1919 года не угадывалось даже в контурах, лишь дружеский, почти семейный круг вносил уверенность в жизнь молодых биологов.

Шуточный протокол заканчивается определением исторической роли коммуны, «давшей возможность целому ряду ценнейших и активнейших работников Пермского университета просуществовать тяжёлый 1918 г. и, таким образом, сыгравшей выдающуюся роль в истории Пермского университета». Тогда автор не представлял, насколько пророческими окажутся слова, практически все члены коммуны станут профессорами, а двое, Ю. Орлов и П. Светлов, примерят академические мантии.

7 ноября 1916 г., Алексей Алексеевич Заварзин (слева) и его ассистент Юрий Александрович Орлов на первых занятиях только что открывшегося пермского отделения Императорского Петроградского университета. Фото: Музей истории Пермского университета

Информация о том странном празднике дошла до нас через руки трёх выдающихся учёных. Первый из них — биолог В. С. Порецкий, исследователь окаменелых микроводорослей. Жизнь его окажется недолгой (блокада, голод), но в тот октябрьский вечер 1919 года именно он составит протокол собрания. Следующие полвека этот протокол будет храниться среди бумаг профессора П. Г. Светлова, крупнейшего советского эмбриолога, который был избран председателем шуточной конференции.

Наконец, последним в удивительном ряду окажется академик Юрий Александрович Орлов, большой человек не только для советской палеонтологии, но и конкретно для Пермского университета. Юрий Александрович прошёл с университетом путь от основания до 1924 года, был свидетелем самых трудных лет. Будучи, по словам коллеги, «ценителем мемориальной археологии», Ю. А. Орлов не только оставил подробные воспоминания, но также вёл переписку с многочисленными друзьями молодости, собирая фрагменты их памяти о Пермском университете. Именно таким путём из бумаг Светлова был получен этот протокол. Ныне документ хранится среди прочих ценных свидетельств у наследников Ю. А. Орлова в Москве.

Юрий Александрович Орлов Фото: Музей истории Пермского университета

***

Томск перейдёт в руки красных через два месяца после памятного вечера. В феврале 1920 года университет возвращался в Пермь.

А. А. Заварзин — гистолог, профессор кафедры гистологии и эмбриологии, декан медицинского факультета Пермского университета, в 1918-1922 гг. заведовал биологической станцией при университете, в 1921-1922 годах был первым директором Биологического НИИ. Фото: Музей истории Пермского университета

На полпути профессор А. А. Заварзин (научный руководитель всех «коммунаров») отправит супруге письмо. Упоминая общих знакомых, он восхитится, что «за этот год создалась новая порода людей». Профессор Заварзин занимался вопросами эволюции, не разбрасывался такими словами.